Государство

Как украинцев приучали к терроризму

Резкий всплеск псевдотеррористической деятельности в стране наблюдался во время пребывания во главе СБУ пророссийского деятеля Валерия Хорошковского, который одновременно руководил Антитеррористическим центром при украинской спецслужбе

Фото: УНИАН

Долгие годы Украина была в компании самых благополучных стран постсоветского пространства, где не было терактов в принципе. Даже в соседней Беларуси иногда случались громкие инциденты террористического направления (как, например, взрыв в апреле 2011 г. в минском метро, в результате чего погибли 15 человек, а более 200 пострадали), в организации которых подозревали в том числе и местный КГБ в интересах режима Александра Лукашенко. Собственно, такие гипотезы всегда выдвигались по аналогии с путинской Россией, где тень от каждого очередного теракта уже почти автоматически падает на всемогущую ФСБ.

Кстати, происками наших "чекистов" многие объясняли два случая террористической деятельности в Украине за десятилетнее президентство Леонида Кучмы: взрывы двух гранат в октябре 1999 г. во время посещения Кривого Рога кандидатом в президенты Наталией Витренко (получили ранения несколько десятков людей, а сама кандидат отделалась испугом) и срабатывание самодельных взрывных устройств в августе 2004 г. на Троещинском рынке в Киеве (более десяти человек пострадали, одна женщина от полученных ран скончалась). Примечательно, что оба случая произошли в самый разгар президентской предвыборной кампании - за организацию криворожского теракта был приговорен к 15 годам лишения свободы глава местного избирательного штаба Александра Мороза Сергей Иван­ченко, которого Кучма помиловал в 2004 г., а у задержанных подрывников урны и тележки уборщицы на рынке "Троещина" правоохранители изъяли партбилеты Украинской народной партии (УНП Юрия Костенко тогда была активным участником блока "Наша Украина" Виктора Ющенко).

После тихой в этом плане "оранжевой" пятилетки в Украине стал наблюдаться резкий всплеск терактов, а их ареалом оказались крупные города востока страны. С приходом в 2010 г. Виктора Яну­ко­вича в президентское кресло СБУ возглавил известный представитель условной группы "РосУкр­Энерго" Валерий Хорошковский, который одновременно руководил Антитеррористическим центром при украинской спецслужбе. По данным группы "Информационное сопротивление" Дмитрия Тим­чука, именно в годы работы Хорош­ковского в СБУ в украинских, прежде всего восточных и южных регионах были сформированы основные агентурные сети российских ФСБ и ГРУ, которые перестали находиться в приоритетной разработке украинских контрразведчиков. Последствия не заставили себя долго ждать - за три года украинцы стали привыкать к тому пугающему всех факту, что террористы почему-то постоянно присутствуют и среди нас.

С угрозами терактов теперь сталкиваются и Киев, и Львов, и все без исключения мало-мальски крупные города Украины вне зависимости от расстояния до российской границы или линии разграничения в Донбассе

28 июля 2010 г. в Запорожье, в местном Свято-Покровском храме, прогремел взрыв. В итоге погибла 80-летняя монашка и 10 человек получили ранения. В 2013 г. за это преступление были приговорены к 14- 15 годам действующий пономарь церкви, бывший алтарник храма и его брат. Дело "запорожских пономарей" изначально было шито белыми нитками, поэтому в марте 2014 г. их признали политическими заключенными и выпустили на свободу, а в 2015 г. Высший спецсуд по уголовным делам отменил в отношении "запорожских пономарей" обвинительные вердикты первой и второй инстанции. Но реальные исполнители и организаторы теракта до сих пор не найдены.

20 января 2011 г. в Макеевке Донецкой области произошли два взрыва - возле торгового центра и центрального входа в админздание "Макеевугля". В результате никто не пострадал, однако зданиям был нанесен значительный ущерб. Неподалеку от мест одного из терактов на стене был найден конверт, в котором содержалось требование выплатить 4,2 млн евро. Неизвестные угрожали, что в случае невыполнения требований в разных местах Макеевки будут произведены еще пять взрывов. Вскоре по подозрению в разбойном нападении на таксиста были задержаны двое местных жителей, при домашнем обыске у одного из них были обнаружены улики и вещественные доказательства, свидетельствующие о причастности за­держанных к подготовке и осуществлению макеевских терактов. Уже в сентябре 2011 г. Центрально-Городской районный суд Макеевки вынес обоим приговор - восемь и 15 лет тюрьмы. В 2012 г. Высший спецсуд оставил данный вердикт в силе, а сейчас "макеевские террористы" всеми напрочь забыты - на оккупированных территориях Донбасса сегодня другие заботы.

Фото: УНИАН

22 августа 2011 г. в Василькове Киевской области работники СБУ изъяли якобы взрывное устройство. Спецслужбисты задержали двух депутатов Васильковского горсовета и помощника одного из них, которых обвинили в подготовке теракта, а именно: подрыве памятника Ленину в Борисполе, который на тот момент уже был демонтирован по решению Бориспольского горсовета. В январе 2014 г. Киево-Святошинский суд приговорил всех троих к шести годам тюрьмы, но сразу после бегства Януковича из Украины "васильковских террористов" освободили под подписку о невыезде, а затем полностью оправдали. Один из "террористов" - Игорь Мосийчук - теперь в парламентской фракции Радикальной партии Олега Ляшко.

27 апреля 2012 г. в центре Днепропетровска средь бела дня на протяжении часа произошла серия взрывов. Погибших не было, но пострадали три десятка людей. При этом миллионный город на продолжительное время погрузился в атмосферу страха, хотя уже через три дня подозреваемые в совершении терактов были задержаны. Мотивом преступления лидера террористической группы, которым был назван местный преподаватель политологии, кандидат наук Виктор Сукачев, и трех его "подельников" якобы считалось вымогательство $4,5 млн. Им также вменялась организация еще трех терактов в октябре-ноябре 2011 г. в Днепропетровске, Запорожье и Харькове вообще без какой-либо мотивации. Дело "террористов-политологов" стало рассыпаться в суде даже во время президентства Януковича, ну а в марте 2014 г. с двоих подсудимых были сняты обвинения, оставшиеся же за решеткой стали говорить, что признания выбивались с помощью пыток. Однако вопрос, кто в апреле 2012 г. всего за час заставил паниковать все население Днепропетровска и окрестностей, остается открытым, а "русский след" в этой истории - более отчетливым.

Теперь тайные практики стали явью: почерк преступников, действующих как в отношении активистов Евромайдана позапрошлой зимой, так и в зоне АТО до сегодняшнего дня, похож как две капли воды и в принципе является "визитной карточкой" российских ФСБ и ГРУ. То же относится и к террористической деятельности в мирных украинских городах, осуществляемой исключительно вражескими диверсантами. Только в одном Харькове с весны прошлого года зафиксировано почти полсотни терактов, в зоне особого террористического риска продолжают оставаться Одесса, Запорожье и Днепропетровск, а с угрозами терактов теперь сталкиваются и Киев, и Львов, и все без исключения мало-мальски крупные города по всей территории Украины вне зависимости от расстояния до российской границы или линии разграничения в Донбассе. И к этому спецслужбы России приучали нас последние пять лет.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 19 апреля 2015 г. (№16/726)