Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Предательская статистика. Как в ДНР почти легализовали поставки металла в РФ

Понедельник, 10 Июня 2019, 07:57
Власти самопровозглашенной "Донецкой народной республики" заявили о начале восстановления региональной экономики. Насколько оправданны данные утверждения?

Фото: Getty Images

Гибридная статистика

Так называемое "министерство промышленности" непризнанной "республики", опубликовало информацию, согласно которой в 2018-м (анализируемый период январь–май) экспорт металлургической продукции вырос в 20 раз в сравнении с аналогичным периодом 2017-го и составил 24,5 млрд руб. Однако само производство реализованной металлургической продукции увеличилось в 2018-м по сравнению с предыдущим годом на 54% и достигло 102 млрд руб. В 2019-м ожидается продолжение позитивной динамики и выход на показатель выпуска в 117 млрд руб.

Уже при так сказать первичном анализе обращает на себя внимание логическое несоответствие двух показателей: с одной стороны, рост экспорта в 20 раз, а с другой — увеличение производства "всего" на 54%. Хоть здесь и взяты разные по продолжительности периоды сравнения (январь–май и год к году), все же данная статистика свидетельствует о логической ошибке либо о наличие некоего скрытого фактора, искажающего статистический массив данных. Внутреннее потребление металла в ДНР находится на достаточно низком уровне и самое главное — на постоянно низком. В таком варианте активация машиностроения могла внести лишь частичные коррективы, а темпы роста экспорта и объемов производства металла должны были примерно соответствовать друг другу с максимальным разрывом в динамике роста в разы, но никак не в десятки раз.

И здесь мы наталкиваемся на сложность интерпретации статистической информации из ДНР. Пытаясь создать позитивный имидж для самопровозглашенных местных властей, тамошние статистические органы злоупотребляют применением относительных показателей (темпы роста) и крайне скудно дают информацию в абсолютных цифрах. Это позволяет создавать фейковую статистику. К примеру, если в прошлом году выпустили один трансформатор, а в нынешнем — десять, то в контексте относительных показателей это будет означать рост в десять раз, и уже мало кто заинтересуется и выяснит, что на самом деле данные цифры в разы меньше довоенного уровня. Кроме того, черный товарооборот между РФ и непризнанной ДНР в последнее время стал постепенно становится серым, то есть попадать в региональную статистику, чего ранее не было (при этом россияне отражают товарные поставки на неподконтрольные территории по коду Украины).

Именно трансформация черного товарооборота в серый и привела к таким рекордным показателям роста экспорта из ДНР: ранее он не отражался в местной статистике, а теперь его данные стали учитываться местными органами.

Этими показателями и приходится нам пользоваться, ведь, как говорил один любимый в РФ исторический деятель, "других писателей у меня для вас нет". Таким образом, и мы будем руководствоваться той информацией, что у нас есть, попутно поверяя ее с помощью банальной логики.

Правильный прогноз

Но для начала вернемся к нашему исследованию и прогнозу, сделанному еще в 2017 г.

После начала военных действий примерно 63% промышленного потенциала Донецкой области осталось на неподконтрольной территории. Если взять поправочный коэффициент в размере 50% (от объемов выпуска в области до войны), получим порядка 110 млрд грн (в ценах 2014 г.) региональной товарной продукции и услуг за год ($4,2 млрд) и примерно 80 тыс. занятых штатных работников в промышленности с уровнем среднемесячной заработной платы в размере более 7 тыс. грн (промышленный сектор).

В пересчете на сегодняшний курс рубля к доллару условный региональный валовой продукт в так называемой ДНР мог бы составить при выходе на первый уровень модели восстановления местного экономического потенциала примерно 274 млрд руб.

В 2017-м региональный валовой продукт в сегменте промышленного производства достиг 176 млрд руб., что с учетом сектора услуг и сельского хозяйства составило более 300 млрд руб.

