Государство

Мануэль Вагнер

Шоу теней The Fantastic Shadows немецкого театра танца Helianthus, покорившее зрителей всей Европы, наконец-то смогут увидеть и в Украине: спектакль,

Шоу теней The Fantastic Shadows немецкого театра танца Helianthus, покорившее зрителей всей Европы, наконец-то смогут увидеть и в Украине: спектакль, отмененный в декабре из-за политической ситуации в стране, пройдет в Киеве 21 и 22 февраля в Международном центре культуры и искусств. Труппа также посетит 19 февраля Одессу, а 24-го — Харьков. Постановки немецких артистов — это действительно нечто особенное: сочетание высококлассной акробатики, драматургии, оптических иллюзий, хорошо продуманного звукового сопровождения и видеопроекций по-настоящему впечатляет. Накануне приезда в украинскую столицу хореограф и участник Helianthus Мануэль Вагнер рассказал в интервью "ДС" о предстоящем представлении и о том, кого сложнее всего изображать.

Мануэль, вы все же рискнули приехать в Украину, уже не так страшно, как в декабре?

М.В. Дело не в том, страшно или нет, — поверьте, артисты нашего жанра, в котором требуется серьезная физическая подготовка и незаурядный характер, мало чего боятся. Просто для всего существует свое время. Мы приезжаем в Украину впервые и хотели бы, чтобы нас по достоинству оценили, прочувствовали, увидели. В декабре украинским людям было явно не до зрелищ, и вся наша труппа это прекрасно понимала. Сейчас, когда ситуация постепенно стабилизируется, снова пришло время искусства — по крайней мере, я в это верю!

Почему вы обратились к древнему азиатскому жанру театра теней, может ли он быть интересным в мире современных высокотехнологичных шоу?

М.В. Шоу-то много, но театр теней — явление действительно уникальное. Мы взяли лучшее из азиатских традиций, которые зародились 1700 лет назад, и дополнили их современными технологиями. Вы бы видели, как принимала публика наши первые постановки: и дети, и взрослые просто визжали от восторга! Зрители всех стран Западной Европы, где мы гастролировали, аплодировали стоя. Уже очень скоро стали появляться другие театры теней, но мы были первыми и этим гордимся! Кстати, этот жанр не такой уж и азиатский: да, все начиналось действительно в Азии (известно, что большим поклонником этого вида искусства был сам Чингисхан), но в Европу театр теней привез в XVII веке француз, миссионер Жюль Алод. Соответственно то, что сохранилось сейчас, — это несколько европеизированная версия, своеобразный фьюжн из древнеазиатских традиций, старого европейского театра и современной школы. Кстати, ЮНЕСКО внесло этот вид искусства в список Всемирного наследия.

Какие именно технологии вы используете?

М.В. Это суперсовременные проекторы, которые позволяют создавать идеально красивые четкие силуэты. Причем из года в год мы совершенствуем представления, оснащая их разнообразными прогрессивными техническими новинками. Плюс лучшее световое оборудование, не стационарное, как обычно в театре, а мобильное телевизионное, скрупулезная подборка звуковых эффектов, музыкального сопровождения. Но прежде всего это артисты и их работа с пластикой. Вообще, успех любой творческой труппы, в особенности театра теней, зависит от таланта каждого из участников. У нас, к примеру, "разделение труда": кто-то особо силен в пластике, что максимально наполняет сцену жизнью, делает ее предельно достоверной, кто-то — талантливый хореограф, он следит за тем, чтобы движения идеально попадали в такт музыке, делали танец более выразительным.

Возможно, за ширмами не так заметны недостатки движений участников представления?

М.В. Как я уже говорил, мы задействуем супермощные проекторы, так что, если допустить малейшую пластическую неточность, это сразу будет заметно. Попробуйте изобразить животное, все его повадки и движения! Ведь это должен быть не движущийся манекен, а живое дышащее существо. Всадника, например, может показать любой драматический актер, а для того чтобы воспроизвести лошадь, требуется невероятная гибкость и прекрасно отработанная техника сразу нескольких артистов, которые должны уметь работать в ансамбле. Причем это же не просто лошадь, а лошадь в действии, в контексте какого-то сюжета, она должна скакать, ложиться, есть, взаимодействовать с хозяином. То же самое со слонами, верблюдами и прочими крупными зверями! С пингвинами, собаками, лягушками проще — в этом случае каждый артист отвечает только за свои движения. И все равно, каждый участник шоу вовлечен в особую ситуацию, когда он должен общаться с другими персонажами. Подготовка таких эпизодов — чрезвычайно сложный процесс, порой одна и та же сцена отрабатывается месяцами. Но на самом деле любое явление природы, событие, чувство можно показать с помощью игры света и тени, отточенных движений танцовщиков и искусной хореографии.

В вашей труппе профессионалы или любители?

М.В. Исключительно профессионалы — собрал труппу танцовщик и хореограф из Вены Флориан Бергер. В коллектив вошли первоклассные акробаты, танцовщики, артисты балета, мимы, спортсмены. Не зря наши шоу — Flow Motion Shadow Dance, Virtual Insanity — удивили даже прихотливую публику Восточной Азии, на исторической родине театра теней. Да и вообще, Азия славится пантомимой, акробатикой, цирковым искусством. Поэтому многие азиатские зрители способны увидеть те детали, а также ошибки, просчеты в исполнении, которые, возможно, будут незаметны европейской публике. Не в обиду последней — просто так исторически сложилось! Это был для нас серьезный экзамен, который мы с честью выдержали!

Ваша постановка — это история с определенным сюжетом или отдельные номера?

М.В. Это набор определенных сюжетов, связанных общей темой. В основе представления — развитие цивилизации, путь человека от первобытного состояния и до наших дней. В номерах есть древние люди и звери, античные философы и герои средневековья, исторические личности и вымышленные персонажи. Кроме того, представлены абстрактные сцены, воплощающие эмоции и чувства: любовь, ревность, страсть, желание безусловного обладания, поиск своего места в мире. Здесь присутствует и драма, и психология, и ирония, и тонкий юмор. Обычно часть группы занимается отображением событийной составляющей, а другие — психологической подоплеки происходящего. Например, мужчина встречает девушку своей мечты, у них начинаются отношения, разжигается страсть, они отправляются в совместное путешествие — и значит, нужно изобразить самые разные страны. Если герои идут в кино, то отдельно существуют они, а отдельно — кадры из популярных фильмов, которые воспроизводят остальные артисты. Для этого мы подбираем те картины, которые можно было показать с помощью теней, и они будут для зрителя узнаваемыми (как, например, сюжеты о Джеймсе Бонде, Индиане Джонсе). Бывает наоборот: мы сначала думаем, какие изображения мы можем построить, и уже исходя из этого выбираем сцену из фильма. А параллельно демонстрируются эмоции персонажей, то, что они сейчас переживают.

Насколько я знаю, вы подготовили для украинской публики особые сюрпризы?

М.В. У нас традиция: для каждой страны мы придумываем специальные номера, отражающие ее национальную особенность, традиции, важные исторические события. Разумеется, для украинских зрителей у нас тоже припасено нечто совершенно оригинальное! А еще после представления все желающие смогут выйти на сцену и попробовать создать свое собственное представление.

Начало в 19.00.

Цена билетов — 100–1000 грн.