Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Куда уехал украинский хлеб?

Понедельник, 19 Мая 2003, 00:00

Если бы некий гипотетический гражданин N  явился в прокуратуру и заявил, что злоупотреблял служебным положением и брал взятки, то и тогда следствие не уложилось бы в два месяца. Однако очередные заявления Генпрокуратуры уже в который раз вынуждают начинать статью о деятельности этого ведомства со слов «впервые», «беспрецедентный» и т. д. Расследование  дела в отношении экс-вице-премьера по вопросам АПК Леонида Козаченко отняло всего 26 дней.

Дело о колосках

 

Дело Козаченко расследовалось на фоне крайне напряженной ситуации в сельскохозяйственной отрасли, неутешительных слухов о мизерных запасах зерна в стране (а отсюда ожидание скачка цен на хлеб) и весьма пессимистичных прогнозов по поводу будущего урожая. Естественно, первая же появившаяся в СМИ версия об истинных мотивах дела была логичной: кто-то должен стать крайним из-за критического положения дел в АПК. Вот и в обвинениях прокуратуры говорится, что Козаченко «нанес значительный ущерб государственным интересам в размере 1,5 млрд грн. <…> в виде потерь от экспорта зерна урожая 2002 г.». Обвиняется он также и в «создании условий, которые негативно повлияли на формирование стабильного зернового рынка в государстве, подрыве продовольственной безопасности Украины». Будто бы вице-премьер имеет право издавать нормативно-правовые акты, а Кабмин вопреки Конституции вдруг перестал быть органом власти, принимающим решения исключительно коллегиально. Тем не менее, кроме Козаченко, никто в этих страшных преступлениях не фигурирует. В этом смысле весьма пикантно выглядит заявление бывшего шефа обвиняемого, экс-премьера Кинаха: УСПП будет делать все в рамках действующего законодательства и общественного мнения, чтобы защитить честь, достоинство и права Леонида Козаченко. Достаточно осторожно высказался и нынешний премьер Виктор Янукович, советником которого в течение переходного периода был г-н Козаченко: он предостерег Генпрокуратуру и участников рынка зерна от поспешных обвинений экс-вице-премьера. «До тех пор, пока будет идти следствие, никто не имеет права ни в чем никого обвинять», — заявил премьер в марте. Ведь очевидно, что столь серьезные обвинения в адрес бывшего вице-премьера и бывшего советника премьера не могут не бросать тень и на его бывших руководителей.

Не хлебом единым…

Если политик когда и сочувствует попавшему в беду оппоненту или просто несоратнику, то только чисто по-человечески и молча. Но не в случае с Леонидом Козаченко. Лидер парламентских эсдеков Леонид Кравчук уверен, что «Козаченко — не та личность, которую сразу нужно брать под арест. Если возникают какие-то вопросы, то есть подписка о невыезде». Выступила в защиту обвиняемого и фракция БЮТ. Председатель комитета ВР по вопросам АПК Иван Томич заявляет, что уголовное дело против Козаченко может повлиять на развитие аграрного сектора в Украине. Нужно добавить, что прокуратура обвиняет бывшего вице-премьера также и в том, что тот «нанес существенный моральный вред, что выразилось в подрыве авторитета и престижа органов государственной власти». Как раз эти обвинения переадресовывают их авторам почти все, кто высказался по поводу дела Козаченко: его либеральные начинания поддерживали очень многие солидные иностранные партнеры. Парламентская фракция Аграрной партии попросила Генпрокуратуру выпустить бывшего вице-премьера из-под стражи на поруки. К списку примеров заступничества можно добавить еще два. Первый — обращение иерархов УПЦ МП к Президенту с просьбой проявить милость. А второму заступнику указали на его место: МИД Украины возмущен заявлением временного поверенного в делах Канады в Украине Дональда Бенкса, который выразил свою обеспокоенность состоянием агропромышленного комплекса Украины вообще и арестом Козаченко в частности.

