Экономика

Каникулы по-американски

1 октября США впервые за последние 17 лет начали новый финансовый год без государственного бюджета. Сверстать его вовремя помешали разногласия между в

1 октября США впервые за последние 17 лет начали новый финансовый год без государственного бюджета. Сверстать его вовремя помешали разногласия между властью и оппозицией по президентской реформе системы здравоохранения. По подсчетам администрации Барака Обамы, реализация этой инициативы уменьшит расходы американцев на медицину и обеспечит всем гражданам доступную страховку.

Но для этого необходимо повысить налоги зажиточным американцам и существенно увеличить расходы бюджета, что неизбежно приведет к росту дефицита и без того проблемной казны США. И пока демократы во главе с Обамой спорят с республиканцами, около миллиона работников правительственных служб остаются без зарплаты, а государство теряет по $300 млн в день, рискуя в ближайшие недели оказаться в преддефолтном состоянии.

У него есть мечта

Проведение комплексной медицинской реформы в США было одним из ключевых предвыборных обещаний Барака Обамы еще в ходе избирательной кампании 2008 г. Это, помимо всего прочего, позволило ему выиграть выборы в 2008 г. и обеспечило второй президентский срок в 2012-м.

Еще до первой победной избирательной кампании команда Демократической партии посчитала, что примерно 47 млн американцев, или почти 15% трудоспособного населения, не обеспечены медицинскими страховками.

При этом стоимость медицинских услуг в стране настолько высока (и продолжает стремительно расти — на 6,2% в год), что за бортом действующей системы здравоохранения вскоре может оказаться еще больше граждан. Ведь уже сейчас счета за лечение становятся причиной банкротства физических лиц более чем в половине случаев.

Среднестатистический гражданин США вынужден выкладывать почти $400 из примерно $2100 ежемесячной заработной платы на медицинскую страховку. В целом же по стране расходы на медицину составляют 16% ВВП (или более $2 трлн), что в среднем на 6% больше, чем аналогичные затраты любого другого развитого государства.

Поэтому вполне естественно, что первый чернокожий президент США, опирающийся преимущественно на бедные слои населения, решил взяться за кардинальные преобразования в медицинской сфере. Барак Обама предложил установить жесткий государственный контроль над рынком медицинских услуг (сейчас здесь практически на 100% тон задают частные компании).

Кроме того, лидер демократов выступил за установление нижнего и верхнего пределов стоимости медицинской страховки (3–9,5% от доходов граждан), создание специальных центров их продаж (сегодня на многих предприятиях полисы для сотрудников выбирает работодатель) и поддержал запрет на отказы в продаже страховки уже заболевшим людям.

Тем же американцам, которые не смогут приобрести медицинский полис самостоятельно, Обама пообещал покрыть около 90% его стоимости.

Не сошлись идеологиями

Такая щедрость неизбежно потянет за собой рост бюджетных расходов: за десять лет американской казне придется выложить около $1 трлн. И президентская администрация надеется частично компенсировать эти затраты запланированным повышением налогов для компаний медицинской сферы (для производителей оборудования введут налог в размере 2,3% от полученных доходов), зажиточных американцев (увеличение подоходного налога с 25 до 30% для домохозяйств с доходами более $1 млн в год), а также табачных компаний (федеральный налог на пачку сигарет вырастет с $1,01 до $1,95).

Кроме того, команда Барака Обамы уверена, что потраченные на реформу средства окупятся за счет роста рынка медицинского страхования. Ведь новые правила обязывают приобретать полисы всех. В противном случае придется заплатить штраф. Такие же санкции ждут и компании, которые не захотят продавать страховки потенциально невыгодным клиентам (имеющим хронические заболевания или людям преклонного возраста).

Кроме того, стратегия реформы прогнозирует создание 300–400 тыс. новых рабочих мест в отрасли. Хотя последствия реформы не исключают и серьезный негативный эффект: инвесторы могут охладеть к медицинской отрасли из-за появления жесткого контроля государства, а также повышения налогов. Это в итоге лишь ухудшит качество лечения американцев, тем более что как раз гарантии улучшения качества медицинских услуг в стратегии реформы не прописаны.

