Экономика

Когда окончательно победят мутанты

Европейцы выступали против ГМ-продуктов только по одной причине — их научные разработки в этой сфере отставали от разработок США на несколько лет

Общественные дискуссии о вреде генно-модифицированных (биотехнологических) сельхозкультур и продуктов из них, плавно переходящие в скандалы с участием политиков первой величины, за 18 лет коммерциализации биотехнологий стали привычным элементом информационного фона. За это время площадь посевов биотехнологических культур увеличилась более чем в 100 раз, что делает их наиболее быстро адаптируемой технологией растениеводства в новейшей истории.

Прибыльная неразборчивость

В целом ГМ-культуры занимают около 12% посевных площадей в мире. За 17 лет (без учета 2013 г.) экономическая прибыль всех видов хозяйств от их производства достигла, по данным Международной службы оценки применения агробиотехнологий (ISAAA), порядка $117 млрд. В США в прошлом году такими культурами было занято 70,1 млн га, что составляет до 90% всех посевных площадей в стране. Штаты активно догоняют Бразилия с 40,3 млн га, на третьем месте - Аргентина (24,4 млн га). Доля тройки лидеров в общемировом объеме

Выращивание трансгенных культур стало одним из самых распространенных способов повышения производительности сельхозпроизводства за счет их устойчивости к гербицидам и насекомым. Сегодня на мировой рынок допущено 27 таких культур, включающих 336 сортов

биотехнологических культур достигает 76,9%. Посевы сои, кукурузы, хлопчатника и рапса занимают 99% площадей, в том числе на сою приходится 48% (84,1 млн га), на кукурузу - 33% (57,8 млн га), на хлопчатник - 14% (24,5 млн га) и на рапс - 4% (7 млн га).

ISAAA утверждает, что в 2013 г. помимо крупных агрохолдингов ГМ-культуры выращивали 18 млн мелких фермерских хозяйств, в том числе 7,5 млн из Китая и 7,3 млн из Индии. Их резоны известны: доходы от выращивания таких растений в среднем на 20-30% выше, чем традиционных, за счет устойчивости к пестицидам, насекомым-вредителям, вирусам, вызывающим заболевания, а также к засухе, как некоторые виды трансгенной кукурузы. К слову, потребность в значительно меньшем количестве пестицидов и других удобрений не только сокращает производственные расходы за счет снижения затрат и упрощения технологии возделывания, но и является важным аргументом в защиту ГМ-культур - меньше отравляются почва и грунтовые воды, да и сам урожай.

Новым этапом популяризации трансгенной продукции призваны стать модификации, повышающие урожайность. Сейчас открытые источники пестрят исследованиями, делающими противоположные выводы - как о повышении, так и о падении урожайности по сравнению с традиционными культурами, в зависимости от того, кто такие исследования финансирует: ГМ-скептики или ГМ-оптимисты. Но факты таковы, что традиционная селекция подошла к пределу своих возможностей, для многих культур они почти исчерпаны. "Во Франции, в Германии и Великобритании - а это ведущие производители пшеницы в Западной Европе - в последние 10 с лишним лет налицо очень незначительный рост урожайности. Другие страны скоро тоже достигнут максимума по урожаям зерновых.

Страны с высокоразвитым сельским хозяйством достигли естественных, природных пределов, чего мало кто ожидал", - утверждает президент Института Земли Лестер Браун, в прошлом занимавшийся проблемами растениеводства в американском правительстве. "Урожаи риса в Японии не увеличиваются вот уже 17 лет. Там и в Южной Корее они стабилизировались на отметке чуть ниже 50 ц/га. В Китае урожайность этой культуры сегодня приближается к уровню Японии и скоро может также прекратить рост", - отмечает ученый. Поэтому главная надежда на увеличение урожаев в долгосрочной перспективе - выведение соответствующих генных модификаций.

Нужно ли плодить монстров

На сегодняшний день отсутствуют доказательства вреда трансгенных растений. Однако во многих странах ГМ-скептицизм является частью государственной политики. Если жители США на протяжении десятилетий мало интересовались тем, что они едят, и сегодня фермеры практически не могут найти кукурузу или сою, которая не была бы генетически модифицирована, то в Европе пока всего пять стран производят одну трансгенную культуру (кукурузу, устойчивую к вредителю, известному как кукурузный мотылек) - Испания, Португалия, Румыния, Чехия и Словакия. При этом европейским законодательством разрешены 49 ГМ-продуктов для питания человека и производства кормов для животных. В феврале 2014 г. Совет Европы разрешил выращивать на территории ЕС новый сорт ГМ-кукурузы (Pioneer 1507), на чем настаивали Испания и Великобритания. В правительстве Германии не было единой точки зрения по этому вопросу, а Франция намерена всеми средствами добиваться отмены решения.

