Государство

Елена Белан о том, во сколько обойдется украинской экономике нынешний политический кризис

Затянувшееся политическое противостояние в стране дает почву для противоречивых экономических прогнозов. Пессимисты предрекают экономический коллапс и

Главный экономист ИК Dragon Capital

Затянувшееся политическое противостояние в стране дает почву для противоречивых экономических прогнозов. Пессимисты предрекают экономический коллапс и оценивают потери ВВП в миллиарды долларов. Оптимисты, напротив, уверены, что влияние политики на экономику минимально. О том, чем чревата для отечественной экономики эскалация конфликта и кому придется за нее расплачиваться, "ДС" рассказала главный экономист ИК Dragon Capital Елена Белан.

Елена, насколько серьезный ущерб уже был нанесен экономике в результате развернувшегося в стране противостояния?

Е. Б. Пока нет никаких признаков, что ситуация в стране отражается на показателях реального сектора. Несмотря на то что протесты перекинулись на регионы, предприятия работают нормально. Падение промышленного производства в январе на 16% к предыдущему месяцу не вызывает опасений.

В январе каждый год наблюдается резкое снижение производства из-за длительных праздников. Так что это явление не связано с политическим конфликтом. В начале года наблюдалось ухудшение ситуации в экспортно-ориентированных отраслях — машиностроении и металлургии. Но и здесь больше сыграли роль внешние причины, а именно: слабый спрос на продукцию наших экспортеров.

Гривня начала девальвировать только в январе, и предприятия не успели в полной мере ощутить ее влияние. Пока что последствия кризиса успели почувствовать лишь банковская система и валютный рынок. Здесь ситуация может ухудшаться.

Если панические настроения населения не утихнут, отток депозитов усилится. Значительная их часть будет конвертироваться в валюту. Это означает проблемы с платежеспособностью у банков, рост спроса на доллар, усиление давления на валютный рынок, риск неконтролируемой девальвации гривни.

Поможет ли девальвация нацвалюты, которая уже де-факто произошла, поддержать экономику и улучшить состояние бюджета?

Е. Б. Ослабление курса гривни действительно окажет поддержку экспортерам. По крайней мере, увеличится их выручка в гривневом эквиваленте. Но ослабления курса гривни до текущего уровня 8,83 грн./$ недостаточно для того, чтобы компании серьезно нарастили производство и увеличили поставки на внешние рынки.

Для этого нужна девальвация хотя бы на 15%. Что касается бюджета, то и для него польза от девальвации будет небольшой. Гривневые поступления в казну от импорта должны вырасти. Но поскольку импорт подорожает, его объем будет сокращаться. Поэтому мы получим скорее нейтральный, чем положительный эффект на бюджет.

Какими могут быть последствия затягивания конфликта?

Е. Б. Резервов НБУ будет достаточно, чтобы в течение следующих двух-трех месяцев обслуживать валютные долги, оплачивать поставки газа и проводить стабилизирующие интервенции на валютном рынке. Но за это время необходимо заручиться серьезной внешней финансовой поддержкой, желательно в виде программы МВФ.

Без внешнего финансирования резервы НБУ быстро исчерпаются. Тогда вопрос дефолта станет ребром, а в этом случае возможен новый виток девальвации, скорее всего, неконтролируемой, когда курс гривни может "просесть" до 11–12 грн./$ и более.

Это чревато резким ростом цен, банкротством банков, нарушением нормальной работы предприятий, снижением производства во многих отраслях, т. е. наступлением полноценного экономического кризиса. Вероятность такого сценария низкая, но исключать его полностью нельзя.

Как долго в условиях такой паники НБУ сможет поддерживать ликвидность банков, прежде чем ввести мораторий на снятие депозитов?

Е. Б. Ресурсов для поддержания гривневой ликвидности у НБУ достаточно, поскольку рефинансирование банков — это фактически печатание гривни. Более важная проблема — это давление на курс гривни. Ведь, снимая гривневые депозиты, большинство людей стараются конвертировать их в доллары или евро. В краткосрочном периоде золотовалютных резервов НБУ достаточно для того, чтобы удовлетворить повышенный спрос на валюту, но не исключено, что НБУ придется применять административные меры, чтобы снизить отток депозитов.

В отдельные банки может быть введена временная администрация, и там будет приостановлена выдача депозитов. Также возможно введение моратория на досрочное снятие вкладов в целом по системе, как это было в 2004 и 2008 гг. Но это уже крайняя мера и вводить ее будут только в исключительном случае.

