Общество

Крестный ход УПЦ МП - во спасение самой себя

Крестный ход УПЦ МП прошел без приключений. Это оказалось довольно странно и часть публики даже разочаровало.

Фото: УНИАН

Не потому, что эта часть публики жаждала насилия, а по причине кризиса ожиданий. Во-первых, такое массовое действо вообще редко обходится без эксцессов - даже в мирное время. Во-вторых, учитывая время военное, это очень удобная "площадка" для всевозможных провокаций и просто обычной человеческой дурости. В-третьих - и в-главных, наверное - было высказано столько предположений, опасений и мрачных прогнозов, что потребитель поп-корна теперь имеет все основания чувствовать себя обманутым.

Крестный ход УПЦ МП неожиданно - возможно, и для самой конфессии - сыграл положительную роль в имидже украинского государства. Которое в этой ситуации показало себя в лучшем свете - начиная с граждан, сумевших остаться в рамках корректности, заканчивая силовыми ведомствами, сумевшими сохранить и лицо, и порядок на всем протяжении движения крестного хода. Стороны остались довольны друг другом: УПЦ МП продемонстрировала всей стране и миру, что она "не кусается", украинская власть - что ни о каких "гонениях" не может быть и речи, а идеологические оппоненты показали, что "религиозная война в Украине" - миф. Есть, правда, в этом благостном пасьянсе еще одна сторона - российские спецслужбы. Которые, предполагалось, используют ситуацию для очередной пакости Украине. Но они почему-то проигнорировали эту возможность. Должна признаться, это меня очень интригует. Учитывая крайнюю несамостоятельность МП в Украине, можно предположить, что крестный ход прошел абсолютно мирно потому, что ему это позволили. Означает ли это, что в Кремле готовится смена стратегии в отношении украинского конфликта? Или хотя бы в отношении роли УПЦ МП?

Источники утверждают, что решение о проведении крестного хода было принято внутри Киевской митрополии, и только потом было поддержано "извне" - политиками, спонсорами и кураторами. Отмечали внезапность этого решения - обычно такие грандиозные события планируются издалека, долго готовятся, а тут - "люди жалуются, что не успели спланировать отпуск, чтобы присоединиться". Эта срочность казалась странной. И продолжает казаться. Из-за нее решение о крестном ходе связывали с обращение ВР к Вселенскому патриарху, реакцией на Всеправославный собор, электоральными нуждами спонсоров и сопредельных политических сил и само собой, с необходимостью новых поводов для всевозможных "провокаций" и "эскалаций" прямо в столице нашей родины. Все из вышеперечисленного имело (и имеет) право числиться среди вероятных причин.

Но список этим не исчерпывается. После крестного хода осталось ощущение, что был он обращен не столько вовне УПЦ МП, сколько вовнутрь. Что основные меседжи были обращены не столько "городу и миру", сколько собственным верным. Людям, испытывающим точно такое же, как и "внешние" (но возведенное в энную степень) недоумение, раздражение и даже враждебность в отношение своего церковного руководства. Вернее, его позиции в "текущей политической ситуации". Киевская митрополия не может не чувствовать, как раскачивается лодка, в которой руководство собралось по один борт, а большая часть верных держится противоположного. В УПЦ МП назрела ситуация, которую уже невозможно просто игнорировать - она требует какого-то разрешения. Или хотя бы полумер, позволяющих отсрочить платеж.
Крестный ход стал попыткой дать уклончивый ответ на вопрос, который, как его ни кидай, становится ребром: как так получилось, что в условиях военного конфликта церковь оказалась на стороне противника? С самого начала конфликта УПЦ МП только то и делает, что громоздит ошибку на ошибку - не только политические, но и риторические. УПЦ МП не умеет - и, кажется, не считает нужным - разговаривать не только с "миром", но и с собственной паствой.

