Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Китайские деньги и "матриархат". Как возрождается Эфиопия

Понедельник, 11 Марта 2019, 09:00
Прежде чем приступать к экономическим реформам, премьер Эфиопии Абий Ахмед, которого уже нарекли политической звездой Африки номер один, затеял социальную встряску, отдав женщинам право навести порядок в этнически раздробленной и экономически отсталой стране

Фото: Getty Images

Большую часть короткого выступления на январском форуме в Давосе Абий Ахмед посвятил женщинам. Молодой лидер Эфиопии назвал достижение гендерного равенства едва ли не главной задачей, от решения которой будет зависеть экономическое благополучие страны.

"Женщины меньше, чем мужчины, склоны к коррупции, проявляют большую ответственность на государственных постах и более заинтересованы в восстановлении и сохранении мира и стабильности в стране", — в октябре прошлого года с парламентской трибуны объяснил Ахмед решение отдать половину министерских портфелей женщинам.

Эфиопия стала второй африканкой страной после Руанды, достигшей гендерного паритета в составе кабинета министров. Причем женщинам отдали ключевые должности в правительстве: пост вице-премьера, министров обороны, новообразованного министерства мира, промышленности, энергетики и водных ресурсов, финансов.

Народный герой, мессия и полубог

Где бы на публике не появлялся премьер Ахмед, вокруг него мгновенно возникает толпа почитателей из простого народа, приветствующая лидера страны как нового мессию. "Мы так счастливы, это настоящее возрождение, мы ждали этого так долго", — делился эйфорическим настроением с корреспондентом ВВС старик-эфиоп, встречавший премьер-министра в аэропорту города Джимма. Но, несмотря на всеобщую любовь соплеменников из самой крупной этнической группы страны оромо и благосклонное отношение большинства эфиопов, премьеру Ахмеду не хватает харизмы, чтобы одним мановением руки прекратить межэтнические кровавые столкновения, обострившиеся в Эфиопии с 2012 г. В сентябре прошлого года по Аддис-Абебе прокатилась очередная волна насилия, унесшая жизни 56 человек.

Возрождение Эфиопии должно начаться с прекращения внутренних межэтнических конфликтов, уверен Абий Ахмед, и лишь после всеобщего примирения можно будет заняться структурными экономическими реформами. В первые месяцы после избрания на пост премьер-министра ему удалось поставить точку в 20-летней войне с соседней Эритреей, с которой был подписан мирный договор. Премьер освободил более 60 тыс. политических заключенных и вернул статус политических партий даже тем организациям, которые при прежнем правительстве входили в список террористических групп. Он начал административную реформу, делегировавшую часть управленческих полномочий местным этническим общинам. Правда, американское издание The Foreign Policy в отдельном исследовании этой реформы пришло к выводу, что в Эфиопии создается ситуация, характерная для Югославии в канун балканских войн начала 1990-х. Тогда на фоне ослабленного центрального правительства обученные самоуправлению этнические группы принялись восстанавливать историческую справедливость в том смысле, в котором они ее понимали, что и привело к массовым вооруженным столкновениям.

Эфиопия — вторая по густонаселенности страна Африки с населением 105 млн человек. Около 80% граждан принадлежат к четырем крупным этносам: тиграи, сомали, амхары и оромо. Последняя, к которой принадлежит и Ахмед, наиболее многочисленная — 17 млн человек. Межэтнические отношения между группами чрезвычайно сложные, а центральное правительство давно утратило контроль над ситуацией на местах. Это повлекло за собой ряд крупных вооруженных столкновений в последние семь лет.

Премьеру Ахмеду приходится рисковать, делегируя власть на места. Военно-диктаторский однопартийный политический строй, установленный после свержения в 1974 г. императора Хейле Силасси и переродившийся в 1991-м, уже изжил себя. Серьезные проблемы начались в 2012 г., после смерти премьер-министра Малеса Зенави. Нового главу правительства Хайле Мариам Дессалея больше интересовали китайские деньги, которые поступали в Эфиопию в качестве инвестиций как в инфраструктурные проекты, так и в строительство крупных индустриальных парков, где сотни тысяч эфиопок шили одежду для западных брендов. Китайские инвестиции в рамках глобального проекта "Один пояс — один путь", который задел и Эфиопию, традиционно идут напрямую местным правительствам, и их распределение непрозрачно. Когда контроль над денежными потоками оказался в руках самой малочисленной из четырех основных этнических групп Эфиопии — тиграи, это стало сигналом начала борьбы за свою долю пирога для остальных этносов. В 2014 г. восстали оромо, их поддержали амхары. В 2016 г. Дессалей ввел военное положение в стране, провел массовые аресты политических и этнических лидеров, что на время успокоило ситуацию.