На эти недостатки и обращают внимание республиканцы, отказавшиеся поддержать проект бюджета, который должен был запустить финансирование медицинской реформы демократа Барака Обамы. Оппоненты власти акцентируют внимание и на том, что инициатива президента, обязывающая американцев страховать свое здоровье, нарушает их право выбора.

Хотя Верховный суд страны, рассмотревший соответствующий проект в 2012 г., не нашел в этой новации ущемления свобод граждан. В действительности же Республиканскую партию США традиционно интересуеют лишь соблюдение прав зажиточной части страны, которая вынуждена будет раскошелиться на грядущую реформу.

Призрак дефолта

Общественное мнение сейчас явно не на стороне республиканцев. Проведенный CNN опрос американцев показал, что в начавшемся бюджетном кризисе население винит именно их. Такое мнение высказали 46% респондентов, тогда как на Барака Обаму и его соратников-демократов возложили ответственность за сложившуюся ситуацию 36% опрошенных. Что вполне естественно, ведь рядовые граждане надеются, что инициированная президентом реформа снизит их расходы на медицину.

Таким образом, Республиканская партия и ее сенаторы в Конгрессе оказались в патовой ситуации. Уступив сейчас политическим оппонентам и проголосовав за вариант государственной сметы демократов, они помогут им заработать электоральные дивиденды. Если же и дальше будут держать бюджетную блокаду, рискуют понести еще большие политические потери. Ведь отсутствие главного финансового документа страны уже и так отправило в вынужденный неоплачиваемый отпуск от 700 до 850 тыс. служащих правительственных структур по всей стране.

По данным консалтингового агентства IHS Inc., такие каникулы обходятся США в $300 млн в день. По оценкам финансовых аналитиков, экономика США в условиях длительного "шатдауна" сможет потерять 1% ВВП до конца ноября и 2% ВВП, если это состояние продлится до новогодних каникул.

А это немало на фоне годовой динамики роста национального продукта в 1,7%. Но главная проблема страны в сложившейся ситуации в том, что уже сейчас государственный долг США приближается к отметке в $17 трлн (при установленном лимите в $16,7 трлн). И если в ближайшие дни бюджет так и не будет принят, то уже 17 октября страна окажется на гране дефолта.

О реакции финансовых рынков

Дарья Желаннова, заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари" (Москва)

Shutdown действительно вызвал много шума, однако не стоит переоценивать масштабы бедствия. Мировые фондовые рынки фактически не отреагировали на это событие. Индекс S&P просел всего на 2%, что не является существенным. Пара евро/доллар торгуется в узком диапазоне 1,35–1,36.

Нет сомнений в том, что партии в ближайшее время придут к необходимому компромиссу. Намного острее сейчас стоит проблема планки госдолга. Деньги в американской казне тают с пугающей скоростью, провал решения по повышению планки госдолга может привести к дефолту крупнейшей экономики мира.

Хотя вероятность реализации такого сценария ничтожно мала, поэтому все происходящее сейчас на американской политической арене финансовым миром воспринимается лишь как представление.

Еврозона почувствует на себе негативное влияние только в том случае, если события в США затянутся. Политическая неопределенность приводит к снижению доверия, следовательно, к удешевлению доллара и автоматическому удорожанию евро. А слишком высокая стоимость европейской валюты помешает странам — участницам еврозоны восстанавливать экономику, прежде всего за счет экспорта.

Пока глава ЕЦБ Марио Драги не предпринимает шагов для ослабления валюты, но в случае острой необходимости вполне может пойти на понижение ставки до 0,25%. Однако стоит понимать, что если в США все же произойдет глобальный кризис, то мировые рынки отправятся в длительное падение. Противостоять этому не сможет ни одна экономика в мире.