Государство

Шум

Любой более-менее опытный политтехнолог подтвердит, что даже самая наглая ложь имеет шанс показаться правдой, если ее подать по принципу бутерброда. Э

Любой более-менее опытный политтехнолог подтвердит, что даже самая наглая ложь имеет шанс показаться правдой, если ее подать по принципу бутерброда. Это когда лживая информация втюхивается не сама по себе, а в цепочке других новостей, в связке с ними.

Наличие логической цепочки событий оказывает просто магическое воздействие на любую аудиторию, даже на видавших виды политических журналистов. Для примера — достаточно распустить слух о грядущем назначении на высокий пост одного из политиков, затем привязать его имя к какому-то гнусному скандалу, а затем с помощью купленных политологов объяснить, что именно скандал помешал назначению.

Все три звена в этой цепочке могут быть фальшивыми. Каждое из звеньев может не внушать доверия. Но все вместе они выглядят неопровержимой очевидностью.

Подсознательное ощущение обманутости по итогам реализации подобных спецопераций — массовое явление. Как правило, пребывающие в информационном водовороте реагируют на это одинаково — сначала прекращают смотреть телевизор, ограничиваясь прочтением новостей в интернете, затем просто перестают доверять любым источникам информации, кроме той, которая исходит от родных и близких.

Следующий этап — отсутствие доверия любым новостям. Людей из последней стадии легко узнать по саркастичному отношению к жизни и всему окружающему. На этой же стадии, кстати, находятся и все политтехнологи. Но и они признаются, что время от времени "покупаются" на различные информационные провокации. Манипулировать манипуляторами — высший пилотаж этой профессии.

Что же делать простым людям, которым сарказм не свойственен в силу характера? Людей, знающих ответ, найти нелегко. Потому что они не на виду. Они осознали, что субъективная реальность ограничивается вытянутой рукой, сила изменений зависит только от приложенных усилий, слова могут лишь развлечь, а научить — только личный опыт. Эти люди самодостаточны, но они не кичатся этим. Каждый из нас видел таких эгоистов. Но далеко не каждый осмелился понять их.

Быть саркастичным или эгоистичным в мире информационного шума — выбор свободный. Хуже тем, кто даже не задумался над тем, что выбор нужно сделать. Тех, кому хуже, большинство.