Экономика

Как отобрать кредиты у своих

Для снижения веса инсайдерских займов в банковской системе финучреждениям необходимо увеличить регулятивный капитал почти на 29 млрд грн.

Светлана Слесарук

Национальный банк Украины поторапливает подопечных со снижением объема инсайдерских кредитов (займов, выданных компаниям, связанным с акционерами банков). Как рассказали "ДС" в пресс-службе ведомства, к 1 марта 2016 г. на согласование правлению НБУ будут поданы планы банков из группы топ-10. В них расписано, каким образом банки будут снижать уровень кредитования связанных лиц и приводить норматив Н9 в соответствие с требованием регулятора (Н9 — норматив максимального размера кредитного риска по операциям со связанными лицами — должен составлять не более 25% регулятивного капитала банка). Банки из второй десятки обязаны подать НБУ аналогичные планы месяцем позже — к 1 апреля. К 1 мая эти документы будут переданы на согласование правлению Нацбанка. Остальные финучреждения должны справиться с этой работой до 1 июня и до 1 июля соответственно. Полное согласование планов банков планируют завершить к декабрю 2016 г. Во всяком случае, такой срок установлен в проекте Меморандума об экономической и финансовой политике Украины и МВФ. На то, чтобы снизить кредиты инсайдерам до допустимого уровня, у банкиров будет почти три года.

Банки прячут инсайдеров

По состоянию на конец 2015 г. норматив Н9 в целом по системе достигал 31,19% при положенных 25%. При этом общий регулятивный капитал банков составлял 116,2 млрд грн. Несложно подсчитать, что для уменьшения объема инсайдерских кредитов с помощью увеличения регулятивного капитала банкам необходимо было бы влить в систему около 29 млрд грн.

По итогам третьего квартала прошлого года из группы банков топ-10 показатель Н9 нарушал только Приватбанк — в его  отчетности значение этого норматива указано 45,23% (это свыше 10 млрд грн.). Между тем Приватбанк входит в группу сберегательных банков (более 50% его пассивов — это вклады населения), поэтому условия кредитования связанных лиц для него гораздо строже. Согласно Постановлению НБУ №368 для сберегательных банков Н9 должен быть не выше 10%. А это значит, что при текущем уровне инсайдерских кредитов размер регулятивного капитала банка должен быть гораздо больше заявленного (на конец третьего квартала — 22,2 млрд). В своей отчетности Приватбанк указывает, что увеличение показателя обусловлено рядом факторов, среди которых рост курса валют и работа с проблемными кредитами посредством выкупа залогов на аффилированные с банком компании.

Эксперты считают, что реальный объем инсайдерских кредитов в системе на сегодня гораздо больше, чем показывает официальная статистика. По оценкам директора финансового департамента РА IBI-Rating Анны Апостоловой, не менее 60—70% выданных банковских кредитов — это финансирование связанного бизнеса. В свою очередь, член Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран говорит, что точную цифру назвать невозможно.  "Отследить абсолютно все инсайдерское кредитование нельзя. Спрятать связанное лицо через многоуровневую систему собственности достаточно просто, существует масса схем, а физически провести аудит каждой фирмы невозможно. Поэтому если банк решит выдать такой кредит на разумных условиях, то НБУ может и не узнать об этом", — утверждает Шапран.

Однако после установления собственников финучреждений регулятору стало проще отследить кредитование связанных лиц. К тому же НБУ ориентируется на условия выдачи кредита: как правило, для своих они гораздо мягче рыночных. Если заем имеет признаки аффилированности, регулятор может затребовать у банка обоснования для выдачи такого кредита — проверить все документы об условиях выдачи ссуды и даже направить куратора в банк.

Госбанки тоже нарушают

По оценкам аналитиков практически все банки сознательно занижают показатель Н9. "Если говорить о банках с украинскими акционерами, реальная доля аффилированого финансирования в них достигает  70-75%", — утверждает банкир, пожелавший остаться неназванным. Довольно условными являются и показатели госбанков.

Дело в том, что постановление НБУ №314 позволяет им кредитовать предприятия, в которых государство имеет долю свыше 50%, практически без ограничений. Аудиторы считают такое кредитование условно аффилированным

Например, по данным руководителя аналитического отдела ИК Concorde Capital Александра Паращия, в Ощадбанке по итогам двух кварталов прошлого года доля кредитов госкомпаниям в общем портфеле достигала 26%. А если говорить об общей доле государственных обязательств в активах банка (включая гособлигации, муниципальные облигации и ценные бумаги госкомпаний), то она была под 45%. У Укрэксимбанка аналогичные показатели за тот же период составляли 20 и 49% соответственно. По мнению Анны Апостоловой, для госбанков должны быть прописаны отдельные ограничения по кредитованию связанных лиц. "Сейчас мы видим, что из-за неэффективной кредитной политики госбанков государство вновь и вновь вынуждено их докапитализировать. Это свидетельство того, что система работает неправильно", — считает Апостолова.

Планомерное увеличение количества инсайдерских кредитов можно объяснить тем, что законодательство по защите прав кредиторов полноценно не работает. Поэтому банки предпочитают кредитовать не посторонних заемщиков, а родственные структуры, которые гарантируют возврат средств. "С точки зрения риск-менеджмента банку действительно проще дать кредит, даже на рыночных условиях, аффилированной компании. Но переизбыток такого кредитования увеличивает риски всей бизнес-группы", — комментирует Александр Паращий. Именно злоупотребление инсайдерскими кредитами погубило такие крупные банки, как "Финансы и кредит" или Укрпромбанк, да и многие другие финучреждения. К тому же именно с помощью кредитования связанных лиц собственники проблемных банков мгновенно выводят активы. В результате страдают рядовые вкладчики-физлица. "В банковской системе существует закономерный перекос: не менее 60% привлеченных банками средств — это вклады населения, тогда как около 65% всех выданных займов — это кредиты юридическим лицам. Вот и получается, что за счет депозитов физлиц у нас финансируются предприятия", — объясняет Анна Апостолова. Это создает дополнительные риски в системе и своеобразную дыру в ликвидности банков.

Инсайдерское кредитование имеет право на жизнь, но в разумных рамках и с жесткими ограничениями. "Возможно, разумно ввести четкие критерии для таких банков, разрешить определенные объемы выдачи инсайдерских кредитов, но ограничить их в праве привлекать депозиты физлиц, обслуживать компании госсектора и пользоваться межбанковским рынком", — говорит Александр Паращий. Но для этого потребуется серьезная реформа в системе банковского надзора. К тому же мелкими ограничениями всегда легче манипулировать. Поэтому НБУ рискует потонуть в судебных разбирательствах с банками.

Как кредиторы избавляются от инсайдерских займов

Нарастить капитал — не единственный способ избавиться от инсайдерских кредитов. По словам исполнительного директора Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) Елены Коробковой, банки могут воспользоваться несколькими вариантами. Например, фиксировать задолженность на определенную дату и уменьшать ее за счет плановых погашений кредита связанными лицами. Либо потребовать вернуть кредиты досрочно. При этом банк может продолжать выдавать кредиты инсайдерам, но лишь в рамках норматива Н9 и лишь в том случае, если это предусмотрено в программе, подписанной регулятором.

Другой вариант уменьшения задолженности — замена залога на денежное обеспечение, которое учитывается при расчете размера кредитного риска. "Наиболее эффективным способом уменьшения задолженности является, конечно, увеличение регулятивного капитала или замещение залога по кредиту денежным обеспечением. Но банки, скорее всего, будут применять комбинированный подход, который будет включать разные методы", — резюмирует Елена Коробкова.