• USD 40.4
  • EUR 43.2
  • GBP 51.1
Спецпроекты

Сотрясение основ. Что означает для Москвы объединение береговой обороны Финляндии и Эстонии

Дело не только в лучшей возможности блокировать Балтийский флот. Ослабление позиций на Балтике в перспективе вызовет в России внутренний эффект домино

Финский корвет "Ханко"
Финский корвет "Ханко"
Реклама на dsnews.ua

Министр обороны Эстонии Ханно Певкур в интервью газете Iltalehti поделился планами объединения в единую систему финских и эстонских противокорабельных ракетных батарей, нацеленных на Финский залив. Договоренность об их интеграции была достигнута на встрече Певкура с его финским коллегой, Антти Кайкконеном. То, что Финляндия находится только в процессе вступления в НАТО, не мешает ей уже сейчас реорганизовывать свою береговую оборону.

Незачем вам тут плавать

Единая береговая оборона под общим командованием будет эффективнее двух отдельных, финской и эстонской. Эстонцы имеют на вооружении израильские ракеты Blue Spear, с дальностью 290 км. Финны — МТО 85М, с дальностью чуть более 100 км. Это позволит береговой обороне двух стран контролировать весь Финский залив.

Конечно, в мирное время российские военные корабли смогут проплывать по заливу в Балтику, и обратно в Кронштадт, даже под прицелом эстонских и финских ракет. Но вопрос о том, сколько осталось мирного времени, открыт – а в случае его окончания российские плавания по Финскому заливу будут немедленно прекращены. 

Певкур заявил, что после присоединения к НАТО Финляндии и Швеции Балтийское море стало внутренним морем НАТО, и нехай щастить, в том смысле, что флот РФ в нем теперь лишний. А журналист, бравший интервью у Певкура, напомнил, что финны и эстонцы уже планировали совместную береговую оборону в 1930-х годах, но не имели тогда подходящих союзников. А теперь такие союзники у них есть, это США и Великобритания, две военные сверхдержавы, принявшие обязательство распространить на Финляндию и Швецию, на весь срок их вступления в Альянс, действие статьи 5 его Устава, согласно которой нападение на любого члена Альянса равнозначно нападению на весь Альянс.

Ничего нового Певкур не сказал — лишь прошелся по больным российским мозолям. Все сказанное им было вполне очевидно: объединение береговых оборон Финляндии и Эстонии логично и неизбежно, а Финский залив и сегодня контролируется НАТО чуть более, чем полностью. Помимо береговой обороны Певкур упомянул и план развертывания в Эстонии полноразмерной сухопутной дивизии НАТО; введение в действие нового плана обороны Балтии с Финляндией как единого целого; подчеркнул, что России нельзя доверять и нужно крепить армию, в связи с чем Эстония закупит новое оружие на 800 миллионов евро: противотанковые и противокорабельные ракеты, а также знакомые россиянам "Хаймарсы". Обсуждаются закупка нового ракетного комплекса средней дальности и новых зенитных ракет, ну, а Финляндия уже приняла решение о закупке американских истребителей F-35, и Певкур похвалил финский выбор. Общий вывод интервью: Эстония – безопасная страна, именно потому, что НАТО сильнее России во всех отношениях. А если Москва рискнет напасть, то получит по зубам еще сильнее, чем получает сейчас в Украине.

Но, даже не сказав ничего нового, Певкур изложил в одном блоке вещи, крайне неприятны для Кремля, чем и вызвал в России нервный лай.

Реклама на dsnews.ua

"Нас никто не победит"

Лай тоже вышел привычным. Российские эксперты сообщили, что корабли РФ будут сопровождать другие корабли прикрытия, с современными системами ПВО и ПРО, так что эстонско-финская береговая оборона для них не преграда. Зато Россия усилит военное присутствие на северо-западном направлении и разместит там длинный список вооружений, которые у нее, якобы, есть: ракетные комплексы "Бал" и "Бастион" с ракетами "Оникс", а также "Искандеры". Правда, "вторая армия мира" от безысходности уже использует в Украине зенитные С-300 по наземным целям, но об этом эксперты промолчали. Зато глава бюро военно-политического анализа RT Александр Михайлов кичливо заявил, что "Никому не хватит ума препятствовать ракетно-ядерной державе, обладающей таким флотом, как российский", и экипаж подводного крейсера "Москва", а также буряты, бравшие Киев за три дня, молча кивнули с того света. На чем, собственно, обсуждение и закончилось. А зря. Потому, что до самого интересного оно не дошло.

Между тем, по мере того, как ВСУ перемалывают российскую армию, давление на Россию, все более слабую и беззубую, нарастает со всех сторон. В самой же России скрытая мобилизация докатилась уже до больших городов: так, жителям "культурной столицы" стали массово рассылать повестки в военкомат. Но перспектива умереть, сражаясь с "украинскими нацистами", едва ли вдохновит даже самых отмороженных невских патриотов. Дополнительным фактором, снижающим их моральный дух, станет невозможность затариться "в финке", к чему расчленинградцы за последние лет 15 привыкли. Пустой желудок в сочетании с необходимостью передвигаться зигзагами и проходными дворами, избегая встреч с сотрудниками военкоматов и полицией, создадут весьма мрачный эмоциональный фон.

