Государство

Как нам перезагрузить «упрощенку»

На протяжении многих лет флагманами Украины считались финансово-промышленные группы и вертикально интегрированные холдинги. Поэтому до комплексного подхода с понятной стратегией развития малого бизнеса не было дела ни одному правительству

Фото: latimes.com

Во всем мире именно малый и средний бизнес (МСБ) вытягивает экономики из кризиса в тяжелые времена. Но для отечественных компаний такая задача оказалась невыполнимой. Главная причина - слишком малая доля и тенизация малого бизнеса. Формально к сегменту МСБ в Украине относят 98% всех предприятий (определяющие критерии - денежный оборот и количество персонала). Реально же их вклад в ВВП не превышает 10-15%.

Большинство мелких компаний не смогли адаптироваться к нынешним условиям. Значительное количество представителей МСБ занято в сфере торговли и услуг, сильно пострадавших во время кризиса. Падение платежеспособности украинцев привело к сокращению розничного товарооборота на 23,9% по итогам первого квартала 2015 г. Пострадали и "малыши", работающие в производственном сегменте: из-за девальвации и роста тарифов себестоимость их продукции резко увеличилась, а продажи упали. Ситуацию усугубил коллапс в банковской системе, вылившийся в заморозку миллиардов гривень на счетах проблемных финучреждений и отсутствие доступа к заемным ресурсам.

Впрочем, плачевное состояние малого бизнеса - только отчасти результат кризиса. За последние 20 лет в этом сегменте успели накопиться более масштабные проблемы.

Лозунги о поддержке небольших предприятий были и остаются непременным атрибутом почти каждой политической партии. Накануне парламентских и местных выборов компаниям обещают послабления и налоговые льготы. Но комплексный подход с понятной стратегией развития МСБ до сих пор не удалось создать ни одному правительству.

В парламентских кулуарах обсуждается возможность объединить ЕСВ и налог на доходы физлиц, как это было сделано в Грузии, установив его на уровне 30-35%. Сейчас общая нагрузка на фонд оплаты труда достигает 60%

Последние кардинальные изменения в регулировании этого сегмента были сделаны еще в конце 90-х, когда украинский бизнес получил упрощенную систему налогообложения. Ее идеология построена на едином налоге, ставки которого варьируются в зависимости от размера бизнеса, количества сотрудников и отрасли.
"Упрощенка" создала комфортные налоговые условия для самозанятых граждан, но дала серьезный побочный эффект. Крупный бизнес теперь может безболезненно дробиться и оптимизировать налогообложение, сводя к минимуму отчисления в бюджет. По неофициальным оценкам Минфина, потери от налоговых ям ежемесячно составляют 600-700 млн грн. Чтобы победить "схемщиков", условия для "единщиков" непрестанно форматируют - сокращают количество групп, пересматривают для них ставки и вводят ограничения.

Самые свежие фискальные правила для малого и среднего бизнеса вступили в силу с января 2015 г. Они сократили количество подразделений "упрощенцев" с шести до четырех и уменьшили ставки налога для малых компаний. Такие послабления должны заставить частный сектор работать легально. Но едва ли ожидаемый эффект будет достигнут.

По словам председателя Государственной регуляторной службы Ксении Ляпиной, снижение ставок единого налога - далеко не тот компромисс от государства, которого ждали компании. "Малый бизнес страдает не от ставки единого налога, а от непосильного единого социального взноса. В ближайшие месяцы нужно внести такие изменения, чтобы малый бизнес мог воспользоваться сниженными ставками ЕСВ. Только в этом случае мы получим путь к легализации теневых доходов", - убеждена Ляпина.

В парламентских кулуарах обсуждается возможность объединить ЕСВ и налог на доходы физлиц, как это было сделано в Грузии, установив его на уровне 30-35%. Сейчас общая нагрузка на фонд оплаты труда достигает 60%.

Но вероятность того, что правительство согласится на такой радикальный вариант, сравнительно низкая. Крутое изменение правил может быть чревато коллапсом для бюджета Пенсионного фонда, львиную долю которого обеспечивает ЕСВ.

Фото: УНИАН

Малому бизнесу остро не хватает оборотных средств. Еще в прошлом году, до резкой девальвации гривни, банки заявляли о готовности кредитовать МСБ. Но уже тогда доступ к ресурсу получали единицы, да и то под непомерные ставки. А после повышения учетной ставки НБУ до 30% в нынешнем году кредитование вообще застопорилось. В стране нет бизнеса, рентабельность которого позволила бы обслуживать настолько дорогие займы. Портфель проблемной задолженности в банках быстро растет, и финансисты не намерены смягчать условия кредитования.

Выходом из сложившейся ситуации могло бы стать создание государственного гарантийного фонда. "С его помощью можно решить проблему доступа бизнеса к банковскому финансированию. Фонд может предоставлять гарантии банкам на сумму недостающего залога", - говорят в аудиторской компании Baker Tilly. Но государство едва ли готово поддержать подобные инициативы и предоставить необходимое финансирование. Это подтверждает и опыт предыдущих лет, когда на программы развития и поддержки МСБ из госбюджета либо ничего не давали, либо выделяли копейки. Последний раз ассигнования были сделаны в 2013 г. и составили всего 10,3 млн грн.