Военное положение в июне 2018 г. отменил уже новый премьер Абий Ахмед. Несмотря на то что в свои 42 года он самый молодой глава государства на всем Африканском континенте, Абий варится в военно-политической кухне с начала 90-х. Он прошел путь от простого солдата до главы вооруженного крыла оромо, которое официально было частью правящей партии "Народный революционно-демократический фронт Эфиопии" (НРДФЭ), на 90% состоящей из представителей народности тиграи. В 1995 г. Ахмед в составе миротворческого контингента ООН служил в Руанде, где насмотрелся на ужасы геноцида. Приобретенный там опыт и сформировал главную политическую идею Абия Ахмеда: сперва мир внутри страны, затем все остальное. В 2010 г. Ахмед идет в большую политику и уже в 2016-м занимает пост министра науки и технологии. В апреле 2018 г., после трех месяцев политической борьбы внутри НРДФЭ, Абий Ахмед получает пост премьер-министра. И сразу же начинает реализовывать свои миротворческие идеи. В ход пошло все: от приглашения политических диссидентов вернуться в страну до назначения женщины-амхарки на пост министра обороны.

Как говорит сам премьер Эфиопии, его главная задача на текущем этапе — обеспечить проведение первых в истории современной Эфиопии демократических выборов, намеченных на 2020 г. Что, как показывает свежий опыт Нигерии, задача не тривиальная для постдиктатуры. И уже после выборов новые партии и новое правительство должны завершить трансформацию страны — провести назревшие экономические реформы.

Перелом в экономике

Внешний долг Эфиопии на начало 2019 г. составлял $30 млрд, а казна государства пуста. Но премьер Ахмед использует нестандартные способы поддерживать экономику на плаву. Один из них — элитный краудфандинг. В начале марта в Аддис-Абебе состоится благотворительный обед для иностранных инвесторов, цель которого собрать ни много ни мало $1 млрд на финансирование инфраструктурных проектов. Билет на этот вечер стоит $175 тыс. Ахмед уже организовывал подобные мероприятия: месяц назад ему удалось собрать $14 млн, из которых $170 тыс. премьер выручил, символически продав собственные наручные часы.

Еще один оригинальный ход — микрофинансирование стартапов и инновационных компаний, которые бы решали проблемы очистки воды, санитарии, медицинской помощи и других социальных задач. По подсчетам British Council, на сегодняшний день в Эфиопии создано более 50 тыс. таких компаний и 60% из них уже получили финансирование.

Среди крупных реформ, запущенных премьер-министром, — либерализация транспортной и логистической инфраструктуры страны. В принципе этот сектор экономики и так контролируется иностранными компаниями, в основном китайскими. Последние построили железнодорожные ветки до морских портов соседних стран. Международный аэропорт Аддис-Абебы по объему пассажиропотока и товарообороту обошел по итогу 2018 г. такой крупный хаб, как аэропорт Дубаи. Также в основном благодаря китайскому бизнесу.

Благодаря инвестициям из Китая экономика Эфиопии росла в среднем на 10,3% в год в период 2006–2017 гг. По данным Инвестиционной комиссии Эфиопии (ИКЭ), только в 2018 г. зарегистрировано 1300 инвестпроектов, финансируемых китайскими компаниями. Это около трети из новых иностранных проектов, оформленных в прошлом году на общую сумму $3,7 млрд. Инвестиционная привлекательность страны основывается на очень дешевой рабочей силе и выгодном географическом положении. Агентство Bloomberg в одном из своих недавних материалов назвало Эфиопию "самой китайской страной Африки", подчеркивая, что в Аддис-Абебе открыто копируют экономическую модель Китая. Пока это приносит результаты, во всяком случае в макроэкономической статистике.

И от этого копирования не отказывается премьер Абий Ахмед. Он не скрывает, что сторонник "урбанистической экономики", то есть премьер делает ставку на развитие городов и увеличение численности их населения за счет миграции из сельской местности. Модель также заимствованна у Китая. На данный момент открыты инвестиционные предложения на застройку Аддис-Абебы на общую сумму $15 млрд.

А впереди Эфиопию ждет большая приватизация. Правительство объявило о начале подготовки к продаже частным инвесторам государственных монополий в телекоммуникации и энергетике. Приватизация намечена на 2020 г., но начнется только после мирных всеобщих выборов. Если такие удастся провести.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

 

 

Теги: #Эфиопия