Государство

Игорь Швайка: националист с Востока

Около полудня владелец юридической фирмы "Зевс" Игорь Швайка оставил пост на персональном форуме Олега Тягныбока на сайте партии "Свобо

Выходец из Луганска Игорь Швайка сам вызвался поднять на ноги харьковскую областную организацию правой партии «Свобода». Фамилия основателя нескольких юридических фирм стала извеcтной после обвинений в рейдерстве, которые прозвучали еще до избрания его народным депутатом. Карьеры видных юристов, побывавших в БЮТ и Партии регионов, начинались подобным образом. Впрочем, политические амбиции Игоря Швайки пока остаются достаточно скромными — в разгар нынешних протестов он избегает публичной активности.

Около полудня владелец юридической фирмы "Зевс" Игорь Швайка оставил пост на персональном форуме Олега Тягныбока на сайте партии "Свобода". С ходу раскритиковав незаметность этой политсилы в Харькове, он поинтересовался, кто возглавляет харьковскую ячейку "Свободы" и каковы результаты ее деятельности? На календаре было 3 мая 2007 г.

В тот же день Олег Тягныбок ответил на его сообщение — запросто предоставил мобильные телефоны партийных лидеров в регионе и терпеливо перечислил акции, проведенные харьковской "Свободой".

"Такие мероприятия делают все. А нужно делать то, что никто не делает", — самоуверенно парировал собеседник. Но Тягныбок опять не обиделся. И пригласил незнакомого визави на встречу, чтобы обсудить его идеи. Так завязалось знакомство Игоря Швайки с лидером "Свободы": в Сети, без каких-либо рекомендаций со стороны общих знакомых.

Признаться, сперва "ВД" отнеслась к этой истории как к красивой легенде. Но мы без особого труда отыскали их открытую интернет-переписку почти семилетней(!) давности, подтверждающую сказанное.

Аккуратное нахальство, проявленное Игорем Швайкой в те дни, вскоре принесло первые плоды — он возглавил харьковское областное отделение "Свободы", которым до этого руководил Владимир Огиенко. Впоследствии его многолетняя верность политсиле была вознаграждена портфелем народного депутата.

Политик, чье детство прошло в Луганской области, уверяет, что решил примкнуть к "Свободе" в 2007 г. благодаря статье в "Украинской правде" о перспективах правого движения.

К тому времени он уже успел попробовать себя в роли активиста оранжевой революции. Вместе с несколькими единомышленниками из Харькова он ездил протестовать в Киев, но ни в одну из партий тогда так и не вошел.

Часть протестующих на Евромайдане все время критикует "Свободу" за конформизм и нерешительность. Что вы на это отвечаете?

— А давайте теперь разделять общество и его нужды, и отдельных, специально обученных, кстати говоря, плохо обученных, людей. Когда группа людей говорит: "Идем блокировать Кабмин", при этом парни стоят возле Дома профсоюзов лицом к Центральному универмагу. Я спрашиваю: "Парни, а ничего, что Кабмин в другой стороне?" Они собираются захватывать здания, даже не зная, где те находятся.

Это, как правило, такие крикуны в группах по 15-20 человек. После того, как они взбаламутили людей, их, как правило, на этом месте уже нет.

События 1 декабря на Банковой носили четко спланированный сценарий. Из-за спин правоохранителей выходят провокаторы, бросаются чем-то в правоохранителей, и снова прячутся за их же спины, а "Беркут" получает моральное и законное право избивать тех, кто стоит перед ним.

Было ли это организовано людьми, которые вышли на протест? Нет, это было инсценировано для того, чтобы получить во время столкновения моральное право бить людей (объединение "Правый сектор", называющее себя "радикальным крылом Майдана", на своей странице в Facebook признает, что принимало участие и в штурме госучреждений 01.12.13 — прим. "ВД").

Парней держат сегодня под стражей за якобы угон транспортного средства. Того же Андрея Дзындзю. Заказной характер материалов по нему не вызывает никакого сомнения. Квалификации дела — попытка угона транспортного средства.

Трактор — это специальная техника, это не автомобиль, для того, чтобы ехать на нем, нужно уметь им управлять. Сегодня сажают тех, кто пришел проявить гражданскую позицию.

В начале протестов на Майдане было много интеллигенции, которая ожидала более решительных действий, а не только песен. Вы осознаете, что когда оппозиция не смогла вовремя предложить никакого решительного плана, это вызвало огромное разочарование?

— Я регулярно общаюсь с нашими избирателями, отвечаю на десятки и сотни телефонных звонков, и я четко знаю, что наш избиратель дисциплинированный и грамотный. Он понимает, что количество людей на улице не превращается просто так в качество.

