Государство

Геннадий Гуфман: "Если я скажу правду, мне не поверят..."

Одиозный депутат Днепропетровского горсовета о работе, детстве, коррупции и будущем родного города

Фото: Геннадий Гуфман

Геннадий Леонидович Гуфман - одна из самых противоречивых и, одновременно, "раскрученных" в СМИ фигур в местной днепропетровской власти. Будучи всего лишь депутатом горсовета, он каждую неделю ухитряется быть центральной фигурой двух, а то и трех десятков публикаций. Негативных в основном. Эксперты считают, что это является следствием политики "команды Коломойского", которая намерена подмять под себя горсовет, очистив его от людей, имеющих другую точку зрения. Что же происходит на самом деле "ДС" решила спросить у самого Геннадия Гуфмана.

От неприкосновенности до учета

"ДС" Как могло сложиться так, что в Днепропетровском горсовете 120 депутатов, 500 чиновников, десяток партий, и вопросы есть ко всем, но образ "зла вселенского масштаба" только один - Гуфман?

Г. Г. Может, потому, что я Гуфман, нет? (смеется, - Ред.). Я сам над этим иногда думаю... А не будет нескромным сказать так: я просто делаю больше, чем остальные? При такой позиции оставаться незаметным крайне трудно...

"ДС" У вас серьезный бизнес, как и зачем вы пришли в горсовет? Это ведь совсем другой уровень, чем он мог вас заинтересовать?

Г. Г. С горсоветом все просто было. Я был в Германии. Зима, скоро выборы. Звонок, говорят, мол, давай с нами на выборы, если поддержишь избирательную кампанию материально! Я спрашиваю, а смысл? Так депутатская неприкосновенность, - отвечают.

"ДС" Уже не было.

Г. Г. Была! Ее парламент отменил через месяц после того, как я стал депутатом. Попал я в горсовет, можно сказать, из любопытства...

"ДС" Зашли вы впервые в сессионный зал. Помнится, тогда еще поднятой рукой голосовали, а не кнопочкой...

Г. Г. Какой там "голосовали" - наш горсовет вообще не работал, был заблокирован пару месяцев из-за политического противостояния. Я тогда включился, и помог разблокировать. Но это было разовое развлечение. Ну, а дальше стало любопытно - попытался понять, что такое коммунальная собственность, поскольку попал именно в эту комиссию...

"ДС" И какое первое впечатление было у бизнесмена Гуфмана от этой собственности?

Г. Г. Бардак страшный. Сколько у города объектов коммунальной собственности вообще никто не знал. На 90% этих объектов не было зарегистрировано право коммунальной собственности. А с другой стороны - огромное количество судебных решений, по которым эта собственность уходила от города против воли собственника. В большинстве своем через процедуру аренды... ну, вы знаете эти механизмы, в которых участвуют судебные решения.

В аренду объекты кто хотел, тот и сдавал. Видел договоры былых времен, в которых аренда и продажа оформлялись едва ли не на уровне управлений горсовета. Каждый начальник, директор КП - балансодержателя, а это были и жэки, и тепловые предприятия, и медицина, и образование - каждый имел право сдавать в аренду, и в итоге никто не знал - кто, что, сколько и кому сдал.

Рулил этим вопросом тогда Сытник Александр Ильич - это был серый кардинал исполкома горсовета в должности помощника первого вице-мэра Крупского. Сытник ставил карандашиком пометки на проектах решений, и без этой "визы" первый вице-мэр Анатолий Крупский ничего не подписывал.

Я очень долго и упорно бодался за то, чтобы создать единый порядок аренды коммунального добра. Вносили проект решения горсовета от депутатской комиссии, а Крупский тормозил и снимал его на исполкоме. Но в конце концов пропихнули со скандалами и проблемами. Да, порядок был слегка "подизнасилован", но сохранил два главных принципа - в аренду всё сдается только через конкурс, а единственным критерием победы является цена аренды. Определен был единый арендодатель, единая конкурсная комиссия. Потом, фактически на базе этого нового порядка, начали создаваться два реестра - самих объектов и договоров их аренды. Тогда, кстати, и появились первые недовольные.

Сразу пошли разговоры, что "теперь без Гуфмана, ничего нельзя взять в аренду". Здесь я улыбнусь, но при этом полностью отвечаю за то, что с момента начала работы и по сегодняшний день не было проведено ни одного конкурса, на котором бы выиграл тот, кто предложил горсовету меньшую арендную плату. Берите любой протокол, смотрите любой конкурс...