А это уже свидетельствует о том, что выход на первый этап построения промышленной патерналистской модели в ДНР практически завершен, как мы и предполагали в 2017-м.

Незамеченная реперная точка

Реперная точка в процессе создания новой старой индустриальной модели ДНР произошла начиная со второго квартала 2017-го, когда были запущены базовые логистические цепочки по незаконному движению товарных потоков между РФ и ДНР, которые прикрывались с помощью двух видов фирм — торговых "прокладок".

Первая группа — это украинские фирмы, созданные для учета фиктивного импорта/экспорта из РФ, когда товарный поток оформлялся на предприятие из Украины для правильного отражения в торговом балансе России и в таможенных реестрах, а на самом деле фактическая поставка осуществлялась на территорию ДНР, то есть в реальности была незаконной. Именно этим объясняется расхождение в данных украинской таможни и российской. Используя специальные товарные коды, можно с точностью определить, какие позиции по тем или иным товарам вывозятся/завозятся в ДНР из РФ и обратно. Для этого нужно просто взять конкретный товарный код и вычесть из показателей российской таможни данные таможни Украины. Для прикрытия товарных цепочек с российской стороны создаются аналогичные компании-близнецы, как правило, зарегистрированные в удаленных регионах, например на Урале. Их задача — оформить на себя товарооборот с российской стороны.

Вторая группа фирм, прикрывающих серый товарооборот, — это компании — производители зеркальной или производной продукции из РФ. Размещены они либо в Ростовской, либо в Московской областях. Если это зеркальные предприятия, их задача оформить на партии металла и угля из ДНР российские сертификаты происхождения. Как правило, это ростовские шахты, и определить подделку можно лишь с помощью скрупулезного анализа конкретной товарной партии. После получения сертификата происхождения уголь и/или металл могут быть проданы на международном рынке как товар из РФ. Таким образом, незаконный донбасский уголь оказывался не только в Украине, но и в Турции (на угольных морских терминалах), и даже в Польше. Что касается предприятий с производным товарным профилем, это компании, изготавливающие металлопродукцию с использованием заготовок, выпущенных в ДНР/ЛНР. В таком варианте сырье оформляется по фиктивным документам как поставленное из Украины или других регионов РФ, и в дальнейшем вычленить донбасский металл из структуры конечной продукции практически невозможно.

В первом квартале 2017-го эта схема еще не работала: условный "торговый баланс" ЛДНР с РФ составлял минус $66 млн, а товарный "экспорт" в Россию — $47 млн.

Ситуация кардинально изменилась с третьего квартала 2017 г: "торговый баланс" вырос с минуса в плюс и составил $232 млн, а "экспорт" увеличился более чем в шесть раз — до $305 млн (здесь и далее мы будем использовать такие термины, как "ВВП", "платежный баланс" и т. д., лишь в качестве уловных обозначений в целях освещения темы статьи, так как на официальном уровне данные показатели не признаются в Украине и мире и могут применяться лишь иллюстративно).

Сырьевая основа

На данном этапе металлургия и добывающая промышленность — основа региональной экономики ДНР.

В структуре товарного выпуска ДНР на горно-металлургический комплекс (ГМК) в 2017-м пришлось 44,5 млрд руб. На втором месте — пищевая промышленность с 22 млрд руб. Нефтепереработка и производство кокса с 10 млрд руб. — на третьем. Машиностроение опустилось на последнее место в топ-5 с объемом производства 2,5 млрд руб. В структуре территориально-производственных комплексов региона произошло резкое снижение производств с высоким уровнем добавочной стоимости, а именно — продукции машиностроения. Если в 2013-м доля отрасли в структуре промышленного производства составляла 5,4%, то в 2015–2016 гг. данный показатель сократился до 1,3% и лишь в 2014 г. вырос до 1,4%. В 2016-м загрузка мощностей машиностроения в регионе составляла 25%, хотя в 2017-м произошло стремительное восстановление — 50%. Сейчас, данный показатель находится на уровне 60–80% от уровня 2013 г.