Количество людей, которые вышли, чтобы выразить свой протест, это фактор, который априори должен быть воспринят обществом, в том числе и исполнительной властью. Если количество не имеет четкой структуры, то осуществить какое-то конкретное действие нет возможности.

Мы это увидели, когда мы пикетировали Кабмин, АП и другие государственные учреждения. Там, где есть "свободовская" линия, там люди держат удар.

Там же, где стоят просто митингующие, которые пришли поддержать пикет, они захотели — пришли, захотели — ушли. Партийные организации понимают, что выполняют четкую задачу. Собственно, что делает идея Майдана сегодня — она структурирует общество.

Складывается впечатление, что оппозиционные лидеры, в част­ности Олег Тягныбок, оказались просто не готовы к тому, что протестующие будут переходить к радикальным действиям…

— Мы действительно этих протестов не планировали и не писали их сценарий. У многих представителей политической жизни был определенный скепсис относительно того, насколько активно отреагируют люди на такой крутой разворот Кабмина, исполнительной власти, ПР в вопросе подписания соглашения с ЕС. Многие полагали, что люди не выйдут.

Людей вышло немного, но они начали активно об этом говорить. А вот наступление на мирных демонстрантов и стало той спичкой, поджигающей взрывчатое вещество.

Украинские граждане уже устали терпеть наглость милиционеров, налоговой службы, продажность судей, несостоятельность органов местного самоуправления. Но украинцы сегодня настроены на мирный протест, очевидно, что следующий шаг не дозрел (интервью состоялось до начала противостояния на ул. Грушевского 19 января, однако его утверждение происходило уже после этих событий, Игорь Швайка оставил формулировки без изменений — прим. "ВД").

Готово ВО "Свобода" к другому развитию событий? Да. Но на сегодня потребность украинского общества совершить следующий шаг не созрела. Общество идет к такой более высокой точке, и Януковичу с его свитой надо бы подумать, чтоб не дойти до нее, иначе диалог будет уже далеко не мирным.

Рейдер-патриот?

До избрания в парламент Игорь Швайка занимался юридическим бизнесом. Первый его серьезный проект — харьковское представительство известной юридической фирмы "Ильяшев и партнеры".

Затем выпускник прокурорско-следственного факультета подался в свободное плавание. Вместе с партнерами он создал собственную компанию "Харьковский юридический альянс", чуть позже — юридическую фирму "Зевс".

Первая функционирует до сих пор, однако Игорь Швайка уже не имеет к ней отношения. А вот фирма "Зевс" прекратила работу после громкого скандала. Ее официальный профиль — корпоративное право и защита бизнеса от рейдерских посягательств. Впрочем, это не спасло самого Игоря Швайку от обвинений в участии в рейдерских схемах.

В 2009 г. наш собеседник, руководивший в тот момент фирмой "Зевс", оказался фигурантом уголовного дела. Прокуратура заявила, что его компания причастна к махинациям с акциями и рейдерскому захвату ЗАО "Автобаза "Харьковводстрой". Якобы юристы обманным путем заставили акционеров продать ценные бумаги, после чего 70 тысяч акций переоформили на офшорную компанию.

Предыдущий руководитель и один из акционеров предприятия оказался в СИЗО, а на автобазе появилась охрана и новое руководство. Компания "Зевс" действовала в интересах семьи Цеханских (отец и сын — Борис и Дмитрий) и еще нескольких харьковских бизнесменов.

По некоторым данным, они являлись спонсорами "Свободы". Обыски дошли и до харьковской областной организации ВО "Свобода", которой руководит Швайка.

Можно привести несколько примеров, когда достаточно известных юристов перед их приходом в политику обвиняли в участии в рейдерских атаках. Это коснулось и вас, когда речь шла о том, что базу "Харьковводстрой" с вашей помощью якобы захватывали новые акционеры. Расскажите о своей роли в этих событиях.

— Обычная корпоративная схема, скупка акций, когда есть акции, распыленные между различными акционерами, и есть внешний инвестор, который купил небольшой пакет акций, а потом хочет нарастить свою долю. Что такое захват компании? Это подделка документов для того, чтобы незаконным образом забрать акции.

Скупка акций — это не запрещенный законом процесс с целью изменить руководство компании. Какое может быть рейдерство, когда мои клиенты приобрели 60-70% акций и стали руководителями общего собрания акционеров, по сути собственником компании.

Почему "захват"? Потому, что это не нравится бывшему руководителю. Естественно, во время скупки акций всплывают его преступления. Если говорить конкретно об этой компании, то это пример плохого "красного директора".

На него было открыто уголовное дело. Он сам признал свою вину в том, что дал задание подделать документы. К нам обратился человек с заявлением о том, что у него украли акции путем подделки подписей. К тому же, генеральный директор и бухгалтер пришли в прокуратуру и написали признание. Дело направили в суд. С этого момента начались крики о рейдерстве.

