Государство

Константин Ворушилин: У большинства украинских заемщиков ментальность кидал

Директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физлиц о том, где ФГВФЛ возьмет средства на выплаты пострадавшим вкладчикам и как накажут недобросовестных банкиров

Фото: "ДС"

"ДС": Недавно Нацбанк анонсировал новый этап "чистки" на рынке, на сей раз в группе средних и малых банков. Сколько финучреждений Вы ожидаете получить на попечение Фонда в следующем году?

К.В. Это вопрос к НБУ - он принимает решение о выводе банков с рынка. Безусловно, есть финучреждения, которые продолжают заниматься сомнительными операциями, и, скорее всего, они долго не проживут. Сколько их, я не знаю. Скажу только, что в этом году мы больших "подарков" не ожидаем. Плана вывести с рынка 40,50 или 70 банков у НБУ, насколько я знаю, не существует. Но развитие ситуации будет зависеть не только от регулятора, но и от собственников и топ-менеджеров банков. Когда финучреждения получают статус проблемных, они часто начинают творить "чудеса" - откровенно фальсифицировать отчетность, проводить сомнительные схемы. Именно по этой причине, например, с рынка недавно в срочном порядке пришлось выводить "Радикал Банк", "Юнион стандард банк" (ЮСБ Банк) и ряд других. Поэтому прогнозировать сложно. Учитывая "анонс" регулятора, мы будем закладывать на следующий год возможность новых заимствований у правительства.

"ДС": В этом году ФГВФЛ должен выплатить пострадавшим вкладчикам еще около 11 млрд грн. Есть ли у фонда эта сумма?

К.В. У нас на счету сейчас находится 3 млрд грн. Также мы еще не выбрали 9 млрд грн. из объема заимствований, обещанного нам на этот год Минфином (всего 21 млрд грн.). Так что на выполнение обязательств перед вкладчиками у нас будет еще 12 млрд грн. Что касается следующего года, мы попросим заложить для Фонда в бюджет порядка 16 млрд грн. Это с учетом требований закона, обязывающих нас иметь на счетах не менее 2,5% от общей суммы гарантированных выплат. Согласно этой норме, на нашем счету должно постоянно находиться свыше 4,5 млрд грн.

"ДС": Сколько фонд потратит в этом году на обслуживание предоставленных кредитов?

К.В. По заимствованиям НБУ мы выплатим 2,4 млрд грн., Минфина - почти 1,3 млрд грн. Надеюсь, в следующем году ситуация будет полегче. У НБУ мы брали короткие кредиты, большая часть которых была обеспечена ОВГЗ. И долг перед Нацбанком мы начнем частично закрывать уже в следующем году. Все остальные заимствования были сделаны нами у Минфина на более длительный срок - гасить их придется в 2025-2029 гг. И на этот же период отнесена выплата процентов. Так что у нас будет передышка. Другой вопрос - что делать дальше, откуда брать деньги на возврат ранее взятых кредитов? Ситуация действительно сложная. Сумма регулярных поступлений от банков в фонд составляет только порядка 3,2-3,5 млрд грн. в год (для сравнения: в этом году ФГВФЛ выплатил вкладчикам более 43 млрд грн. - "ДС"). Даже если мы увеличим отчисления банков в 2 раза, это не решит кардинально проблему дефицита средств, но может подорвать финансовую устойчивость ряда банков. Поэтому, я думаю, мы пока не будем выходить с инициативой об увеличении сбора в Фонд с банковской системы. Но в перспективе, когда ситуация в экономике стабилизируется, мы безусловно будем говорить о повышении отчислений в первую очередь с валютных депозитов. Мы также планируем инициировать введение дифференцированных ставок регулярных сборов. Банкам, которые ведут рисковую политику и предлагают вкладчикам доходность по депозитам выше рыночной, придется платить в Фонд больше.

"ДС": Планируются ли какие-то ограничения по получению выплат из ФГВФЛ? Ведь сейчас вкладчики, получив в Фонде деньги, тут же несут их в другой потенциально проблемный банк, который предлагает максимальную доходность по вкладу. В России, например, обсуждали возможность ввести ограничения по количеству выплат из фонда на 1 клиента, например, не чаще чем раз в пять лет... Витают ли подобные идеи у нас?

К.В. Действительно такая проблема есть. Но 90% вкладчиков - это небогатые люди. И гарантированные государством 200 тыс. грн. депозита - совсем небольшие деньги. Ограничить к ним доступ сейчас, особенно с учетом ситуации в экономике, было бы неправильно. Но в будущем такие варианты можно обсуждать, как и дифференциацию ставок отчислений для банков.