Горький хлеб политика

За два месяца более или менее убедительных сугубо политических версий происходящего выдвинуто немало. Одна из них откровенно провокационная: одно из еженедельных изданий, ссылаясь на правдоподобные слухи, ищет причину опалы Козаченко в его недавней поездке в США. Там он якобы говорил о своей едва ли не ключевой роли в поствыборной Украине. Это притом, что (опять же — якобы) Леонид Петрович отклонил предложение властей предержащих отправиться послом в одно из европейских государств. Другая версия активно эксплуатирует кулуарные расклады относительно Аграрной партии. По предположениям наблюдателей, в стране, где большинство населения (к тому же — электорально активное) живет в селе, аграрная карта на предстоящих президентских выборах может оказаться козырной. От недавнего съезда АПУ поначалу ожидали избрания лидером спикера Владимира Литвина. Теперь говорят о возможном создании коалиции АПУ и «Регионов Украины» во главе с премьером — это с одной стороны. А с другой — заявляют о серьезных видах на аграрную «трейд-марку» главы Администрации Президента. Кстати, в политических связях с Виктором Медведчуком многие эксперты подозревают Ивана Кириленко, сменившего обвиняемого на посту вице-премьера. Интернет-издания, ссылаясь на окружение опального политика, указывают на нынешнее руководство «аграриев» (и персонально на Кириленко) в качестве возможных заказчиков уголовного дела против Козаченко. Последний якобы предпринимал активные шаги с целью возглавить партию, вожделенную сегодня столь многими. Не зря, как нам кажется, общественные защитники, а тем более адвокаты Леонида Козаченко муссируют тезис, что экс-вице-премьер пострадал за попытки либерализовать аграрный сектор. «Этот политический заказ направлен на дискредитацию Козаченко как политика и на то, чтобы дискредитировать рыночную схему работы в аграрном секторе, — говорит адвокат Игорь Усенко. — Эти же лица (заказчики. — «ДС») высказали свое мнение (в письмах на имя Президента и Генпрокурора) о необходимости возвращения к административной системе регулирования аграрного рынка».

Похоже, что в сфере публичной политики над костром этого скандала погрели руки лишь коммунисты. Даже российские красные издания уделили делу Козаченко большое внимание и, используя лучшие образчики советской риторики, обвиняют «бессовестного чиновника», «стервятника той редкой породы, что питается не мясом, а хлебом», в продаже плодов работы сельского труженика.

Зерна и плевелы

40 томов уголовного дела меньше чем за 40 рабочих дней! Если бы Бальзак, прославившийся скоростью написания романов, узнал о таком рекорде, — он вовсе не стал бы писать. Как заявляют адвокаты, после двухмесячного ударного следствия защите и обвиняемому понадобится как минимум полтора месяца на ознакомление с делом. Прокуратура обвиняет экс-вице-премьера в вымогательстве взятки, да еще и в неуплате с нее (взятки!) налогов. Руководители двух крупных западных фирм, которые передали Козаченко акции своих компаний, уже неоднократно заявляли, что оскандалившиеся акции (номиналом почти в 1,5 млн грн.) были подарены Козаченко в связи с тем, что на то время они имели якобы отрицательную рыночную стоимость. Акционеры компаний решили произвести отчуждение акций путем оформления договора дарения на лицо, которое согласится принять акции, а с ними и ответственность за дальнейшую судьбу убыточных предприятий. Козаченко, мол, согласился принять эти акции в надежде, что сможет в будущем наладить работу этих компаний.

Помимо указанного, было сделано еще четыре подобных отчуждения, но о взятках в этих случаях прокуратура речь почему-то не ведет. Руководители компаний, подаривших акции, дали показания, что передача акций производилась абсолютно легально, открыто, по решению акционеров и была наиболее оптимальным шагом как с налоговой точки зрения, так и с точки зрения административной работы. В конце концов обвинение в неуплате налогов со взятки прокуратура сняла (скромно умолчав об этом), но взяточничество Козаченко по-прежнему инкриминируется. Что же касается «зерновой» составляющей обвинений, то ее активно и аргументированно многократно опровергли в специализированных изданиях. В частности, речь о ничем не подкрепленных (пока?) заявлениях о пособничестве Козаченко «вывозу зерна за границу зерновыми трейдерами, чем причинил ущерб сельхозпроизводителям и государству, не принял мер к тому, чтобы зерно осталось в Украине до того времени, пока рыночная цена на него возрастет». Здесь стоит лишь обратить внимание на несколько моментов. Во-первых, губернаторы имеют несравнимо большее влияние на процессы оборота зерна, и если скандал по поводу приписок к показателям урожая прошлого года все-таки вспыхнет, то, объективно говоря, как раз губернаторы многое могли бы по этому поводу поведать. Если это кому-то действительно будет интересно. Да и министру АПК (он и тогдашний, и нынешний) Сергею Рыжуку по поводу вывоза зерна вопросов никто не задает, а ведь один только вице-премьер по определению не способен решать столь глобальные вопросы. А вот усовершенствовать откровенно неэффективный механизм ценообразования на государственном рынке Козаченко пытался — за год он создал биржу. Чем, кстати, мог перейти дорогу вовсе не рядовым производителям зерна — те и сами страдают от ценового хаоса.

Еще один любопытный момент: Генпрокуратура никак не объясняет, на основании каких подсчетов была определена сумма ущерба, нанесенного Козаченко государству. И, между прочим, объем экспортированного зерна указан на настоящий момент, тогда как Леонид Петрович покинул пост вице-премьера еще в ноябре. И последний штрих — прокуратура, которая заботится о каждом зернышке, почему-то обошла вниманием тот факт, что зерно продолжает уходить за границу.