Преодолевать его Москва будет единственным доступным ей способом: наращивая милитаристскую истерию. Но, по другую сторону границы, в Финляндии и странах Балтии, эта истерия, в сочетании с очевидной слабостью России, будет способствовать пробуждению исторической памяти. Вспомнить же финнам и эстонцам есть чего, и немало. К примеру, эстонцы обязательно вспомнят предысторию аннексии 1940 года, начавшуюся в сентябре 1939, когда СССР вынудил три страны Балтии заключить договоры о размещении на их территории советских военных баз. Вспомнят они и о том, почему Финляндия сумела выстоять, хотя и ценой огромных потерь, а балтийские республики на полвека утратили независимость. Главных причин было две. Первая: Финляндия в меньшей степени подверглась русской колонизации в составе РИ, а обретя независимость, повела себя жестче в отношении русского населения. Причем, большинство "невинно пострадавших" русских пострадали как раз за дело. Точнее, за дела, несовершенные ими в будущем, поскольку, оставленные в покое, они стали бы почвой для московской пятой колонны, что и случилось в трех балтийских странах. А во-вторых, в 1930-е годы, Финляндия была демократической, но на твердой национальной основе. Этот сплав демократии и национального патриотизма и позволил финнам выстоять против имперского интернацизма СССР. А авторитарные правители Эстонии, Латвии и Литвы побоялись народного подъема, который мог обернуться не только против советских агрессоров, но и против них самих. Опасаясь за свою власть, они пошли на соглашательство с московскими интернацистами, за что жестоко поплатились.

Очевиден и исторический урок, следующий из этого: перед лицом новой волны русской угрозы странам Балтии нужно брать пример с Финляндии, и крепить демократию, но именно национальную. То есть, гнать местных русских пинками и погаными вениками в Россию, как потенциальных предателей или, по меньшей мере, прижать их так, чтобы они не смели пикнуть. И, только очистив общество от ненадежных элементов, крепить в нем, оздоровленном, демократические институты.

До 24 февраля такой подход вызвал бы упреки со стороны той части Европы, у которой нет опыта тесного взаимодействия с россиянами. Но времена с тех пор сильно изменились, и продолжают меняться. Следом за вступлением в НАТО Финляндии и Швеции в Европе крепнет понимание того, что обходиться с русскими по-хорошему нельзя, себе дороже выйдет. Пока что речь идет только о претендентах на шенгенские визы, не имеющих паспортов ЕС. Но это пока.

Ситуация будет развиваться по нарастающей, и до обладателей шенгенского гражданства тоже дойдет очередь. Это неизбежно, поскольку в той же Эстонии, благодаря интенсивной советской колонизации, русскоязычных оказалось целых 40% населения. Правда, судя по опросам, Россию из этих 40% поддерживает только 4,8%, а 16% — за Украину. Но цифры неустойчивы, в марте их было поровну, по 8,8%. И, еще: если из 40% — 4,8% за Россию и 16% за Украину, то за кого остальные 19,2%? Это совсем немаленькая цифра, достаточная для попытки путча, способного выбить Эстонию, пусть даже на время, из оборонной цепи НАТО. И это время будет выбрано Москвой — и будет для НАТО самым неподходящим.

Иными словами, коль скоро Кремль поставил русских перед дилеммой "быть агрессором либо не быть русским", то окончательное решение русского вопроса для стран Балтии – вопрос выживания. Варианты мирного сосуществования, компромиссов и оттяжек исчерпаны. Русских в Балтии не должно быть совсем. Равно как и в Финляндии. Равно как и в Украине, и во всех бывших советских республиках, не желающих возврата назад в СССР — это уже к слову.

Речь, конечно, не идет о крайностях, но вопрос, тем не менее, встанет жестко: либо отъезд в Россию, либо абсолютная лояльность, подразумевающая твердую антироссийскую позицию. А такая позиция возможна только на основе полной интеграции в коренное большинство, осознающее преступную роль России и русских в их истории, или, как минимум, ценой отказа от русской самоидентификации. То есть, уже не русские, но и не эстонцы, если речь об Эстонии, а некая третья община. Порабощенная русскими, забывшая в силу этого свой язык, и говорящая на русском языке (конечно, и эстонский знающая, без этого никак). Но — не русские, а другие. Ингерманландцы, к примеру.

Реальное происхождение этой третьей общины не будет иметь большого значения. В Советской России было не сыскать потомка дворян, а в пост-СССР после 1991 все вдруг стали выводить себя прямо от Рюриковичей, кроме тех, кто нашел еврейских предков. И, собственно, на здоровье, докапываться до правды в таких случаях и не нужно. Речь идет не о выверенных фактах, а о гражданском выборе: прочь от России. Причем, не только от современной РФ, но от России вообще, на всем ее историческом протяжении. А как этот выбор будет оформлен – дело уже десятое. Ингерманландцы ли, удмурты, как покойный Разин, или любой другой народ, подвергшийся русификации. Или даже союз порабощенных русскими, а ныне освобожденных, в границах свободной Эстонии (Литвы, Латвии, Молдовы, Украины) народов, ставших гражданами этих стран. Дело облегчается тем, что при желании любой формально русский отыщет у себя вполне реальных нерусских предков, поскольку "русские" – этническая химера.

