Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Высшее сословие. Что роднит Кличко с дочерью Ярослава Мудрого

Понедельник, 12 Июня 2017, 14:15
Тот факт, что Владимир Кличко крестил дочь Нестора Шуфрича, говорит лишь об одном — средневековье из украинских пределов еще не ушло, что бы там не врали календари

Фото: facebook.com/Оксана Марченко

Новость о том, что боксерско-мэрское семейство Кличко породнилось с русскомирско-"оппоблоковскими" семействами Нестора Шуфрича и Виктора Медведчука, спровоцировала у украинцев вполне прогнозируемый праведный гнев. Зрада подобного "мезальянса" более чем очевидна для всех. Для всех, кроме самих участников церемонии. Трудно отделаться от мысли, что ни Владимир, ни Виталий Кличко, ни Оксана Марченко, ни Нестор Шуфрич все еще не понимают, что, собственно, такого произошло, что все с ума посходили.

Ну, породнились три уважаемые семьи — политиков, спортсменов и бизнесменов, у которых есть некие общие бизнес-интересы в столице. Например, Киевский речной порт, приобретенный в свое время структурами Шуфрича. В общем, все чинно, благородно и никаких лишних вопросов не вызывает... Ну а касаемо возможных политических последствий, то они хоть и возможны, но точно не критичны. "Свой" патриотический избиратель все равно проголосует, потому что выбор не богат, а конкуренты ничем не лучше. Ну а если выберут конкурентов из "Оппоблока", так кумовство с Шуфричем все равно позволит "решать вопросы".

Так ситуация выглядит с точки зрения украинской элиты, к которой, безусловно относятся все непосредственные участники "мезальянса". Правда, для "простых людей", о благе которых и печется вышеназванная элита, все выглядит несколько иначе. Если кто еще не в курсе, напомним политико-родственный расклад ситуации. Дочь Нестора Шуфрича, народного депутата от "Оппоблока" и давнего партнера одиозного пророссийского политика Виктора Медведчука, крестили: многолетний, но уже бывший чемпион мира по боксу и родной брат киевского мэра Владимир Кличко и супруга Медведчука, телеведущая Оксана Марченко. То есть семья проевропейского прогрессивного политика, стоявшая в свое время на Майдане, "зашкварилась" связями не просто с политиками с подпорченной репутацией и несколько отличающимися взглядами, а с прямыми и откровенными врагами, которые не скрывают, на чьей они стороне в этой "гибридной" войне.

Вишенкой на торте стало то, что церемонию крестин проводил не кто попало, а сам митрополит Киевский Онуфрий. Тот самый, что пребывает в "каноническом единстве" с патриархом московским Гундяевым и демонстративно не встает, чтобы почтить память погибших на Донбассе украинских воинов.

Ну а Медведчук, как всем прекрасно известно, пребывает в "каноническом единстве" лично с Владимиром Путиным, являясь тому тем, кем теперь самому Медведчуку приходится Кличко-младший, — кумом. Это автоматически порождает вопрос, какова теперь степень родства братьев Кличко с Путиным. И хотя с формальной точки зрения "кум моего кума не мой кум", но украинца таким формализаторством не проведешь, и в народном сознании оба брата Кличко теперь гарантированно станут то ли полукумами Путина, то ли двоюродными кумами, то ли как-то там еще. В общем зрада более чем очевидна.

В сухом остатке мы имеем некий украинский политический релятивизм. Одно и то же событие воспринимается и понимается элитой и простыми украинскими гражданами совершенно по-разному. Что представителю элиты хорошо, то простому украинцу смерть.

Собственно, в том, что элита имеет представления о мире и нравственные ориентиры, несколько отличные от простого народа, нет ровным счетом ничего нового и уникального. Каких-то 400 лет назад, да и намного раньше, подобное было более чем характерно для всей средневековой Европы. Тогда, напомним, общество делилось на сословия, и важнейшей была именно сословная принадлежность, а не этническая, территориальная или какая-либо другая.

Та же Анна Ярославна, упомянутая не так давно свежеиспеченным двоюродным кумом Кличко, не потому не может быть русской, что была украинкой, а потому, что была княжной. Именно принадлежность к тогдашней политической элите и определяла личность дочери Ярослава и ее место в социуме. Поэтому французское королевское семейство Капетингов было ей куда ближе, понятнее и роднее, чем какие-то дикие непонятные селяне, ошивавшиеся по киевским околицам. И никакие феодальные войны, которые и велись к тому же преимущественно против кровных родственников, никак на факт в первую очередь сословной самоидентификации не влияли.

Как видим, со времен Ярослава в нашей стране поменялось немного. Шуфричи, Клички, Порошенки, Медведчуки и другие уважаемые элитарные семейства — это те же Ольговичи, Давыдовичи и Мономаховичи удельной Руси, только теперь на "майбахах" и "лексусах". Они так же, как и их средневековые предки, ссорятся друг с другом, если выгодно мириться — мирятся, потом снова ссорятся, заключают династические браки и союзы, перебегают из одного лагеря в другой, воюют и убивают друг друга, но всегда ощущают свое сословное родство. Ну а то, что большая часть нынешней украинской элиты еще совсем недавно была тем самым низким сословием, лишь добавляет всей их элитарной возне запала. Что же касается "низших сословий", то элите не просто нет до них никакого дела, они и не пытаются понять, чем те живут.

К сожалению, наше "высшее сословие" слишком молодо, и важный исторический момент, когда элита из сословной превращается в национальную, прошел мимо нее. А быстро взрослеть не получается, средневековье — слишком уж приятная и притягательная штука. Но взрослеть все равно придется, иначе то самое низкое сословие раньше или позже доходчиво объяснит, кто кому кум.

Что же касается крестин с участием Владимира Кличко, то больше всего пользы из него вынесет молодой чемпион Энтони Джошуа. Если их реванш все же состоится, то у британского тяжеловеса гарантированно появится много украинских болельщиков.

Больше новостей о политической жизни Украины читайте в рубрике Государство

 

загрузка...