Возможно, проблема в том, что УПЦ МП слишком долго пребывает не только в идеологическом, но и просто "культурном" поле Москвы. В котором принято признавать (и присваивать) "победы" и совершенно не принято признавать ошибки, а платят, как известно, только трусы. Киевская митрополия с потерей Крыма и конфликтом на Донбассе попала под обстрел критики как проводник идеи Русского мира - и проводник весьма деятельный. И дело даже не в том, что она принимала в этом участие - ошибку может совершить каждый и каждый может испытать растерянность и "ломку" в стремительно меняющихся обстоятельствах. Проблема в том, что она до сих пор не признала этой ошибки, не отказалась и не дистанцировалась от Русского мира четко и недвусмысленно. Совсем наоборот - она продолжает отстаивать и саму идею, и свое право ей следовать. В результате - и это совершенно заслужено - в общественном мнении Украины УПЦ МП несет ответственность за эту идею, обернувшуюся для нас войной. Причем тут уже совершенно неважно, какой именно - освободительной или гражданской.
Так вот, крестный ход был созван не во искупление ошибок - но ради ощущения "силы", т.е. собственной правоты. Ради очередной "победы" над "клеветниками", которые в чем-то там смеют нас обвинять, в то время как мы - "мирумир, нетвойне", и на нашей стороне - "миллионы", и мы "дошли", т.е. снова "победили". А "победа", как известно из риторики "Русского мира", означает, что мы "были правы" и "имеем право". Потому что мы - сила.

Нет, в руководстве УПЦ МП никто не собирается признавать ошибки.

В Киевской митрополии никто не видит и не признает за собой никакой "ошибки". Какие ошибки, помилуйте? Поддержка идеи Русского мира - это не ошибка, это правильная идея. А в том, что эта идея привела нас к войне - в этом виноват, конечно, кто угодно, только не тот, кто эту идею старательно сеял в умах.

Признание конфликта сугубо гражданским? Ну, это не доказано. Никаких прямых официальных заявлений на сей счет нет и не было. Все, что мы имеем в риторике УПЦ МП - отдельные интервью, которые можно при желании выдать за "частную позицию имярека" или даже за "манипуляцию со стороны журналиста". Все тонет в "междоусобной брани". Благословен старославянский и все прочие мертвые языки, в малопонятных глубинах которых можно спрятать все, что захочешь, чтобы толковать это что-то соответственно требованиям политического момента. А что, разве нет на Донбассе черт "гражданского конфликта"? Есть, конечно, на то и гибридная война.

Есть, впрочем, одна маленькая деталь, на которой "горят" все уклончивые - Крым. Ничего "гражданского" или даже "гибридного" - хрестоматийная аннексия. Но что за чудо! Крым просто исчез с горизонта событий УПЦ МП. Вот и в случае с нынешним крестным ходом никому в голову не пришло, что украинское народно-церковное "единство", воплощенное в "мирном крестном ходе" предполагает еще как минимум одну колонну - с юга. Из Крыма в Киев. Но вместо этого у "Крымской митрополии в составе УПЦ МП" свой крестный ход - "морской". С освящение Керченского моста и наградами "за сохранение мира и единства на полуострове". От оккупационных властей, разумеется, награды. С Кремлем - в отличи от Банковой - у руководства УПЦ МП конфликтов нет. Там, по всей видимости, все делают правильно.

Все эти особенности политики Киевской митрополии совершенно непонятны и очень раздражают существенную часть верных УПЦ МП. Из-за чего эта церковь переживает внутренние разброд и шатания колоссальной амплитуды. Это на уровне епископата "ничего не происходит" - есть пара владык "системной оппозиции", а в остальном - подавляющий одобрямс. Но церковь не состоит из епископата, чей "одобрямс" начинает подозрительно мало значить на фоне раздражение клира и верных. Как и у всех прочих украинских церквей, основные "человеческие ресурсы" УПЦ МП находятся в центральном и западном регионах, где традиционно-религиозные настроения сильны (и чем западнее - тем сильнее). И в этих же регионах сильны антимосковские настроения.

Тектонические толчки "снизу" - вот главная проблема УПЦ МП. Идея "ударить крестным ходом по сомнениям" - не самая плохая тактика "объединения" церкви. Верным предложили сделать что-то в едином молитвенном порыве, пройти несколько сотен километров плечо к плечу, поучаствовать в чем-то большом, правильном и едином - ради переживания чувства локтя, сопричастности, внутреннего единства и, в конце концов, совместной "победы". Пережить солидарность с чем-то большим, чем маленький приход в уездном городке. Выйти из круга повседневности. Воссоединиться в пределах собственной церкви. Смириться с ней.

10 тысяч человек (по подсчетам киевской полиции), принявших участие в молебне на Владимирской горке 100 тысяч (по подсчетам УПЦ МП), принимавших участие в крестном ходе - это совсем не мало. Удалось ли этим людям в процессе "крестного хода за мир" примириться? И с кем? И с чем? Эти округлые цифры - я почти не сомневаюсь - будут приводиться и приводиться в качестве аргумента "силы". И среди победных реляций - с обеих сторон - снова потеряется что-то важное. Например, мысль о том, что сила - не в статистике. Сила - в правде. А она так и не была сказана.