"ДС": Что происходит с банком "Финансы и Кредит"? Удалось ли найти инвестора?

К.В. Нет, мы будем ликвидировать банк, вопрос лишь в том, как скоро. Банк большой, обработка базы вкладчиков потребует времени. На "Финансы и Кредит" был только один претендент, который намеревался создать на его базе переходной банк. Но его предложение было, мягко говоря, неинтересным. Сомневаюсь, что это был серьезный инвестор. Он обещал внести в уставный капитал банка 500 млн грн. При этом мы должны были передать ему активы на 5 млрд грн. и на такую же сумму базу вкладчиков с депозитами до 200 тыс. грн. Но инвестор смотрел не столько на активы, которые мы ему передавали, сколько пытался выяснить вопросы по конкретным депозитам. Было понятно, что в данном случае покупатель заинтересован в каких-то схемах вывода своих денег из банка. Мы ему отказали, потому что его предложение было экономически не интересно. Хотя юридическая компания, которая представляла этого инвестора, работала с нами раньше. С ее помощью мы успешно продали Астра Банк.

"ДС": Действительно ли из "ФиК" была выведена значительная доля активов?

Продажи идут не очень хорошо, похвастаться нечем. Самые лучшие активы находятся в залоге у Национального банка. Чтобы их продать, мы должны получить специальное разрешение регулятора. При этом стартовую цену также должен определить НБУ

К.В. На момент введения временной администрации все активы были на месте, в том числе и те, которые были переданы в обеспечение по кредитам НБУ. Когда входил наш представитель, на счетах находилось почти 500 млн грн. Банк живой, у него была возможность выжить и продолжать работать. Но не мы принимали решение. Нужно понимать разницу: есть банки-пирамиды, которые живут за счет сомнительных схем, но "ФиК" к ним не относился. Да, собственник банка вывел деньги в инсайдерские кредиты, в свой бизнес, в производство. И пока оно работало, все было нормально: кредиты обслуживались, депозиты возвращались вкладчикам и т.д. Как только экономика остановилась, мельница прекратила крутиться.
Думаю, нужно было искать какие-то компромиссы. И не только по "Финансам и Кредит", но и по другим банкам. Если сейчас речь идет о возможности реструктуризации долгов государства, нужно было также говорить и о реструктуризации долгов бизнеса внутри страны, чтобы не создавать нагрузку на экономику, на Фонд. Но это сложная работа.

"ДС": Сколько в этом году Фонд выручил от продажи активов неплатежеспособных банков?

К.В. Около 700 млн грн. Продажи идут не очень хорошо, похвастаться нечем. Самые лучшие активы находятся в залоге у Национального банка. Чтобы их продать, мы должны получить специальное разрешение регулятора. При этом стартовую цену также должен определить НБУ. Но алгоритм взаимоотношений Фонда с Национальным банком отрабатывается очень медленно. За этот год они нам дали разрешение только на продажу активов Брокбизнесбанка, части активов БГ Банка и банка "Форум". Причем в каждом из этих случаев речь шла, в основном, о недвижимости. Между тем, в общей ликвидной массе, которая у нас сейчас есть в управлении, 79% - это кредиты. А их продавать гораздо сложнее. Во-первых, есть сложности с оценкой, во-вторых, покупателей совсем немного. Кредит нужен либо тому, кто его взял (выкупить, погасить, и забыть о долге), либо рейдеру, который, купив право требования по кредиту, сможет забрать интересный залог и продать его дороже.

Есть нормальные заемщики и нормальные портфели. Но есть и такие кредиты, залоги по которым давно выведены и вместо них появились, например, фиктивные ценные бумаги непонятных эмитентов. Пример - Банк "Киевская Русь". Нормальная недвижимость, служившая обеспечением по кредитам банка, была выведена. Вместо нее обнаружились непонятные ценные бумаги на сумму 100 млн грн. Сейчас мы пытаемся разобраться с этим клубком и добраться до активов. Но несмотря на все сложности, до конца года мы все-таки планируем довести выручку от продаж активов неплатежеспособных банков не менее 1 млрд грн., а возможно и более.

"ДС": А в следующем году?

К.В. Прогнозировать сложно, но я надеюсь что Фонд получит, минимум, 5 млрд грн., максимум - 11-12 млрд грн. А вот Нацбанк может выручить вдвое большую сумму. Например, регулятор уже давно обещает выставить на продажу Херсонский нефтеперерабатывающий комплекс Реал Банка (обслуживал бизнес-империю Сергея Курченко - "ДС"). Также с молотка может пойти ТЦ "Республика". Стоимость каждого из них, минимум, сотни миллионов, а возможно и более миллиарда гривень. От продажи активов НБУ в следующем году может выручить не менее 15-20 млрд грн.

