• USD 28.2
  • EUR 33.3
  • GBP 36.5
Спецпроекты

В борьбе против тирании Китая. Станет ли Россия союзником США

Власти США призывают объединиться в борьбе с "глобальной тиранией" Поднебесной. Кремлю выгодно переключение внимания американцев с Москвы на Пекин

Фото: Shutterstock
Фото: Shutterstock
Реклама на dsnews.ua

Англоязычный оригинал статьи доступен на сайте Institute for Security and Development Policy

В конце июля госсекретарь США Майкл Помпео призвал мир сплотиться против новой угрозы – «глобальной тирании» Китая. В своей речи в президентской библиотеке имени Ричарда Никсона в калифорнийском городе Йорба-Линда он высказал идею о создании нового альянса демократических государств для противодействия Китаю, и не исключил привлечения России к такому союзу. В свою очередь, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что Москва не намерена вступать в подобный альянс. Он подчеркнул, что КНР является союзником и партнером России, и Москва «не дружит против кого-то».

Действительно, в своей публичной риторике российские официальные лица неоднократно критиковали ужесточение американской политики по отношению к Китаю. С другой стороны, российские эксперты поддерживают точку зрения тех американских аналитиков, которые считают главным противником и конкурентом Соединенных Штатов именно Китай, а не Россию. «Переключение» внимания американцев с Москвы на Пекин, очевидно, выгодно Кремлю. Однако это не значит, что Россия станет союзником Соединенных Штатов в части сдерживания китайской угрозы. И этому есть несколько причин.

Политика и экономика союзников

Во-первых, определенная схожесть авторитарных режимов Китая и России создает для двух стран благоприятные условия для сотрудничества в ряде важных политических вопросов, и в последние годы такое сотрудничество действительно активно развивается. К примеру, КНР последовательно поддерживает Москву в ее позиции относительно сирийского конфликта. В конце февраля текущего года Китай поддержал Россию на экстренном заседании Совбеза ООН по ситуации в Идлибе, а в прошлом месяце Китай и Россия совместно заблокировали резолюцию Совбеза ООН о поставках гуманитарной помощи в Сирию и так далее.

Возможно, данная солидаризация Пекина с позицией Москвы объясняется тем, что подобные действия не влекут для Китая каких-либо серьезных политических или экономических рисков, однако дают КНР право ожидать от России ответной помощи – к примеру, поддержки политики Китая в отношении Гонконга. Такая поддержка действительно имеет место, по крайней мере, на уровне отдельных российских чиновников. Так, советник руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Михаил Маркелов поддержал китайский закон о безопасности Гонконга.

«Закон никак не противоречит системе прав человека. Он направлен на защиту собственного населения от вмешательства извне. Он даст КНР возможность бороться с разведсообществами и шпионами, которые пролезают в Гонконг и подрывают мощь Китая. Это – защита собственных интересов», – заявил он.

Реклама на dsnews.ua

Экономическая зависимость России от Китая также велика. В 2018 г. товарооборот двух стран вырос на 27,1% и превысил $107 млрд. За первые два месяца текущего года он вырос еще на 5,6%. Конечно, далеко не все в российских элитах готовы полностью оказаться в экономической орбите Китая. Но также очевидно, что и отказаться от экономического партнерства с КНР Россия на данный момент не может, более того, это партнерство постоянно углубляется.

Расширение сотрудничества по информационной безопасности

Помимо перечисленных вопросов, в последние годы резко увеличилось сотрудничество России и Китая в части информационно-коммуникационных технологий. Еще в 2015 г. министерство связи и массовых коммуникаций РФ опубликовало отчет о совместном заседании Подкомиссии по связи и информационным технологиям Российско-Китайской Комиссии.

«Участники заседания обсудили вопросы сотрудничества в области электросвязи, информационных технологий и сетевой безопасности, почтовой связи, а также эффективного использования радиочастотного спектра и координации в использовании радиочастот в приграничных районах России и Китая», – говорится в сообщении.

В июне 2019 г. на сайте президента России появилось «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о развитии отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху». Одними из мер расширения сотрудничества в области безопасности документ называет «расширение контактов по вопросам международной информационной безопасности».

