Общество

День отца. Об украинских отцах, карикатурах на них и нежности

В воскресенье, 18 сентября, в Украине отмечают День отца

Фото: twitter.com

Два мира, две параллельных вселенных отцовского подхода существуют в современном мире. Один путь традиционен и архаичен: ребенок в нем лишь инструмент мужского самоутверждения. "Я смог зачать, защитить, добыть материальный ресурс. Мой отцовский вклад определяется этим на многие годы. Но эмоциональная сторона детства со всеми его невзрослыми запросами и особенностями - не моя забота. Будем общаться, когда достаточно подрастешь, чтобы я мог тебя понимать! Ведь чувствовать мне сложнее, и я часто чувствую себя некомпетентным в этом. И поэтому избегаю! Зато я умею многое другое - бороться, побеждать, зарабатывать, контролировать, защищать. С кем бороться? Найду! Например, за свои отцовские права, за справедливость в семье, за любовь!"

Есть и вторая вселенная отцовства, где не боятся полного контакта с чувствами ребенка. Да, мужчин столетиями отстраняли от этого. Мой отец этого не умел и не считал нужным, но назовите мне хотя бы одну причину, почему я не могу быть лучше, чем мой отец?

В обеих вселенных ребенка нужно защищать, воспитывать, отдавать ему значительную часть материальных ресурсов, которые можно было бы с удовольствием потратить на самого себя. Но водораздел проходит по линии доступа к чувствам ребенка, начиная с самых ранних. И это означает совершенно разную эмоциональную насыщенность от самого факта присутствия ребенка в жизни мужчины. Ведь для самоутверждения есть альтернативные поприща, а эмоции отцовства уникальны. Современный отец - это прежде всего нежный, заинтересованный, то есть эмоционально вовлеченный мужчина. И именно из этой эмоциональной силы формируется его желание ухаживать за младенцем наравне с женщиной, давать опору в период беременности и родов, не закрываться от эмоциональных потребностей членов совместно организованного семейного проекта.

Зависимость мужчины от женщины в деле реализации отцовской функции огромна: даже суррогатное материнство, наиболее эмоционально отстраненное, все же требует женского присутствия физиологически. Некоторые мужчины пытаются достаточно странными методами вырваться из этой как будто бы унижающей их зависимости - и тогда мы слышим о попытках отстранить мать от влияния на ребенка, об изнуряющей борьбе за исключительное право быть властителем дум подрастающего человека. Иногда это бесчеловечные, недостойные методы. Они иллюстрируют скорее чувство отцовской неполноценности, уязвимости, недобросовестной конкуренции: якобы пока мать физически рядом, она всегда может перетянуть, отобрать эмоции ребенка, его драгоценную привязанность и эмоциональную зависимость!

И тогда мы слышим  истории о кражах детей, бесконечных судах и разборках. Это очень похоже на страх или на месть женщине за ее реальное или придуманное эмоциональное всемогущество. И как всякий страх, реализуется он либо в агрессии, либо в полном параличе отцовских чувств. Тогда начинаются другие истории - о навсегда исчезнувших отцах, которых с горькими чувствами разыскивают повзрослевшие дети... Неуклюжая борьба с собственными чувствами делает из таких мужчин злую карикатуру на отца, с поразительным упрямством калечащего жизни собственных детей.


Но несмотря на трудности, на наших глазах формируются совершеннно новые традиции отцовства: психологическое присутствие в период беременности, помощь в родах, равное разделение родительских обязанностей по уходу за младенцем, знание всех приемов и особенностей этого ухода. Для молодых отцов становится привычным эмоциональное присутствие в жизни ребенка с самого младшего возраста: они внимательно вникают в его чувственный мир, а не только материальный. Для этого нужны знания и умения, здесь тоже можно конкурировать и самоутверждаться! Новые подходы подкрепляются и законодательно, например, равная с матерью возможность для отца уйти в отпуск по уходу за ребенком. Пусть этим правом пока что пользуются единицы, но ведь тенденция - вещь упрямая! Меня как психолога и человека старшего возраста очень радуют эти изменения, происходящие прямо на глазах. Изменения, когда огромная отцовская сила мужчины становится внимательной, терпеливой и гибкой.

Алевтина Шевченко, психолог, специально для "ДС"