"Золотой рис": оружие глобалистов или панацея

Первой сельхозкультурой, генетически модифицированной для улучшения пищевой ценности, стал как раз сорт риса, получивший название "золотой рис", в зернах которого содержится большое количество бета-каротина. Уже несколько лет мировая общественность ломает копья вокруг коммерциализации этой ГМ-культуры. Разработчики, вооружившись результатами полевых испытаний, настаивают, что "золотой рис" позволит улучшить качество питания в странах третьего мира, где сейчас наблюдается критическая нехватка витамина А. Действительно, по оценкам ВОЗ, гиповитаминозом А страдают сотни миллионов детей, что ежегодно приводит к 1-2 млн смертей и 500 тыс. случаев необратимой слепоты. "Мы разработали этот продукт совместно с благотворительным фондом Билла и Мелинды Гейтс как способ смягчения реальной проблемы здравоохранения в развивающихся странах. Никто не собирается делать на нем деньги. Компании, участвующие в разработке данных технологий, отказались от своих лицензий, только чтобы получить разрешение на выращивание этой культуры", - говорит координатор проекта Адриан Дубок. Однако сотни общественных организаций во главе с "Гринпис" всячески демонизируют эту инициативу, мол, очередной инструмент глобального капитализма сделает фермеров зависимыми от западных технологий. Пока "золотой рис" нигде не культивируется, но такую возможность рассматривают Филиппины, Бангладеш, Индонезия и Индия

На распутье в этом вопросе и Украина. Когда в октябре 2013 г. тогдашний глава Минагрополитики Николай Присяжнюк сообщил, что министерство инициировало внесение изменений в законодательство, которые позволят производить и продавать сою из генетически модифицированных семян, участники зернового рынка отреагировали на новость с энтузиазмом. Президент Украинской ассоциации производителей и переработчиков сои Виктор Тимченко отметил, что в стране уже давно выращиваются ГМ-культуры из завезенных контрабандой ГМ-семян, тогда как закон о биобезопасности фактически не действует, поэтому снятие запретов зафиксировало бы статус-кво и развязало руки производителям. Еще более категоричен глава Украинской зерновой ассоциации Владимир Клименко: "Если бы наши производители использовали в своей деятельности ГМ-технологии хотя бы на 50%, их ежегодная прибыль в целом по стране выросла бы на $140-315 млн... Выращивание ГМ-культур - это шанс для Украины. Без ГМ-продукции население мира обречено на вымирание. К 2050 году ожидается увеличение его численности до 9 млрд человек, и прокормить всех без ГМ-продукции не удастся". Между тем, судя по высказываниям нынешнего аграрного министра Игоря Швайки, в этой теме по-прежнему политика доминирует над экономикой. "Плох тот министр, который выступает против натуральной продукции... Бесконтрольно допускать ГМ-продукцию на рынок будет неправильным", - заявил он в одном из интервью.

В любом случае, взвешивая все за и против, следует также понимать, что из-за перекрестного опыления невозможно будет в долгосрочной перспективе сохранить чистоту традиционных сортов сельхозкультур, если рядом выращиваются их ГМ-аналоги. Быть одновременно экспортером, к примеру, сои и ГМ-сои практически нереально, и опыт США тому свидетельство. То есть речь идет о дороге в один конец.

Почему этикетка не расскажет правду

Журнал Scientific American иронизирует на тему обязательного наличия на продуктах маркировки "содержит или не содержит ГМО". Сторонники наклеивания этикеток часто говорят о том, что "потребитель имеет право знать", что находится в употребляемых пищевых продуктах, однако почему-то никто не требует, чтобы на упаковках имелись этикетки, информирующие потребителей о том, какие применялись пестициды, какие удобрения обеспечивали наличие питательных веществ и где были выращены конкретные виды растений. Если ученый бомбардирует семя кукурузы с помощью радиации для производства сотен мутаций, а затем выбирает мутантов со специфическими характеристиками (этим способом получены многие так называемые обычные сорта зерновых культур), то для этого не требуется наклеивать этикетку, тогда как в случае целенаправленного введения одного гена такого рода - наклейка нужна.