Бюро разных услуг

"ДС" Тогда и родилась идея вашего ныне известного всему городу КП "Бюро по учету имущественных прав" со скандальной, скажем прямо, репутацией...

Г. Г. А вы попробуйте разобраться и понять механизмы без скандала. Проявите, так сказать, интерес и уважение к фактам. Само КП существовало давно, это было "Бюро обмена" на улице Мостовой. Подчинялось управлению жилищного хозяйства и ни хрена не делало. На момент превращения его в КП "Бюро" в 2009 году, на балансе у него находился один объект коммунальной собственности - собственный офис в 178 квадратных метров.

А на декабрь 2012 года, когда я перестал быть директором этого КП, на учете у него стояло 703 объекта общей площадью 114 тысяч 323 квадратных метра. На май 2015 года - уже 744 объекта общей площадью 168 тысяч метров.

"ДС" Извините, перебью, мне не понятно: бизнесмен Гуфман и должность директора коммунального предприятия, это какой-то нонсенс. Но раз вы сели в это кресло, значит, был личный интерес?

Г. Г. Новые порядки предполагали, что балансодержатель должен в интересах потенциальных арендаторов обнародовать перечень всех свободных объектов, а перечня и не было, поскольку, я уже говорил, не было учета. И второй момент - изменениями законодательства в 2006 году предполагалось, что выявленный "бесхоз" (Не имеющие формального собственника здания и помещения. - Авт.) нужно ставить на учет, как коммунальную собственность. Но никто его не ставил, и это имущество бесследно исчезало.

Я, конечно, не собирался быть директором, нашли другого человека. Но его никто не воспринял всерьез, его масштабов не хватило, чтобы КП, образно говоря, "взлетело". Поэтому, я решил сам садиться в это кресло, чтобы заставить систему заработать. Как только она стала всем привычной и жизнеспособной, я тут же и с облегчением освободил этот кабинет.

Первое, что я инициировал и, грубо говоря, "пропихнул" - это документ о порядке учета бесхозного и "выморочного" (Когда хозяин умер, а наследников у него нет. - Авт.) имущества. И сразу же возникли новые разговоры. "О, Гуфман забрал себе весь бесхоз в городе". На самом деле, имущество появилось не у Гуфмана, а у Днепропетровска. То имущество, которого раньше не было. От обратного: появился не только учет, но и сами объекты коммунальной собственности.

Я в этой ситуации занял позицию... не знаю, думаю, что государственную. Иду к мэру и говорю: "Иван Иванович, хочу сделать одну простую вещь. Вы знаете, что сегодня объекты становится частной собственностью по решению судов. Люди относят деньги в суды, в прокуратуру, две инстанции, три инстанции. А если мы это всё признаем городской собственностью, а потом будем продавать, деньги пойдут не в суды, а в горбюджет". Иван Иванович мне задал встречный вопрос "А зачем тебе это надо?". Отвечаю: "Я часть этих объектов куплю сам". Он говорит "Все?". Нет, говорю, не все, мне все не нужны. Расстались неудовлетворенными друг-другом, но процесс пошел.

"ДС" А у города дешевле купить, чем если затевать сложную схему "отжима" через суд?

Г. Г. Нет, деньги практически те же, а проблем больше.

"ДС" Тогда я не понимаю вашего бизнес - интереса...

Г. Г. Я тогда еще был идеалистом. И это на самом деле так (Смеется. - Ред.)... Если я покупаю и отдаю за покупку деньги, почему же я должен нести их тому, кто этих денег не заработал, кому товар не принадлежит? Лучше я эти деньги в бюджет принесу. Что в этом плохого?

Но у бизнеса еще есть и технический момент, риск того, что могут "отмотать кино обратно". Чтобы потом новый прокурор не поднимал те решения судов и заново не подавал все эти апелляции, кассации, гораздо проще - пойти и купить у города.

"ДС" К слову о бюджете - деньги за аренду предприниматели платили через "Бюро" или напрямую в бюджет?

Г. Г. Половина шла через счет КП "Бюро", половина - напрямую в бюджет.

"ДС" А почему не всё в бюджет? КП же не ведет какой-то затратной хозяйственной деятельности?

Г. Г. Не ведет? Еще как ведет, но не хозяйственную, а скорее организационную. Чтобы объекты для аренды появлялись, кто-то их должен выявить, оформить им коммунальную собственность, кто-то должен вести претензионную работу. Одно КП "Бюро" зарегистрировало больше коммунальной собственности, чем все остальные балансодержатели горсовета вместе взятые. А помните, о каких суммах идет речь за каждую регистрацию в БТИ?

Если раньше от всей аренды город собирал 4-4,5 миллионов в месяц, при мне начали собирать 14 миллионов в бюджет и 10 миллионов на счет КП "Бюро". Эти деньги были потрачены на предприватизационную подготовку, на обеспечение сохранности объектов, на ремонт, на реконструкцию, на регистрацию.

Мы все в этом городе и в стране немножко бизнесмены. Каждый по-своему. Кто-то в размере одного лотка. Кто-то в размере завода. Кто-то считает, что ему принадлежит 1% от всей страны. А городу нужны люди, которые пришли спорт развивать, образование, культуру, медицину. Да, им тоже нужно за что-то жить. Так пусть они лучше будут чиновниками от спорта, чем бизнесменом на спорте

Тот же департамент корпоративных прав горсовета фактически перестал получать финансирование из бюджета, потому что все расходы несло КП "Бюро", вплоть до содержания канцелярии и корректора в управлении коммунальной собственности.
КП выявлял все свободные для аренды помещения и тут же передавал информацию в департамент, весь процесс был быстрым, ведь он шел внутри одной структуры. И сразу информация об объекте появлялась на сайте. Любой желающий, обратившись за объектом и оплатив его оценку, фактически становился инициатором проведения конкурса. Более 300 помещений сейчас висят сейчас в открытом реестре, как свободные для аренды. Да, это не бриллианты коммунальной собственности...

"ДС" А "бриллианты" куда подевались?

Г. Г. В третьей переборке, извиняюсь, бриллиантов уже и быть не могло. Бриллианты ушли гораздо раньше. Я когда беру книжечку с перечнем коммунальной собственности 1994 года, то слезы капают на эти желтые страницы. Там много чего было. Улица Короленко, весь проспект Маркса... Сегодня ничего нет. Мы за некоторые из них судились, например, за Дом губернатора.

"ДС" Неужто "Приват" не приватизировал?

Г. Г. Я просудился с ними все возможные инстанции, вплоть до Верховного суда. И с 2013 года это историческое здание - опять коммунальная собственность, а арендаторы начали платить ежемесячно по 180 тысяч гривен в бюджет.

"ДС" "Приват" вас, стало быть, "обожает", отсюда и растут корни конфликта?

Г. Г. Во-первых, я не только с "Приватом" судился за коммунальную собственность! Если вы возьмете данные из реестра судебных решений, вы посмотрите, сколько объектов этой собственности вернулось городу. Во-вторых, у меня не было конфликта с группой "Приват", и до сегодняшнего дня вообще нет никаких конфликтов. Я с огромным уважением отношусь к этой команде, которая в свое время немало сделала, чтобы обеспечить порядок в области и защитить нас.

"ДС" Тем не менее, публично обвиняют вас именно они...

Г. Г. Мне это обидно, им не в чем меня упрекнуть. Думаю, им тоже. Сегодняшняя информационная атака - это конфликт не со мной. Кидают в меня, чтобы рикошетом дотянуться до политиков другого масштаба, до того же Вилкула, к примеру. Когда-то одна днепропетровская газета провела расследование, привела, к слову сказать, на удивление точные факты, а вот выводы из этих фактов сделала с большими преувеличениями. Нельзя сказать "украл", если за приобретение заплачены деньги. Но из той публикации журналисты попроще сделали "страшилку" и гоняют теперь третий год её по кругу.

С бизнесом я не конфликтую. Когда в этих узких кругах люди обсуждают те изменения, которые я реализовал, они не говорят "мы злимся на Гуфмана, потому что он нам на карман наступил". Они говорят "Мы злимся на Гуфмана потому, что он теперь все контролирует". А это - принципиально другие претензии. Я - за тотальный контроль города над имуществом города.

О знаменитых "объектах"

"ДС" Ладно, давайте с выигрышной для вас темой КП "Бюро" закончим и перейдем к теме неприятной. Вы помните, в чем вас обвиняют? 96 объектов через банкротство КП "СРСУ", 100 объектов через банкротство КП "Левобережный". А почитаешь свежие новости, так там этих объектов уже штук 500, как минимум...

Г. Г. Я был председателем депутатской комиссии по вопросам коммунальной собственности. Это факт. Но что-то говорить о 96 объектах, 196-и, 796-и и обвинять меня... Это всё равно, что обвинять председателя комиссии по здравоохранению в том, что он ходит к врачу. Единственная цифра, которая относится ко мне - это 27 объектов. Те, которые я купил и заплатил за них в бюджет деньги. Это преступление? Нет.

"ДС" А схема банкротства...

Г. Г. Если хотите быть дотошней прокуратуры, давайте начнем эту историю с самого начала. Ни одно из предприятий - банкротов ни в момент возникновения их задолженности, ни в момент начала процедуры банкротства, ни, наверное, в момент окончания этой процедуры - не имели никакого отношения к управлению коммунальной собственности горсовета. Все эти предприятия были подчинены управлению жилищного хозяйства. Вся их хозяйственная деятельность должна была контролироваться именно этим управлением. Единственное, в чем меня, пожалуй, можно упрекнуть - это передача части объектов на баланс КП "СРСУ", но я вам кажу правду - на момент передачи я не знал и, к сожалению, не мог знать о существовании задолженности у этого КП.

Что касается всех остальных жилищных КП, там ситуация совершенно иная. Их задолженность формировалась десятилетиями, они передавались из области в город уже с задолженностью, с решениями судов, с исполнительными производствами и с арестами имущества.

Фото: "ДС"Мне удалось снять аресты, но не было никакой возможности снять налоговые залоги. Вот у КП "Південне" мы всё, что было не в налоговом залоге, приняли на баланс КП "Бюро". А те объекты, который по письму Крупского были переданы в налоговый залог, забрать можно было лишь при условии погашения долга перед бюджетом. В это время меняется Налоговый кодекс и горсовет получает на себя прямую ответственность за долги этих КП по налогам, возникла угроза ареста счетов города.

Руководители ликвидкомиссий обращался к городской власти, в бюджетную комиссию к красноречивому Морозенко (тогда - председатель бюджетной комиссии горсовета, позже - 2010-2012 гг - народный депутат, член бюджетной комиссии ВР, - ред.) с просьбой выделить деньги и погасить долг. Не соглашались. Я у Куличенко сидел в кабинете и говорил "Иван Иванович, есть 30 миллионов задолженности в бюджет, 15 из которых - в городской. Давайте договорюсь с налоговой. Мы выделим 15 миллионов, они погасят то, что первоочередное. И потом мы еще 15 выделим. Налогового залога не будет, и я все заберу на КП "Бюро". Я даже судился и пытался, используя решение суда, забрать залоговое имущество в коммунальную собственность. Не срослось. Кто-то довел жилищные КП до таких огромных долгов, кто-то не захотел их компенсировать бюджету, и предприятия пошли в ликвидацию.

"ДС" Понятно, значит, когда ситуация с долгами и банкротством зашла в тупик, у вас возникла идея - если город махнул рукой, то...

Г. Г. Судите сами - арбитражный управляющий в любом случае должен будет часть имущества продать с целью погашения долгов, это его обязанность, он защищает законные интересы кредиторов, в том числе бюджета и пенсионного фонда. Кто и на каком основании может запретить мне участвовать в аукционе в качестве покупателя?

"ДС" Но возникает вопрос цен, по мнению многих эти объекты были проданы слишком дешево.

Г. Г. Вопрос цены не ко мне. Я не формирую цену, я не продавец, а покупатель. Есть законная ликвидационная процедура, есть ликвидационная стоимость... И покажите мне человека, который заходит в магазин и увидев что-то недорогое, возмущается и кричит "я хочу купить дороже". Мы все поступаем иначе - если видим нужное и дешевое, покупаем. А там, где дорого, там не покупаем. Что здесь противоестественного или незаконного?

"ДС" Объекты все были за громадой зарегистрированы?

Г. Г. На начало ликвидационной процедуры ничего не было зарегистрировано, вся эта работа была проделана арбитражными управляющими, в том числе и в счет реализации этого имущества.

Вот мы сегодня обсуждаем "дорого-дешево", называем это "украденным", но никто даже не пытается понять и подсчитать, сколько было действительно украдено с этих предприятий за предыдущий период. Сколько объектов было передано в область, сколько вернулось, через какие суды и как выбывшее имущество было реализовано... Этим никто не хочет заниматься потому, что в этой истории нет кого-то одного, которого можно объявить виноватым во всех грехах со времен Адама. Вы знаете, сколько объектов ушло с "Південного" по решениям судов? Я не знаю, могу только догадываться. Но буквально еще этой зимой "ПриватБанк", к примеру, досуживался по одному из объектов, признавая право собственности на него за собой.

"ДС" А как вам удалось "украсть" у города гостиницу "Днепропетровск"?

Г. Г. Да, практически не напрягаясь - у города было 50 с чем-то процентов, пришел покупатель, заключил договор с горсоветом и заплатил деньги в бюджет. Точной цифры сейчас не помню, примерно 12-13 миллионов.

"ДС" А зачем горсовет продал свою долю в выгодном гостиничном бизнесе? Почему так легко уступил приносящий доходы бизнес?

Г. Г. Выгода от этого, извиняюсь, "бизнеса" была неописуемой - до того, как я вмешался в эту историю, город сдавал гостиницу в аренду за 10 тысяч гривен в месяц. Позже я зарегистрировал за городом его долю.

Вот, давайте посчитаем "выгодность - невыгодность". Горсовет сегодня вынужденно берет кредиты под 20-25% годовых. Если бы он получил 12 миллионов не за продажу корпоративных прав на гостиницу, а взял бы их в кредит, то отдавал бы ежегодно 2,5 миллиона гривен только в качестве процентов, это - 200 тысяч в месяц. А выручал бы от гостиницы - 10 тысяч гривен. Математика понятна?

"ДС" Предлагаете всё продать? Как в Грузии, где на аукцион выставили даже здание Минэкономики...

Г. Г. Абсолютно правильно. Все, что мы сдаем в аренду, сдаем в среднем по ставкам - 3, 5, 8, максимум 15%. А кредиты мы берем под гораздо более высокие проценты. Продавать нужно все, кроме объектов соцкультбыта, и получать в бюджет "живые" деньги на развитие города.

"ДС" Вы мыслите категориями бизнеса. Вопрос вам на засыпку - если следующий состав горсовет будет исключительно из депутатов-бизнесменов, это усилит коррупцию или уменьшит?

Г. Г. Это вы мыслите штампами, которыми пользуются известные вам бизнесмены. Те, что перед выборами кричат, мол, "я такой богатый, что придя в горсовет не буду воровать". Хрен там, извиняюсь.

Согласен, в горсовете нужна депутаты, понимающие логику бизнеса и экономики, они умеют считать. Но в депутаты должны придти и другие люди. Те, которые еще что-то умеют делать, кроме как щелкать на калькуляторе. Те, например, кто хочет развивать спорт, у кого мозги на этом повернуты. Но не ремонтом спортшкол или бассейнов заниматься за бюджетные деньги, а именно развитием спорта.

Сколько у города объектов коммунальной собственности вообще никто не знал. На 90% этих объектов не было зарегистрировано право коммунальной собственности. А с другой стороны - огромное количество судебных решений, по которым эта собственность уходила от города против воли собственника

Да, мы все в этом городе и в стране немножко бизнесмены. Каждый по-своему. Кто-то в размере одного лотка. Кто-то в размере завода. Кто-то считает, что ему принадлежит 1% от всей страны. А городу нужны люди, которые пришли спорт развивать, образование, культуру, медицину. Да, им тоже нужно за что-то жить. Так пусть они лучше будут чиновниками от спорта, чем бизнесменом на спорте.

Я вот был в коммунальном парке в Харькове. Понравилось. Знаете почему? Потому что на парках у них не зарабатывают, в парки они вкладывают.

Юрист - пролетарий

"ДС" Может кто-то в городе сказать, что ему приходится платить Гуфману, чтобы стать собственником или арендатором объекта"?

Г. Г. Я денег за "решалово" не беру, тем более за работу, связанную с депутатством - я же ничего не подписываю, за что же мне брать деньги? Это чиновник за свою подпись может потребовать и получить мзду, и дергаться потом во сне от страха перед разоблачением. Я сплю спокойно. Найдите мне в городе хоть одного человека, который сказал бы, что давал Гуфману деньги "за решение вопроса". Гарантирую - не найдете, это исключено.

Другой вопрос, что я как владелец юридической фирмы, у которого есть команда грамотных специалистов, могу помочь найти законное решение для сложного юридического вопроса, связанного с той же недвижимостью. И, что вполне естественно, заработать деньги за проведенную консультации и работу по юридическому оформлению.

"ДС" Возникает ощущение, что вы как минимум кандидат юридических наук.

Г. Г. Кандидат? Да, на уровне пролетарской смекалки (Смеется, - ред.). Нет у меня юридического образования, не так давно получил диплом по экономике и управлению в горнодобывающей промышленности.

"ДС" Потомственный бизнесмен с переданной по наследству финансовой смекалкой?

Г. Г.  Я родился гораздо раньше, чем появились бизнесмены. И знал о них только то, что они - это акулы империализма. Не только по школьным учебникам, но и потому, что в году 1981-м я играл на сцене роль палестинского мальчика на новогодней елке в театре юного зрителя. И весь спектакль мы как раз с этой злой "акулой" воевали.

Не было в моей семье бизнесменов, даже "теневика" приличного не досталось. Мама до замужества была геологом-разведчиком, а после - технологом на машиностроительном производстве. Отец занимался телефонной связью, он умер, когда мне было чуть больше трех лет. Я, мама, сестра и бабушка - она пожизненный библиотекарь - жили вместе на мамину зарплату. А денег хотелось, и я в 16 лет пошел работать. Меня "по блату" устроили на завод через детскую комнату милиции ...

"ДС" Были в списке трудных подростков?

Г. Г. Честно? Был (Улыбается, - ред.).

"ДС" А где работали? Да и кем можно в 16 лет работать на заводе?

Г. Г. Где только не работал, на бывшем заводе "Прогресс", на "Металлобыте". Вначале учеником токаря, потом фрезеровщиком. Стал почти универсалом - был строгальщиком, прессовщиком пластмасс, слесарем-инструментальщиком, на механосборочных работах был... Кем я еще был? Вспомнил - долбежником. Это на долбежном станке.

"ДС" То есть, по логике вещей, когда пришла новая эра, вам нужно было приватизировать механический завод. По рабочей специальности.

Г. Г. А у меня есть машиностроительное предприятие. Есть небольшое сталелитейное производство.

"ДС" Работающие?

Г. Г. Да, насколько это сегодня возможно, предприятия работают. И оборудование немножко обновили, и технологии. Но это совсем другая тема...

"ДС" Ну, давайте о горсоветовских секретах. Вы там всю подноготную знаете, скажите - есть в нынешнем горсовете хоть какие-то чиновники, которые реально могли бы работать с пользой для города и с пониманием дела?

Г. Г. Провокационный вопрос. Скажу, что нет, буду понимать, что это очень близко к правде, но обижу уйму людей. Назову десятерых, которые там есть, еще больше всех обижу. Давайте так напишем: "да, есть", но без фамилий, чтобы каждый подумал, что это я его имел в виду и не обижался (Хохочет, - ред.).

"ДС" Вернемся к началу разговора. Вы не собирайтесь бросать горсовет? Вам не надоело еженедельно поминаться в СМИ в роли политического пугала, это ведь не роль палестинского мальчика в постановке ТЮЗа...

Г. Г. Если я скажу правду, боюсь, мне не поверят. Но попробую сказать. Я занимаюсь тем, что мне действительно интересно. Это ведь это действительно интересно - увидел проблему, нашел решение, что-то новое придумал. Прикольно, красиво. Раньше нравилось даже то, что меня не любят, если ты для всех хороший - это тревожный звоночек, значит что-то не то делаешь. Сейчас, правда, эта "нелюбовь" приобрела слегка гипертрофированную форму, и причину этому я вам назвал. Но у меня любовь к городу никуда не делась.

Согласитесь, ведь это на самом деле интересно - идти по улице, видеть новые остановочки и понимать: ага, стоят благодаря тому, что это я это инициировал и придумал, как это сделать. До меня остановочных комплексов не было, и без меня их бы не было.

Если бы по программе решения проблемы киосков, в разработке которой я немного участвовал, Крупский бы не затормозил работу, то я хотел за первые же поступившие от них в бюджет деньги отремонтировать улицу Глинки. И ходить по ней с хорошей гордостью от понимания того, что это я придумал и сделал. Мне приятно говорить о том, что порядок передачи в аренду собственности в городе возник благодаря мне. О том, что объекты коммунальной собственности я знаю наизусть. И многие из них стали коммунальными именно потому, что этим вопросом занялся я, а иначе их не было бы.

Я разумный и неконфликтный человек. Я понимаю, что когда стихнут политические ураганы, когда отпадет нужда кидать камни в меня, чтобы срикошетило в нужную кому-то сторону, и можно будет спокойно взвесить все плюсы и минусы, то мне есть что положить на весы.