Общество

Пользованое счастье россиян

В России 83% граждан чувствуют себя счастливыми. Эту прекарасную новость можно использовать и в хвост, и в гриву

Фото: vnews.agency

Такую новость о счастливых россиянах могут использовать кремлевские пропагандисты - вот, мол, от ваших санкций всем только лучше. И либералы могут: вот, мол, наш народ мазохист - чем с ним жестче, тем ему лучше. Можно развить тезисы в нужном направлении. В духовном, например - русский человек счастлив, когда материальное ему не давит, не отвлекает от самого главного. Или в патриотическом: мы сильные, с нами считаются - чем не повод для счастья? В почвенническом можно: отдрейфовал прочь берег турецкий, штатовский окрысился - и мы, наконец, прижались к лону и умилились. Можно даже в кухонном: нужно срочно радоваться, пока хуже не стало. Быть счастливым "назло всем" - в смысле, когда все злятся, мы, наконец, счастливы - это очень по-нашему, по-женски.

Мы, со своей стороны, можем тоже поживиться. Ах, они счастливы? Крым оттяпали, Сирию разбомбили, Литвиненко отравили, Савченко в гроб сводят, Донбасс смешали с грязью - и они (тут вставляется обычно нехорошее слово) счастливы! Гнев и ненависть проходит волнами по соцсетям туда-сюда, попадая поминутно в резонанс и вызывая комментаторов на все новые и новые словоизлияния.

А тут еще поспевают, как груши в августе, свежие "рейтинги доверия". Путину, разумеется, меньше 70 не напишут. А Порошенко - не напишут больше 10. Кстати, ничего удивительного. Как и ничего "реального" в этих результатах нет. Я ни в коем случае не обвиняю социологов в фейках. Я говорю лишь о том, что эти цифры совпадают не столько с "реальностью", сколько с "ментальностью". 

Россияне всегда любили и продолжают любить условного "царя". И любят его вплоть до того самого момента, как приходят и убивают. Иногда вместе со всей семьей. Чтобы потом сделать святым - и снова любить.

Прямые линии Путина с народом, например - это поддержка любви в тонусе. Что-то вроде ежегодного выполнения "супружеского долга". А украинцы всегда не любили свою власть. В этом смысле Порошенко мало чем отличается от массы гетьманов, которых избирали на Сичи под общую овацию, а потом точно так же под общую овацию гнали поганым веником через каких-нибудь несколько месяцев. Причем это "коллективная психология" заразительна: этнические украинцы в России - огромные любители Путина, этнические русские в Украине - активные участники Майданов и добровольческих батальонов Донбасса.

Почему я не считаю, что результаты "соцопросов доверия" совпадают с "реальностью"? Потому что те в России, кто не любит Путина - те условные 14% - все равно будут в большинстве своем голосовать за него. "Больше не за кого", например. Или "Путин - меньшее из зол". И в Украине те, кто не любит Порошенко, все равно будут голосовать за него - как уже однажды это сделали два года назад. Потому что "больше не за кого", например. Или "Порошенко - это уже известно зло".

Но если есть что-то менее репрезентативное, чем "соцопрос доверия" - то это, безусловно, "соцопрос счастья". "Соцопросы доверия" картографируют ментальность - то есть хотя бы отчасти имеют научный интерес. В то время как "опрос счастья" - это чистая мистификация. В точности как одноименные "письма".

Социолог может выдвинуть мне встречное обвинение - в некомпетентности. Никто, мол, не определяет "уровень счастья". Вопрос (или несколько вопросов) формулируется с учетом субъективности: "чувствуете ли вы...", и шкала возможных ответов от "совершенно несчастен" до "абсолютно счастлив". Ответы от "скорее счастлив" до "абсолютно счастлив" суммируются и из них выходят искомые 83% счастливых людей.

Фото: inosni.ruУровень "субъективности", как вы понимаете, невероятный до нерепрезентативности. Представьте, что вы возвращаетесь с родительского собрания, на котором вас пропустили через мясорубку за очередную выходку вашего чада, а потом еще и денег содрали на новые шторы - потому что старые шторы пропалили линзой (ваше чадо - среди подозреваемых). Вы, безусловно, счастливый человек - у вас есть ребенок, он вполне здоров (раз ходит в школу), он мало совпадает с представлением школы о том, "как должно быть" (психологически устойчив), неглуп (раз знает, что штору можно пропалить линзой), у вас есть деньги (то есть после родительского собрания уже, может, и нет, но вообще бывают). Но в данный момент вы вряд ли чувствуете себя счастливым человеком. Любой здравомыслящий человек - не обязательно психолог, философ или даже социолог - понимает, что ощущение счастья не просто "субъективно". Оно зависит от массы особенностей - как момента, так и самого человека. Вполне возможно, что вы устойчивый тип, что вы отбросите все неприятности, подумаете, что у вас есть все основания считать себя счастливым (хотя, может, не чувствуете этого прямо сейчас) и выберете "скорее счастлив".

Основной вопрос философии соцопросов - или, скорее, "соцответов" - именно в этой маленькой ремарке "иметь основания считать себя..." Если этой ремарки нет - тогда "соцопрос счастья" приобретает очень интересный характер. Если речь не идет об "удовлетворенности своей жизнью" - которое можно "померить" (тоже с огромной долей субъективности - но все же) по разнообразным шкалам успешности, материального достатка, перспектив личного роста и т.д, "просто счастье" как массовое чувство, не подкрепленное ремаркой об "основаниях" - довольно тревожный маркер для общества в целом. Уровень "счастья" обычно сильно завышен в тоталитарных обществах. Отсутствие корреляции между личным успехом и чувством "счастья" - очень важный момент. Потому что это "счастье" - общее, соборное, единопорывное - призвано заглушить гнетущее чувство личной неудовлетворенности, личной неуверенности, просто страха. Всем известно, что самые оптимистические, самые смешные советские комедии снимались в период самого большого террора и в предчувствии самой страшной войны. Не знаю, были ли немцы хоть когда-нибудь в своей истории более счастливыми, чем во время Олимпиады-38. В этом нет и тени парадокса - одна только чистая, незамутненная закономерность.

Соцопросы, выходя из социологических лабораторий в медийное пространство, превращаясь в часть инфотеймента, теряют свою инструментальность. Это уже не инструмент изучения общественного мнения - это и есть само общественное мнение. Причем испеченное на манер фаст-фуда - никто не станет лезть на кухню ВЦИОМ, чтобы выяснить, как, из каких ингредиентов они (или, скорее, СМИ, получившие их релизы) изготовили эти 83% "счастливых россиян". Соцопросы не отражают реальность - они ее формируют. Причем от начала - составления анкет и контакта с респондентом - до публикации "выжимок" результатов в СМИ. Поэтому в рейтингах доверия Путину не нарисуют ниже 70. Несмотря на известную социологическую байку о том, что согласно опросам большинство румын поддерживали Чаушеску всего за пару месяцев до расстрела.