Государство

Андрей Левус: В Самообороне мы, как мантру, повторяем, что лучшей местью за погибших будет то, что изменения, за которые они погибли, все же будут достигнуты

Заместитель руководителя Самообороны Майдана констатирует, что процент обозленных и жаждущих мсти людей в их рядах растет с каждым днем. О том, смогут

Заместитель руководителя Самообороны Майдана констатирует, что процент обозленных и жаждущих мсти людей в их рядах растет с каждым днем. О том, смогут ли командиры удержать активистов, чьи побратимы полегли на Грушевском поле брани, Андрей Левус рассказал "ВД".

Какой план действий у Самообороны Майдана после того как политики достигнут компромисса и все разойдутся?

— Все будет зависеть от того, как закончится этот конфликт. То, что людей отпустят, — для нас мало что значит. То есть, это важно, но только в том случае, если конфликт закончится переформатированием власти.

Ведь Самооборона Майдана — это не какая-то там махновская армия. Мы постоянно проводим инструктаж, обучение, политические часы со своими сотнями.

Люди, которые здесь находятся, стоят на Майдане не для того, чтобы с кем-то воевать или кому-то мстить. Они здесь инстинктивно, чтобы изменить нашу страну.

Но ведь здесь погибли люди. Активистов — ваших друзей — бьют, калечат и преследуют. Неужели вы все это готовы простить?

— Одного из погибших я знал очень хорошо. Я и сам попал под обстрел. Поэтому эмоции — это всегда эмоции. И я понимаю, что месть — очень сильная эмоция. Но я убежден, что сознательность людей эти эмоции победит.

Мы в Самообороне, как мантру, повторяем, что лучшей местью и лучшим почитанием погибших будет то, что те изменения, за которые они погибли или пострадали, все же будут достигнуты.

А если этих изменений не будет?

— Если не будет, Самооборона никуда не денется. И мы будем продолжать делать все, чтобы эти изменения были, независимо от того, кто, с кем и о чем будет договариваться. Мы не дадим все это слить, согнуть, продать.

В составе Самообороны Майдана есть сотня Правого сектора. Во время боевых действий на Грушевского люди из него пострадали больше других. Их желание мстить — на грани?

— Мы с ними постоянно ведем диалог. Они полностью признают, что Андрей Парубий (народный депутат, фракция "Батькивщина" — прим. "ВД") является комендантом Майдана и руководителем Самообороны. Я думаю, что раздувать проблемность Правого сектора — это не совсем правильно.

Даже в протестах, которые проходили на Грушевского, они были лишь частью активистов и, наверное, не самой большой. Если вы вспомните 19 января, когда начались боевые действия, то меня больше удивило не то, кто это делал, а обычные киевляне, которые стояли на склонах, хлопали в ладоши и кричали "Молодцы!"

Если будет найден сценарий достижения результатов нашей борьбы, все эти вещи (протестные настроения — прим. "ВД") постепенно станут сниматься. Если же будет стояние на месте, это только увеличит кровь. Ведь есть серьезная революционная энергия. И с этим нельзя не считаться.

Кроме Киева протесты продолжаются и в других регионах страны. Там в защиту евромайдановцев выходят футбольные фанаты ультрас, которые в стычках с "титушками" и силовиками уже также имеют "боевые" потери в виде раненых людей. Вот ультрас недвусмысленно дают понять, что мстить за своих покалеченных друзей будут. Выходит, этот процесс уже не остановить?

— Именно поэтому нужна координация. Конечно же, мы работаем с ультрас. В Запорожье, в Сумах, в Днепропетровске, теперь в Донецке уже есть определенная координация действий с ними. Но мы хотим, чтобы сопротивление было полностью скоординировано. Основной посыл Самооб­ороны не в том, что мы на Майдане охраняем четвертую, пятую, шестую баррикаду и Дом проф­союзов.

Основной посыл — мы являемся революционной армией сопротивления. И мы сможем сделать все, чтобы сопротивление, с одной стороны, было эффективным, а с другой — чтобы оно не переходило границ гражданского военного конфликта.

А если вам не удастся воспрепятствовать жесткому конфликтному сценарию?

— Если со стороны Майдана не будет резких, наступательных, но продуманных действий, тогда будет больше жертв. Причем этого очень многие не понимают.

Ни среди политиков, ни среди экспертов, ни среди общественных активистов, которые представляют мирное сопротивление в виде стояния под сценой и пения песен. Вот и все! А мирное сопротивление, даже если брать канонический учебник Джима Шарпа, это — 198 методов. Я советую всем их прочитать. Они все очень интересные и эффективные.

Сколько радикально настроенных людей в Самообороне Майдана, которые готовы мстить и действовать более жестко?

— Мне тяжело говорить об определенном процентном соотношении. Конечно же, такие люди есть. То, что власть не идет на компромисс, ведет к тому, что такой процент только возрастает. Власть сама провоцирует жесткое столкновение.

Нам все сложнее говорить с людьми о том, что "бить" Януковича нужно аккуратно, но сильно. Ведь если все делать по беспределу, то это приведет к очередной трагедии, смертям, и не факт, что в итоге победа будет за революцией.

Читайте также: Неуловимые мстители. Пути протеста неисповедимы. То ли еще будет...

Олег Покальчук: Я предсказываю теперь новые Врадиевки, появление новых Павличенко. У людей появилось ощущение моральной правоты в плане личной мести. Мне кажется, это надолго