Становым хребтом местной экономики продолжает оставаться добывающая промышленность и металлургия.

В 2017 г. в ДНР было добыто более 5 млн т угля. В перечень рентабельных входят 20 шахт: в Донецке — им. Скочинского, Челюскинцев, Калинина, Засядько; в Макеевке — им. Кирова, "Холодная Балка", "Северная", "Ясиновская-Глубокая", "Калиновская-Восточная", им. Бажанова, "Щегловская-Глубокая" и "Коммунарская"; в Чистякове — "Зоря", им. Лутугина, "Прогресс", "Волынская", "Шахтерская-Глубокая", Иловайская"; в Ждановке — "Ждановская"; в Крестовском — "Комсомолец Донбасса". По данным самопровозглашенных властей, самые производительные шахты — "Торезантрацит" и "Комсомолец Донбасса" с суточной добычей 8–9 тыс т.

В металлургическом комплексе продолжают работу 49 предприятий, на которых занято до 24 тыс. человек. В 2017 г. возобновил работу харцызский сталепроволочный канатный завод "Силур", который специализируется на выпуске стальных канатов и проволоки. Годовой объем выпуска товарной продукции на предприятии составил 413 млн руб. Основной потребитель — компании из РФ, а также местные угледобывающие предприятия.

В качестве иллюстрации возобновляемых в регионе технологических цепочек можно привести следующую: выпуск на Юзовском металлургическом заводе по заказу "Силура" непрерывнолитой квадратной заготовки, которая затем используется для переката на Макеевском металлургическом заводе в катанку, которая в конечном итоге вновь возвращается на "Силур" для выпуска стальных канатов.

Производство стальной проволоки в 2017 г. заметно опережало выпуск иных видов металлургической продукции: 8,1 млн т, или 63%. На втором месте — чугун (12% и 1,5 млн т), на третьем — сталь и кокс (1,1–1,2 млн т).

Серый характер регионального товарооборота приводит к оседанию существенной торговой маржи на российских фирмах-"прокладках" и схемных посредниках — примерно 20% от цены, зафиксированной на мировых товарных рынках.

В денежном выражении — это до $200 млн, и значительный удельный вес приходится именно на катанку. Серые потоки угля приносят еще примерно $250 млн и до 30% от этой суммы идет посредникам. В целом структуры, управляющие местными предприятиями, зарабатывают до $500 млн в год. И по мере наращивания объемов производства эта цифра будет возрастать. Среди конкурентных преимуществ региональной промышленности — практически бесплатный российский газ и дешевая местная электроэнергия, а также дешевая рабочая сила (диспаритет в уровне заработных плат составляет в сравнении с подконтрольными Украине территориями на аналогичных вакансиях 1,5 раза и два-три раза в сравнении с РФ).

К сожалению, в очередной раз вынуждены констатировать зияющий вакуум в применении с нашей стороны экономических инструментов деоккупации, в том числе и таких форм как демилитаризованные свободные экономические территории (ДеСЭТ), о которых мы упоминали в предыдущих статьях. В условиях данного вакуума и происходит безболезненная рецепция на украинском Донбассе российских промышленных патерналистских моделей развития, нацеленных на долгосрочную экономико-политическую эрозию внутри страны, как это и произошло в случае с непризнанным Приднестровьем в Молдове. Именно с реализацией в регионе новой старой индустриальной политики Москвы и связана незаконная "паспортизация" неподконтрольных территорий, направленная на привлечение дополнительной рабочей силы из сопредельных областей РФ из числа выехавших ранее жителей Донбасса, которые таким образом инкорпорируются в социальный базис указанной выше модели. В этом контексте любое промедление с реализацией проукраинских экономических проектов в регионе играет не на нашу пользу.

Источники для графиков: Госстат Украины, "Институт экономических исследований ДНР"

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика

 

загрузка...