Недостаточно старается государство и в плане дерегуляции бизнеса. Принятые парламентом законы, позволяющие упростить работу компаний и повысить позиции страны в рейтинге Doing Business, мало затронули МСБ. "Нам нужно поступить так, как сделали, например, в Беларуси. Там с персонального компьютера можно подать заявление на лицензию или на разрешающий документ и за три дня получить его на почте. Вот это было бы настоящее упрощение", - считает председатель ассоциации собственников малого и среднего бизнеса "Центр" Руслан Соболь.

Еще один возможный вариант поддержки для малого бизнеса - доступ к госзаказу. Правительство вполне может отдавать 20-25% госзакупок МСБ, заранее определив приоритетные направления. Есть ряд стран, где подобная модель успешно работает. Например, в Индии действует программа, согласно которой местные и центральные органы власти, а также госкомпании обязаны закупать не менее пятой части продукции у малого бизнеса. В итоге количество малых и средних предприятий в этой стране выросло с 0,4 млн в начале 70-х до более 12 млн сегодня.

Но чтобы внедрять такие механизмы, нужно подсчитать, что производит малый бизнес и в каком объеме. Отсутствие таких данных на сегодняшний день - яркое свидетельство того, что государству проблемы бизнеса неинтересны.

Почему Украине не светит быстрый выход из кризиса

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), вклад малого бизнеса в ВВП развитых государств за последние 15 лет увеличился на 20%. К примеру, в США на его долю приходится порядка 53% произведенного национального продукта, в странах Евросоюза - 68%, в Японии - 56%. По прогнозам ОЭСР, в ближайшие пять лет доля "малышей" в экономике постиндустриальных держав вырастет еще на 5-7%. Сотни тысяч субъектов малого предпринимательства ежегодно разоряются (по статистике, около 50% таких предприятий закрываются в первые два года деятельности). Однако количество новых небольших компаний увеличивается на 1-2% в год, поэтому сектор сохраняет стабильность.

Инфографика "ВД"

Из-за возможности быстро реагировать на изменения конъюнктуры рынков именно малый бизнес позволяет развитым странам восстанавливаться после серьезных финансовых кризисов. Он также является важным амортизатором проблем, возникающих на рынке труда. В небольших компаниях работает более 70% занятого населения экономически развитых государств. И именно этот сектор может принять высвобождающуюся рабочую силу. К примеру, именно малый бизнес помог стремительному росту немецкой экономики в 50-60-е годы прошлого столетия, обеспечив страну половиной рабочих мест. Он же выручил Германию после кризиса 2008-2009 гг. Последние пять лет количество небольших предприятий там увеличивается на 3,7% в год, в то время как крупных компаний - лишь на 2,5%. Сейчас в Германии насчитывается почти 3,5 млн небольших фирм, что составляет 80% всех предприятий страны. В малом бизнесе занято 70% трудоспособного населения, которое дает в казну более 40% всех налоговых отчислений и производит половину ВВП.
Малый бизнес - это не только, скажем, семейная пекарня или ремонт обуви. Именно в данном секторе генерируется более половины всех инноваций в IT-отрасли, аэрокосмической сфере, фармацевтике, медицине и т. д. По информации ОЭСР, в США 60% инновационной продукции создается предприятиями малого и среднего бизнеса. Во Франции до 30% значительных изобретений принадлежит сотрудникам небольших фирм, в Великобритании - 28%. Правительства этих стран рассматривают малый бизнес как равноправного партнера. К примеру, администрация США 22% госзакупок производит у мелких фирм, а лидером госзаказа для них является министерство обороны.

А вот Украине в этом плане похвастаться нечем. Много лет подряд наша страна делала ставку на развитие крупной промышленности (металлургии, тяжелого машиностроения, химпрома), откровенно игнорируя малое предпринимательство. Нынешний кризис в стране - падение ВВП, зашкаливающая инфляция и рост безработицы - во многом является следствием такой политики. Формально в Украине к малому бизнесу можно отнести 97,5% предприятий, но их вклад в ВВП составляет не более 6% - в 12 раз меньше, чем в развитых государствах. В небольших отечественных компаниях работает чуть больше 20% населения, с учетом теневого сектора - порядка 30%. Это в 2,5 раза меньше, чем в странах Евросоюза. "Стабильная экономическая ситуация возможна лишь при доле малого и среднего бизнеса в экономике не менее 50%", - утверждает глава Федерации проф­союзов работников малого и среднего предпринимательства "Единение" Наталья Кожевина.

Мелкие предприниматели занимаются у нас в основном торговлей, общепитом и сферой обслуживания. Такая структура мелкого бизнеса не позволяет ему выйти на внешние рынки. А вот европейцам это вполне удается - доля продукции небольших компаний в экспорте ЕС достигает 70%. В США и Японии показатель участия таких фирм во внешнеэкономической деятельности находится на уровне 40% от общего объема экспорта.

400 млрд грн. убытков получили в 2014 г. крупные и средние предприятия

На протяжении многих лет флагманами Украины считались финансово-промышленные группы и вертикально интегрированные холдинги. Неудивительно, что завязанная на нескольких структурах экономика во время кризиса дала такую глубокую трещину. В прошлом году ВВП Украины сократился на 6,8%. По оценкам НБУ, в первом квартале 2015 г. падение составило 15%. За прошлый год крупные и средние предприятия Украины получили свыше 400 млрд грн. убытков. Больше всего пострадал локомотив экономики - промышленность. Отрицательный финансовый результат индустриальных гигантов составил более 150 млрд грн.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за май 2015 г. (№5/430)