"ДС": Фонд декларировал, что балансовая стоимость активов, переданных в управление, превышает 380 млрд грн., а оценочная - в 4 раза меньше. Как так получилось?

Фото: politeka.netК.В. Очень большая проблема с оценкой залогов. К примеру, есть много объектов, расположенных в Луганской и Донецкой областях, стоимость которых сейчас гораздо ниже первоначальной. Также не секрет, что когда банки проворачивали схемы по выводу денег через кредиты связанным лицам, залоги переоценивались десятки раз. "Рисовали" завышенную цену на объект, заемщик получал под его залог огромный кредит, а деньги "распиливали". В итоге в банке оставался актив, который по факту ничего не стоит. Даже нормально работающие заемщики-предприятия не хотят выкупать свои кредиты по номинальной стоимости. Ведь, как правило, топ-менеджеры компаний договаривались с банками и получали бОльшие суммы кредитов под переоцененные залоги. Но есть и другой нюанс. Сейчас предприятия-заемщики выкупают свои кредиты не напрямую, а через факторинговые компании, ведь де-факто Фонд продает права требования по кредиту. Обычно за долги готовы платить с большим дисконтом, все зависит от качества залога. А дальше предприятие выкупает свой кредит у факторинговой компании. Кредит в 100 млн грн. может быть выкуплен, условно, за 20-30 млн грн. Но при этом разница в 80 млн грн. облагается налогом. Поэтому большинство заемщиков делает "прогонку" денег и выкупает долги якобы по номиналу. А потом мы слышим упреки в сторону Фонда, что мы продаем долги с дисконтом, хотя заемщик платежеспособен, а его кредит обеспечен залогом. Но если разобраться, по большинству таких кредитов в залоге находятся не имущественные комплексы, а какие-то подсобные помещения, компрессорные и другие отдельно стоящие здания внутри комплексов. Кому они нужны, как их продать?

Есть и категория активов за которыми мы "бегаем", пытаемся достать с помощью правоохранительных органов. Это, в основном те, которые выводились из банков и прятались перед введением временных администраций. Мы ставим их на баланс, но по факту у нас их нет. Хотя, надо сказать, если по таким "гиблым" кредитам есть понятный залог и понятный реальный заемщик, находятся желающие, которые выкупают права требования и потом пытаются взыскать долг. Мы работаем и с такими покупателями. Активы продаются через электронные площадки, и нам все равно кто их купит - главное, чтоб заплатили подороже и купили побыстрей.

"ДС": Говорят, что торги через те же электронные площадки не всегда проходят прозрачно...

К.В. Мы начали активно отстраивать эту систему только в этом году, поэтому были проблемы. Не везде торговые площадки работают добросовестно, некоторые начинают строить схемы под себя, под конкретного клиента. Поэтому двоим мы уже отказали в аккредитации, с четырьмя сейчас разбираемся с помощью СБУ. Ведь мы заинтересованы в рыночных клиентах, чтобы продать актив максимально дорого.

"ДС": Многие ли заемщики продолжают обслуживать кредиты после банкротства банка?

К.В. К сожалению, у большинства украинских заемщиков ментальность кидал. Многие владельцы бизнеса уехали из страны, не рассчитавшись с кредитами, многие решили, что за пустячную сумму они наймут юридическую компанию и та решит все проблемы с долгами. Но все оказалось не так просто. И ответственность за финансовые хищения может наступить и через 5-10 лет. Здесь нет короткого срока давности.

У большинства украинских заемщиков ментальность кидал

Конечно, есть и компании, которые дорожат своей кредитной историей. Например, тот же "Агромат", у которого был кредит в банке "Форум", перекредитовался в другом банке и закрыл свой долг перед Фондом. И таких немало. Мы продали в этом году активы на торгах на сумму 700 млн грн., а при этом собрали с банков 3,7 млрд грн. Это в основном деньги, которые платят добросовестные заемщики, которые думают о своей репутации и о завтрашнем дне. Например, только заемщики Дельта Банка погасили кредиты на 1,5 млрд грн. Правда, таких добросовестных оказалось только 1,5% от общего числа заемщиков.

"ДС": Когда начнет работать консолидированный офис, который займется продажами активов?

