Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Плач провинциала. Почему украинские гуманитарии возненавидели SCOPUS

Пятница, 25 Мая 2018, 09:00
В зависимость от индекса цитирования поставлено не самолюбие ученого или даже целого института, который боится увидеть на SCOPUS ноль целых ноль десятых интереса к своим работам. В зависимость поставлено финансирование

Украинские ученые – представители общественных и гуманитарных наук – выступили с открытым письмом и зарегистрировали петицию, в которых протестуют против применения общих процедур наукометрии в социо-гуманитарной области. По мнению ученых-гуманитариев, оценка качества научной работы на основе индексов цитирования SCOPUS и WebofScience не подходит для гуманитаристики вообще и для украинской тем более.

В своем письме ученые не спорят с тем, что ситуация в науке критическая, и в целом поддерживают научный комитет Национального совета по развитию науки и технологий, но при этом критикуют его за точечные методы вместо глобальной стратегической инициативы. В фокусе критики – предложение комитета сделать краеугольным камнем оценивания результатов исследования публикации в международных наукометрических базах SCOPUS и WebofScience.

С точки зрения ученых, это неэффективно. Например, потому, что, согласно письму, для гуманитаристики "доминирующей" формой изложения является монография, а не журнальная статья, как в точных науках.

А еще потому, что качество публикации в социогуманитарных науках не зависит от того, цитируют ее где-то в мире или нет. Тут, по мнению авторов, главное – актуальность с точки зрения национальных задач. "Гуманитаристика языко- и культурозависима, - считают авторы письма. – В то время как мировая общественность социогуманитарных наук – гетерогенная и многоязыкая". Поэтому, по мнению авторов, и цитируемость в мире – не так уж важна.

На этом пассаже хочется остановиться отдельно – и потому, что он замечательный, и потому, что именно этот аргумент авторы считают основным. Мы работаем только на нас, а не на мир. Зачем вы требуете от нас цитирования в каких-то общемировых SCOPUSах?

С точки зрения нашей научной общественности, задача гуманитария в первую очередь – идеологическая. Он ориентируется на национальный соцзаказ. На прочтение истории, на развитие национального языка, в конечном итоге - на творение национального мифа. И это действительно так. Но вот один маленький вопросик – это прикладные задачи, имеющие только опосредованное отношение к науке. Удовлетворять соцзаказ и даже творить миф – это идеология, а не наука. Я понимаю, что весь гуманитарный цех во времена СССР только тем и занимался, что обслуживал идеологию. Но ведь СССР закончился. А вот апелляции к своей идеологической (а вовсе не научной) ценности со стороны социогуманитарных научных институтов, как видите, остались. Быть "просто наукой" - то ли слишком мало, то ли, наоборот, неподъемно много для наших гуманитариев. "Просто наука" - это удел технарей с их математическими методами и повсеместной неизбежностью закона Архимеда.

Редкий случай, когда гуманитарии сами прозрачно намекают на то, что они занимаются "не совсем наукой". И в конечном итоге возникает подозрение, что это – совсем не наука.

Но я назвала этот пассаж "замечательным" по другой причине: из-за неожиданной именно для гуманитариев – людей, которые, казалось бы, должны были мыслить широко, универсально – страсти к интеллектуальному изоляционизму. Ценность украинской гуманитаристики, согласно письму, в том, что она занимается украинской проблематикой. То, что эта наука "наша", автоматически делает ее нужной, и только мы можем судить, насколько она хороша. И то сказать, много ли найдется в мире желающих растащить на цитаты статью, посвященную частоте употребления синонимов в творчестве Михайла Коцюбинского? Украинский язык, литература, история – это интересует в первую очередь нас с вами. Ну при чем тут SCOPUS? Что ему Гекуба?

Знаете, можно было бы согласиться с этим вынужденным хуторянством: все равно никому, кроме нас, не нужна украинистика. Вот и будем изучать ее сами для себя – как можем и как хотим. Но что-то не позволяет принять этот аргумент всем сердцем. Например, то, что из трех классиков - исследователей украинского Голодомора украинцем был только один - Станислав Кульчицкий. А еще двое – британец Роберт Конквест и американский индеец Джеймс Мейс.

Наука не может сводиться к прикладным задачам районного масштаба. Она должна быть универсальна – или она вовсе не наука.

Украинское гуманитарное сообщество, требуя для себя свободы от SCOPUS, расписывается в собственном убожестве. Оно подозревает, что ему не удастся предъявить высоких индексов цитирования, и сразу приводит этому объяснение в том, что "наша тематика интересна только нам". Но это неправда. Научные интересы мира очень разнообразны – потому что, совершенно правы авторы, оно гетерогенно, многоязыко и в этом разнообразии черпает силу. А, кроме того, на каком именно материале сделано исследование – это, бывает, вопрос не первой важности. Важна методология. Постановка задачи. Логика исследования. Интересны не только факты, изложенные в работе о частоте употребления синонимов у Коцюбинского. Для настоящего специалиста в филологии и лингвистике окажется интересен метод. Интересно, как эта работа вписывается в контекст подобных исследований на материале других национальных литератур. Научная ценность любой работы должна быть универсальной. Иначе это не наука.