В информационном пространстве картина выглядит несколько иначе. Речь шла о том, что вы оказались фигурантом уголовного дела из-за махинаций с акциями…

— Информационная кампания — это грязная игра.

То есть уголовного дела не было?

— Оно было, ни один из сотрудников юридической фирмы, ни один из работников, занимавшихся приобретением акций, не были привлечены к ответственности, ни в чем не обвинялись. Как развивается ситуация сегодня, я не знаю.

Дело закрыто?

— Насколько мне известно, да. Кстати, очень много прокуроров, с которыми мы имели вынужденные контакты в то время, впоследствии были изгнаны из прокуратуры, а сейчас вернулись к банде Кернеса и Добкина и выполняют свои функции.

Связан ли с этими событиями ваш выход из юридического бизнеса и переход в политику?

— Деятельность фирмы была приостановлена, потом я еще некоторое время продолжал юридическую практику как частный предприниматель и прекратил эту деятельность в связи с получением полномочий народного депутата.

"Зевс" перестал существовать, потому что юридический бизнес невозможно передать или продать. Это бизнес по принципу: "Пока едешь — держишь равновесие, остановился — надо искать третью точку, чтобы опереться на нее".

Когда я подошел к этому моменту, понял, что политическая деятельность занимает больше времени, к тому же может возникнуть конфликт интересов. Надо заниматься чем-то одним. Если ты занимаешься юридическим бизнесом, то так или иначе имеешь дело с деньгами, с выполнением задач своих клиентов.

Учитывая, что мы принимали участие в крупных проектах, то вынуждены были жить жизнью своих клиентов, его делами. Юрист на определенное время становится приближенным, другом. И когда это расходится с его политическими убеждениями, то нужно выбирать.

Я для себя выбрал политику. Потому что в той системе, в которой мы сегодня находимся, юридические знания стоят недорого. Система, в которой работают юристы, преступна и не требует квалифицированных кадров. Она чаще всего требует мальчиков или девочек, которые переносят деньги из пункта А в пункт Б, покупая решения, независимо от того, законны они или нет.

Что должно произойти, чтобы юридическое сообщество взбунтовалось против системы, в которой роль юристов сводится к передаче взяток?

— Я не думаю, что юридическая система восстанет против этого. Адвокатская среда против судьи не восстанет, так как адвокаты — это вчерашние или завтрашние судьи. Прокурорский против судейского также не восстанет. Сегодняшняя система — это инфицированное общество. Система инфицирует даже людей, которые работают там непродолжительное время.

Странная история

В разгар прошлогоднего конфликта на шахте "Красный партизан", входящей в ДТЭК Рината Ахметова, "свободовец" Игорь Швайка неожиданно для наблюдателей примерил на себя роль переговорщика.

Когда кабинет директора шахты захватили представители Независимого профсоюза города Свердловска, требовавшие прекратить увольнения сотрудников предприятия, политик прибыл на место событий, участвовал в переговорах с администрацией шахты, а впоследствии — и в совещании у губернатора Луганской области Владимира Пристюка.

Там он заявил, что не поддерживает захват кабинетов как метод решения конкретных проблем. Присутствие "свободовца" на предприятии ключевого спонсора Партии регионов не могло не вызвать вопросы.

Особенно на фоне постоянных слухов о финансировании "Свободы" со стороны Партии регионов и Рината Ахметова в частности. Особенно потому, что сами "свободовцы" предположения о связях с регионалами решительно опровергают.

Что вы делали на шахте "Красный партизан" Рината Ахметова, когда в начале прошлого года там произошел захват кабинета директора людьми, представившимися профсоюзными активистами?

— Я решением фракции закреплен за избирательными округами Луганской и Харьковской областей. Когда приходят такие сообщения из областей, ты выезжаешь на место и разбираешься, что происходит.

На шахте "Красный партизан", что в 40 км от моего родного Лутугино, произошло сокращение. Компания ДТЭК, которая взяла шахту в концессию, реструктуризирует внутреннюю деятельность. Собственно, часть людей попадает под сокращение, часть (как правило, охрана и уборка) — переходит на аутсорсинг.

Соответственно, люди теряют свой статус работников шахты. В этом и заключался конфликт. Я изучал эту ситуацию. Наша главная задача была — контроль над соблюдением законности. Кабинет директора шахты был захвачен, потом так же освобожден.

Законности чего? Совершенно непонятно, зачем вдруг политик появляется на территории частной компании, к которой он не имеет никакого отношения…

— Мы встречались с директором этой шахты, с профсоюзным комитетом, который там работает, я встречался с работниками независимого профсоюза, который пытается работать на этой шахте. Это сложная ситуация.

У нас вообще с профсоюзным движением сложная ситуация. Профсоюзы представляют люди, которые находятся в теплых отношениях с администрацией, и тогда проф­союз не выполняет своей роли по защите интересов сотрудников, а делит какие-то блага — путевки и т. д., их, как правило, много. И имеются немногочисленные независимые профсоюзы.

Независимые профсоюзы, возглавляемые не очень авторитетными людьми, — это примерно как общественная организация "Я и мои тапочки". Она не может представлять коллектив, поскольку ее в этот коллектив, по сути, не допускают. Для этого нужно приглашать людей с внутренним стержнем, которые бы четко понимали, на какую работу они соглашаются.

Почему вы негативно оценили действия активистов, отстаивавших права сотрудников шахты "Красный партизан"?

— Подавляющее большинство из них не работает на шахте. Они представляли независимый профсоюз, который включает в себя с десяток людей. Из них на шахте работало один или трое, остальные — независимые профсоюзные деятели.

У них были претензии, не могу сказать, что обоснованные и беспристрастные. Независимый профсоюз, к огромному сожалению, в угольном секторе не имеет того авторитета, который требуется для защиты интересов трудящихся.

Могу привести другой пример. В Харькове мы сотрудничаем с независимым профсоюзом на Южной железной дороге, в который входят порядка 500-600 человек. Это действительно мощный орган. Независимый профсоюз шахты города Свердловска — это 10-12 человек на коллектив в 2,5-3 тыс. горняков, из которых только двое-трое работают на шахте.

Вас на место событий приглашала какая-либо из сторон, например руководство шахты, ДТЭК?

— Я сам приехал — пообщаться с администрацией, с директором шахты, с юристами, с официальным профсоюзом. После этого было несколько совещаний в областной администрации.

Была информация, что этот скандал вообще инспирирован областной администрацией. Как было на самом деле — говорить, не имея достоверной информации, не буду.

До чего вы договорились с администрацией шахты?

— Ситуация на сегодня контролируемая, резких сокращений не произошло. Люди, конечно, теряют в социальной защите, потому что они перестают быть сотрудниками шахты и, получая ту же зарплату, остаются без социальных гарантий, которые есть у шахтеров. Люди на это соглашаются.

С одной стороны, мы им объясняем последствия, с другой — тот же ДТЭК, как капиталист, намерен урезать все дополнительные расходы, которые можно урезать без ущерба для производственного процесса.

Аккордеон и гитара

От былых увлечений Игорь Швайка отказался так же решительно, как от юридического бизнеса. На парашютный спорт и авторалли на серийных автомобилях — любимые хобби политика — он уже давно не может найти времени. Впрочем, под рукой у него в последнее время появился инструмент, позволяющий быстро поднять настроение, — аккордеон. Народный депутат признался, что изредка пытается научиться играть на нем и для друзей.

Как вы проводите свободное время?

— Все свое время сегодня я могу посвятить только жене и детям. Что дает возможность отдохнуть и переключиться? Это аккордеон, я научился играть на нем, когда учился в музыкальной школе.

Он долгое время был у моих родителей, потом я забрал его, и теперь он переезжает со мной. Попытки вспомнить то, что было в руках 20 с лишним лет назад, вдохновляют и возвращают в нормальный режим.

Что играете, чтобы расслабиться?

— В механической памяти осталось очень сложное произведение, которое я взял во втором классе. Мой отец еще тогда говорил, что я замахнулся на очень серьезную вещь, это "Неаполитанская песенка" Чайковского.

Особенность механической памяти в том, что левая рука очень быстро забывает. Но это то произведение, которое помнят обе руки. Настолько оно было хорошо изучено.

Аккордеон стоит дома, плохое настроение — беру его, вспоминаю, что было тогда, и спокойно возвращаюсь в нормальный режим. Это те компенсаторы, которые связывают с детством.

В компании берете инструмент в руки?

— В компании нужно научиться играть что-то на публику. А для этого надо немного потренироваться. Я теперь таскаю свой инструмент с собой для того, чтобы войти в режим и с ходу подобрать мелодию, под которую можно было бы петь.

Но для этого все-таки нужно купить гитару, вспомнить, что гитара также была в свое время в руках и на ней, как говорил мой преподаватель, "шкрябать" гораздо легче, чем "лабать" на аккордеоне. Ведь аккордеон — это инструмент, который требует иного подхода.

Перспективы

В политике Игорь Швайка стремится к непубличности. Несмот­ря на участие в протестах последних месяцев, он редко попадает в телекамеры центральных каналов, не делает решительных заявлений и даже его страница в Facebook мало напоминает блог активного участника революции.

Очевидно, в обозримом будущем нардеп также пред­почтет оставаться "в тылу". Возвращение Игоря Швайки в биз­нес теоретически возможно после окончания депутатской каден­ции. Впрочем, пока что политическая деятельность увлекает его больше коммерческой.