Общество

Алексей Кафтан: О вреде свободы

Язык - безусловное отражение матрицы мышления, и стоит сосредоточиться, он выдаст, что называется, с потрохами, особенности мировоззрения его носителей

Фото: facebook.com/oleksiy.kaftan

Новостная волна последних дней почему-то вынесла из памяти прекрасную мантру из советского букваря "Мы не рабы. Рабы не мы". Циничную лживость этой фразы изобличала не только повседневность, но и само отношение к свободе, зафиксированное в языке. Отношение откровенно негативное и пренебрежительное. Вот, к примеру, слово "распоясаться", в буквальном смысле означающее всего лишь "ослабить пояс". Или же снять его. Вам доводилось слышать, чтобы его использовали именно таким образом? Мне - нет. Исключительно в переносном - с очевидными резко отрицательными коннотациями. А ведь речь идет лишь о том, чтобы либо сделать ношение одежды более комфортным, либо, учитывая ее особенности, о раздевании. Личное и частное дело, если разобраться. Казалось бы, мое тело - мое дело. Ан нет, общественное. Пикантности словечку добавляет то, что собственно пояс последние лет триста, по меньшей мере, ассоциировался со служивым людом (крестьяне на Московии и в окрестностях подпоясывались преимущественно шнурком или, если повезет, кушаком). А служивому быть свободным никак невозможно. Ну а если с легкой руки Николая І "Палкина", "облагодетельствовавшего" множество достойных людей, включая Тараса Шевченко и Михаила Лермонтова, служивым становится все население, то быть вне футляра-мундира человеку "не положено" (тоже, кстати, любопытный оборот). Соответственно, даже пустячные послабления дОлжно порицать.

Или вот еще, разнуздаться. Слово, которое буквально означает "избавиться от узды" и, таким образом, относится однозначно к коню, вдруг становится синонимом свободной любви, беспорядочной половой жизни и прочих телесных радостей, которых "широкая общественность" жаждет, но боится и потому клеймит.

Распуститься - да, здесь тоже речь о нежелательном освобождении, на которую весьма однозначно указывает корень пуст(ь), то есть, дать волю. Упс, как говорят американские подростки, а ведь оборот "дать волю" в русском языке тоже несет негативную эмоциональную окраску. Она подспудно присутствует всегда, будь то речь о руках, чувствах или фантазии.

А вот еще прекрасная идиома "позволить себе лишнее". Лишнее - непозволительно! Любое лишнее, и потому оно даже не нуждается в конкретизации. Понимание, о чем речь, всегда следует из контекста. Вот такие вот "Рабы не мы. Мы не рабы". А потому не стоит ожидать, что российское общество, с упоением и походя таврующее любые проявления свободы даже на уровне языка, общество, с радостью выдающее мандат на угнетение своим властям, сможет признать чье-либо право на свободу. Будь то человек, народ или государство.

Источник: facebook.com/oleksiy.kaftan