Сможет ли Россия не реагировать на такие процессы в сопредельных странах? Нет, не сможет, поскольку молчание на фоне жалоб и плачей сухого осадка, пожелавшего остаться русскими/ имперскими/ советскими людьми любой ценой, взорвет ее изнутри. Ничем, кроме угроз военной силой, Москва в таких ситуациях оперировать не умеет. А значит, рано или поздно она столкнется с тем, что ее Балтийский флот, в ответ на угрозы, запечатают в Невской губе.

Ничего решительного ракетно-ядерная держава, обладающая таким флотом, как российский, в ответ не предпримет, как не предпринял ничего очень решительный Китай, столкнувшись с визитами американских конгрессменов на Тайвань, которые приобрели уже постоянный характер. В составе "коллективного Путина" нет самоубийц, и Москва в очередной раз утрется, выдав поражение за успешную оборону в крепости, обложенной со всех сторон.

Бегом из русских

Все эти шаги: объединение береговой обороны Финляндии и Эстонии, давление на русскоязычное население сопредельных с Россией стран как на потенциальную пятую колонну, реакция на него в России, рост напряженности и, наконец, взрыв – элементы одного, исторически неизбежного процесса. Архаичная Московия, неизменная со времени Ивана III, уже неспособна вписаться в современный мир, и мир начал избавляться от нее. Иной вопрос, что разные части мира стараются при этом не упустить своей выгоды. Но это не меняет общей тенденции, и Россия в финале испортит отношения со всеми соседями, включая Турцию и Китай, которые сейчас укрепляют зависимость Москвы от них — с тем, чтобы потом диктовать ей свои условия. Это и в самом деле очень выгодно экономически: оказаться в числе последних стран, с которыми рассорится Кремль. Правда, позволить себе такое могут только государства, в которых русская пятая колонна лишена реального влияния.

Но финал в любом случае предопределен, и неизбежен. Московия-Россия исчерпала варианты догоняющего развития, а другого она никогда не знала. Ордынская провинция, ставшая независимой благодаря распаду метрополии, и слепленная из обломка самой задней части Орды в виде принципиально не поддающегося реформированию государства, Московия догоняла сначала европейский феодализм, затем – европейский капитализм, но всегда без особого успеха. Заимствуя на Западе его достижения, она не могла ни развивать их, ни даже качественно воспроизводить, ограничиваясь понтами и внешними имитациями. Да, в силу стечения многих обстоятельств Россия сильно разожралась, захватывая сопредельные территории, на которые, по разным причинам, не могли претендовать более развитые страны. Но и эти приобретения не шли ей впрок. Отставание России — техническое, социальное и мировоззренческое, постоянно усугубляясь, и дошло сейчас до черты, за которой само ее существование стало уже невозможным. Конечно, многие куски архаичного русского чудовища достанутся, при его разделе, другим архаичным режимам. Но все-таки менее архаичным, чем московский, и, потому, способным просуществовать еще какое-то время.

Но грядущий распад России не будет мгновенным. Начавшись с окраин, и двигаясь к центру, он будет ставить русских, оказавшихся в его зоне, перед выбором, похожим на тот, который до них придется сделать русским в сопредельных с Россией странах. Правда, охотников бежать вглубь "Русского мира", либо удерживать его границы, будет все меньше. Московия к тому времени превратится в осажденную крепость уже на деле, а не в методичках пропагандистов, и это состояние будет становиться все более неприятным для ее обитателей. Тропинок для обхода изоляции будет все меньше, условия их использования все жестче, а спрос на пушечное мясо для войн по периметру будет расти. И тогда в сопредельные страны побегут уже не отдельные обыватели, а целые территории, жители которых, стремясь выжить, внезапно откроют для себя свою нерусскую идентичность.

Россия при этом будет сжиматься, как шагреневая кожа. Стремясь компенсировать потери, ее пропаганда станет лихорадочно записывать в "русские" самые отсталые, нищие, необразованные, вырождающиеся и, безусловно, не европейские народы, из числа населяющих ее, и переписывать историю, объявляя РФ наследницей уже не "Руси", Новгородской или Киевской, а Орды. Но и это лишь ускорит российскую деградацию — что, собственно, и происходит уже сегодня. Дерусификация РФ неизбежна, и в первую очередь ею будут утрачены выходы к морям, начиная, вероятно, с Балтийского. На какое-то время исключением станет разве что побережье Северного Ледовитого океана, хотя и там экономические зоны РФ сильно урежут.

Словом, все самое интересное только начинается. Общая береговая оборона Эстонии и Финляндии — лишь один из первых шагов на этом пути. 

    Реклама на dsnews.ua