К.В. Активно - со следующего года. В консолидированном офисе будет работать около 70 человек. Все активы будут поделены на группы, созданы отделы, которые займутся ипотекой, розничными кредитами (обеспеченными, необеспеченными), корпоративными и т.д. Сегодня окончательное решение - на какой бирже проводить торги, с каким оценщиком работать, как формировать лоты и т.д. - принимает ликвидатор, уполномоченный представитель Фонда в банке. Да, решения согласовываются с нами, но имея на руках 65 банков и столько же уполномоченных, мы за всеми уследить не можем. Некоторые делали ошибки, некоторые - шли на осознанные злоупотребления. С рядом администраторов нам пришлось попрощаться, в отношении некоторых ликвидаторов были открыты уголовные дела. По новому закону все активы будут передаваться в консолидированный офис, а он будет заниматься систематизацией, работой с заемщиками и т.д.

"ДС": Согласно новому закону об усовершенствовании системы гарантирования вкладов, фонд начал вводить своих представителей в проблемные банки вместе с куратором НБУ. Есть ли эффект от такой меры? Удается ли минимизировать злоупотребления, пресекать схемы вывода активов?

Фото: fdlx.comК.В. Дело не только в законе. После вывода с рынка такого количества банков у нас появился огромный опыт. Еще год назад ни мы, ни Нацбанк не понимали, как организовать процедуры максимально эффективно, многое делалось неправильно. Например, по закону НБУ мог давать проблемному банку 180 дней на поиск инвестора, выравнивание ситуации и пр. и регулятор придерживался этой нормы, а недобросовестные собственники этим пользовались. В том же CityCommerce Bank в период "проблемности" вовсю выводили активы. И хотя в финучреждении находился куратор НБУ, он не имел юридических полномочий останавливать операции. Сейчас мы работаем по-другому. Начиная с осени, мы ввели для всех без исключения банков подекадную отчетность: каждые 10 дней они подают в фонд данные о суммах и количестве вкладчиков, которые потенциально подпадают под выплаты фонда гарантирования, а проблемные банки - отчитываются ежедневно. И если мы видим резкий рост этих показателей, мы сразу понимаем, что банк собираются "положить". Фонд тут же начнет теребить НБУ, чтобы тот признавал банк проблемным, вводил временную администрацию и т.д.

"ДС": Удалось предотвратить такие случаи?

К.В. Летом мы увидели, что в ряде финучреждений начался резкий рост депозитов, подпадающих под выплаты фонда. Один из этих банков - "Национальные инвестиции" - сейчас находится на нашем попечении. Но, к сожалению, еще до того, как мы его "отловили", там успели подробить вклады на 500 млн грн., переложив эти выплаты на фонд.

При этом банк умудрился продать факторинговым компаниям активы примерно на сумму в 1 млрд грн. Эту незаконную операцию мы оспариваем и по ней уже работают правоохранительные органы. В другом банке сейчас работают наши люди и сегодня там ситуация стабилизировалась, надеюсь, все будет хорошо.

Фото: o1.uaРаньше мы собирали данные о суммах, подпадавших под выплаты фонда, только раз в месяц. И это обошлось нам очень дорого. Когда собственники и менеджеры банков понимали, что их финучреждение уже не будет жить, они начинали в срочном порядке дробить крупные вклады на суммы до 200 тыс.грн. на разных подставных лиц. Потом, в период осуществления выплат, к отделениям банков-агентов подъезжали целые автобусы с "вкладчиками", люди получали деньги, часто по доверенности, а потом сдавали в одни руки. Похожая ситуация была в Еврогазбанке.

Одновременно из банков выводили активы. Например, в банке "Порто-Франко" еще до введения временной администрации активы на 500 млн грн. были проданы за 1 грн., а все оригиналы документов вывезены. Подобные факты были зафиксированы и в Имэксбанке, и в БГ Банке.

"ДС": По поручению правительства фонд вместе с правоохранительными органами должен подготовить десяток "кейсов" относительно самых громких дел по банкам-банкротам, чтобы затем привлечь к ответственности собственников этих финучреждений. Кто войдет в эту десятку?

К.В. На самом деле их будет более десяти. Но называть имен я сейчас не могу. Скажу только, что в списке не обязательно будут крупнейшие банки. Например, в него наверняка войдет Укрпрофбанк. Мы выплатили вкладчикам по его обязательствам 700 млн грн. При этом собственники и менеджеры украли из банка все вплоть до стульев. Думаю, за такие действия они заслужили показательную порку. Сейчас этим делом занимается прокуратура, следственные органы.

На днях было совместное заседание, в котором участвовали Минфин, СБУ, полиция, Госфинмониторинг, ГФС, прокуратура. Мы определили приоритетные дела, на которых мы сосредоточимся. Заниматься ими и расследовать будем совместно.