Также стороны договорились «укреплять обмены в области законодательного регулирования деятельности в информационном пространстве, совместно продвигать принцип управления информационно-телекоммуникационной сетью «Интернет» в соответствии с международным правом и внутригосударственными нормативно-правовыми требованиями». Речь в данном случае идет не только о кибербезопасности, но и о регулировании контента сайтов, в том числе блокировки нежелательных ресурсов.

Вскоре после подписания заявления руководитель "Роскомнадзора" встретился с главой Канцелярии Китая по вопросам кибербезопасности. Как сообщается в официальном пресс-релизе, «на мероприятии обсуждались вопросы двустороннего сотрудничества по применению государственного регулирования в сфере инфо-коммуникационных технологий». Российские эксперты в области кибербезопасности неоднократно отмечали, что усиление цензуры и цифрового контроля становится одним из главных приоритетов российских властей, и очевидно, что Кремль заинтересован в том, чтобы заимствовать китайский опыт в этой сфере.

Россия и Китай: партнер или конкурент?

Конечно, в отношениях России и Китая, как и в отношениях любых других стран, существуют свои противоречия и разногласия. В политическом плане, к примеру, КНР не спешит признавать аннексию Крыма по вполне понятным причинам: имея собственные проблемы в Южно-Китайском море, Пекин на международном уровне строго придерживается принципа территориальной целостности. Как отмечается в публикации Московского Центра Карнеги за 2015 год, Китай продолжает настаивать на своих правах почти 90% акватории Южно-Китайского моря в пределах так называемой девятипунктирной линии.

При этом вьетнамская дочерняя компания «Роснефти» Rosneft Vietnam BV осуществляла бурение в той части Южно-Китайского моря, которую Китай считает своей, без какого-либо согласования с Пекином. В 2018 г. это вызвало официальную негативную реакцию представителя МИД Китая Лу Кана, который заявил, что «никакая страна, организация, компания или физическое лицо не может заниматься нефтегазовой разведкой или разработкой месторождений в китайских водах без разрешения Пекина».

Еще одной конкурентной зоной в отношениях Москвы и Пекина стала Центральная Азия. В сентябре прошлого года российские СМИ признали, что Россия теряет позиции в Центральной Азии и на Кавказе. По их словам, хотя большинство государств в регионе по-прежнему во многом зависит от Москвы, значение Китая как торгового партнера и источника инвестиций в регионе заметно возрастает. К примеру, Казахстан, Киргизия и Узбекистан являются частью китайской инвестиционной программы «Один пояс и один путь», а Армения, Грузия, Туркменистан, Таджикистан и другие страны стремятся к развитию тесных связей за пределами бывшего советского блока.

Китай – самый ценный поставщик прямых иностранных инвестиций, тогда как российское присутствие в этой сфере, как правило, невелико и сокращается в крупных экономиках региона, отмечается в материале. «Россия проигрывает в этой сфере международным нефтяным компаниям, включая Shell (Нидерланды), British Petroleum (Великобритания) и Chevron и ExxonMobil (США)», – признают авторы статьи.

Однако, несмотря на перечисленные разногласия, сотрудничество России и Китая в экономической сфере, и в первую очередь – в области «информационной безопасности» на данный момент так велико, что сложно предположить, что Москва будет готова пожертвовать им ради сближения с Соединенными Штатами. Не менее сложно представить себе и само это сближение, учитывая, что антиамериканский дискурс является ключевым элементом российской не только внешней, но и внутренней политики, в первую очередь – внутренней пропаганды.

Парадоксально, но даже сегодня, когда высокопоставленные сотрудники администрации Дональда Трампа называют Китай, а не Россию основной угрозой для Соединенных Штатов, антиамериканский накал в российской политической риторике звучит сильнее, чем у их китайских коллег. Поэтому сближение Москвы и Вашингтона будет возможно, похоже, только в случае серьезных политических изменений в самой России, в частности, отказа от нынешнего авторитарного курса и нацеленности на конфронтацию с Западом.

    Реклама на dsnews.ua