И правительство, и НБУ утверждают, что экономически обоснованным является курс 8,5 грн./$. Вы считаете иначе?

Е. Б. Оптимальный курс находится в диапазоне 9,5–10 грн./$. Этого будет достаточно, чтобы поддержать конкурентоспособность экономики и при этом не поставить под удар банковскую систему.

Давайте посмотрим, что происходит с валютами наших торговых партнеров, главным из которых является Россия. Рубль девальвирует, начиная с 4 квартала 2013 года. С середины октября он потерял 13% по отношению к доллару США. В то время как гривня обесценилась на 9%.

Это означает, что украинские товары теряют свою конкурентоспособность на российском рынке. Удельный вес России в экспорте Украины составляет 25%. И если конкурентоспособность нашего экспорта не восстановится, мы будем постепенно терять этот рынок. Поэтому Украине необходимо девальвировать гривню, чтобы сохранить паритет с российским рублем.

Это, конечно, упрощенная модель. При оценке экономически обоснованного валютного курса анализ проводится сразу по нескольким торговым партнерам. При этом учитывается оптимальный для страны показатель дефицита текущего счета и другие параметры.

Такие расчеты в соответствии с разными методиками делал Международный валютный фонд. В соответствии с ними номинальный курс гривни должен девальвировать на 15–20%, что соответствует уровню 9,5–10 грн./$.

Пока он не придет к этим значениям, попытки стабилизировать гривню будут пустой тратой резервов. НБУ должен обеспечить плавность девальвации, но не пытаться удержать курс ниже экономически обоснованного уровня.

Россия до сих пор так и не определилась с предоставлением Украине очередного транша кредита. Насколько остро Украина сейчас нуждается в тех $2 млрд, которые были нам обещаны до конца прошлой недели?

Е. Б. Эта сумма не стала бы для нас серьезной поддержкой. В феврале Украина заплатила за российский газ $1,5 млрд. Думаю, большая часть этой суммы была продана "Нафтогазу" из золотовалютных резервов Национального банка. Поэтому в сухом остатке мы бы получили от РФ всего $500 млн.

Учитывая, что только в январе НБУ потратил $1,7 млрд на поддержку гривни, такая сумма никак не изменит ситуацию. Но есть еще один аспект, о котором нельзя забывать. Если бы Москва выделила очередной транш, это стало бы сигналом о том, что Россия продолжает поддерживать Украину, и страна, скорее всего, получит и остальные деньги.

Какой объем финансирования Украине нужен на решение первоочередных проблем?

Е. Б. Важна не только сумма, но и на каких условиях она будет выделена. Если бы речь шла о предоставлении кредита МВФ, это стало бы мощным позитивным сигналом для инвесторов. Фонд выделяет средства не под какие-то политические условия, а в обмен на реформы, которые способствуют повышению конкурентоспособности экономики в долгосрочной перспективе.

Поэтому такой кредит имел бы и вторичный эффект: он бы открыл для страны внешние рынки заимствований и позволил бы привлечь дополнительные суммы за счет выпуска суверенных еврооблигаций.

Что касается российских денег, то они выделяются без всяких условий относительно проведения экономических реформ. То есть способность Украины рассчитываться по долгам не увеличивается, а возможно, даже снижается. Что касается суммы кредита, то $15–20 млрд при условии, что значительная часть финансирования будет предоставлена МВФ, для нас достаточно, чтобы стабилизировать ситуацию.

Что означает "стабилизировать ситуацию"?

Е. Б. Это значит, удержать ее от кризиса в банковской, финансовой сфере и создать условия для того, чтобы экономический рост начал восстанавливаться за счет долгосрочных факторов — улучшения конкурентоспособности экономики, стимулирования экспорта, сокращения импорта и т. д.

Сразу оговорюсь, что предоставление пакета помощи от МВФ не будет означать, что курс доллара будет зафиксирован на сегодняшнем уровне. Фонд как раз продвигает концепцию девальвации гривни и отказа от ее привязки к какой-либо иностранной валюте. Поэтому в случае сотрудничества с фондом девальвация продолжится. Но, скорее всего, при этом удастся избежать скачков курса до 11–12 грн./$. Этот процесс будет происходить в рамках экономически обоснованного коридора и поможет повысить конкурентоспособность украинской экономики. Стабилизации будет способствовать и выполнение другого требования МВФ — навести порядок в бюджетном секторе.