Впрочем, до науки ли? Разговор-то на самом деле о деньгах. В зависимость от наукометрии поставлено не самолюбие ученого или даже целого института, который боится увидеть на SCOPUS ноль целых ноль десятых интереса к своим работам. В зависимость от индекса цитирования поставлено финансирование. Гуманитарии как никогда ясно ощущают угрозу сокращения своих рабочих мест и бюджетных мест для студентов своих специальностей. В пользу, разумеется, более SCOPUS-адаптированных технарей. В числе 150 украинских научных изданий, которые индексируются SCOPUS и/или WebofScience, гуманитарных – буквально несколько, и те не имеют высоких показателей цитирования.

Есть, конечно, лазейка. Ученые утверждают, что есть какие-то сборники, которые не входят в наукометрические базы, но публиковаться в них – честь для любого ученого. Примеры, правда, не приведены – но, вполне возможно, что так оно и есть. Но отчего же тогда ученые не предложили в качестве "гуманитарной альтернативы" публикации в этих изданиях – со списочком для Нацкомиссии? Вместо этого они избрали не слишком продуктивную позицию "SCOPUS нам не указ". Они не возражают против того, чтобы естественнонаучных коллег оценивали по этому принципу. Но для себя требуют исключения – в социогуманитарных науках наукометрия неуместна, достижения гуманитариев должны оцениваться совершенно иначе. Мнением экспертного сообщества, например. Которое – по собственным словам авторов письма – у нас так и не сформировано. Причем остается ощущение, что в отсутствие продуктивной кооперации в научных сферах снова виноват кто угодно, только не сами ученые.

На самом деле они правы - ситуация в "научной гуманитаристике" (надеюсь, это не оксюморон?) очень плоха. Лептонный бог не даст соврать. Причем в гуманитаристике она даже хуже, чем в точных и естественных областях, потому что тут вообще не на что опереться в смысле наукометрии – ни экспериментальной базы, ни математических моделей, ни вообще каких-либо способов верифицировать что угодно.

SCOPUS, конечно, тоже вовсе не панацея. Но наукометрия такого рода могла бы стать шансом для гуманитаристики превратиться, наконец, в науку. Это было бы отчасти смелым шагом – отказаться от идеологического прикрытия, вылезти из своей песочницы, отряхнуться и постараться стать интересным миру. Или хотя бы тем, кто вылез из соседней песочницы – во имя формирования тех самых "корпораций ученых", к которым взывают авторы письма. SCOPUS этому не помеха - цитировать можно и друг друга, SCOPUS все посчитает.

Проблема в том, что у нас, как это часто бывает, нарушена последовательность действий: делают сначала то, что могут, а потом - то, что нужно (если получится). Малое количество украинских социогуманитарных изданий в базе SCOPUS – серьезное препятствие для нашей гуманитарной науки. Перед тем как ставить во главу научно-финансового угла SCOPUS, следовало бы сначала вложиться в отечественные научные периодические издания – привести их в согласие с требованиями SCOPUS и зарегистрировать в базе.

Дальше – дело за учеными, которым придется наполнять эти сборники внятным контентом. Что тоже будет непросто – ведь до сих пор сборники статей у нас существуют преимущественно не ради обмена научными идеями, открытиями и опытом осмысления. А ради выполнения требований ВАКа о трех (или сколько теперь?) публикациях в аккредитованных сборниках – без этого не "защитят". Именно поэтому, возможно, наши гуманитарии уверены, что их основная форма работы – монография, содержащая их оригинальные идеи, а не статья, неизбежно содержащая то, что мило глазу и сердцу ВАКа. Ничем иным я не могу объяснить такую жесткую ориентацию гуманитариев на монографию и такое прохладное отношение к "малым формам".

Принимая близко к сердцу проблемы отечественной гуманитаристики, на месте наших ведущих ученых в этой сфере я бы не стала сопротивляться SCOPUS с такой страстью. Это может дать передышку на короткой дистанции, отсрочив сокращение бюджетного финансирования и мест в вузах. Но в стратегической перспективе это поставит под вопрос статус гуманитаристики как науки в целом. Она либо будет подчиняться общим научным требованиям и процедурам, либо не будет восприниматься как наука. Она так и останется идеологической прокладкой, для которой собственно научная работа будет паллиативом, а не основным видом деятельности.

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: