Общество

Солдатская болезнь. Природу "свинки" разгадывали более двух тысяч лет

В современном мире паротитом болеют редко, но зачастую с серьезными осложнениями

"ДС" продолжает цикл материалов "История болезни". Ранее мы рассказали о чахотке, считавшейся болезнью аристократии, и испанке - штамме гриппа, который выкосил чуть ли не треть планеты.

Паротит - воспаление расположенной перед ухом слюнной железы (от греческого "пара" - около, и "отос" - ухо). Болезнь может возникать по разным причинам. Например, при сильном переохлаждении нежной железистой ткани или как осложнение при бактериальных поражениях ротовой полости. Когда сходные симптомы наблюдаются сразу у многих людей, да еще и распространяются в коллективе, речь идет об эпидемическом паротите.

История длинной в 24 столетия

Эпидемический паротит знаком человечеству очень давно - еще за 400 лет до н.э. болезнь была описана знаменитым Гиппократом. В первой книге Epidemics легендарный целитель писал: "... после изменения погоды у некоторых больных появились жгучие лихорадки, у многих стали появляться опухоли около ушей (заушница) на одной стороне и на двух. У всех без вреда эти опухоли разошлись и ни у кого не произвели нагноений, подобных тем, которые происходят от других причин". В последующем эпидемический паротит попадал "на карандаш" и таким великим врачам прошлого, как Цельс и Гален, а также становился предметом исследований менее именитых авторов.

Разумеется, учеными руководило не праздное любопытство: в XVI - XVIII веках в Европе наблюдались крупные вспышки этого заболевания. А в XIX столетии сообщения о бурном распространении эпидемического паротита поступали из Азии, Африки и стран Скандинавии. В диссертации "Материалы к учению об эпидемическом перипаротите" 1883 года украинский врач-педиатр Иван Троицкий описал 12 эпидемий заболевания. Примерно тогда же паротит и прозвали "свинкой" - очень уж характерным выглядело спровоцированное воспалительным отеком "исчезновение" шеи.

Впрочем, невзирая на академический интерес, эпидемический паротит не слишком беспокоил ученых: его опасность не шла ни в какое сравнение с оспой, чумой и туберкулезом, "прославившимися" в то же время. Вероятно, этот факт и отсрочил выявление возбудителя болезни аж до 1934-го, когда в США была доказана вирусная этиология свинки. В СССР культура вируса, виновного в развитии эпидемического паротита, была получена еще на 15 лет позже - в 1949-м. Так что болезнетворный агент рода Rubulavirus из семейства парамиксвирусов может считаться историческим рекордсменом: от первого описания вызываемой им болезни до "урожая" в лабораторном посеве прошло каких-то 24 века.

Что ребенку запросто - то взрослому не дай бог

Еще совсем недавно эпидемический паротит, как и корь, краснуха, ветрянка, считался типичной детской болезнью и изучался преимущественно педиатрами. Для такой классификации были все основания: львиная доля переболевших свинкой (и, соответственно, получивших к ней пожизненный иммунитет) сталкивалась с инфекцией в возрасте 3-9 лет. Болели преимущественно легко или среднетяжело: воспаление не распространялось за границы слюнных желез, подъем температуры ограничивался 38ºС-39ºС и длился от силы несколько суток. На 5-6-й день, достигнув пика, отек и прочие болезненные явления начинали идти на убыль, а еще через несколько дней ребенок полностью выздоравливал.

Кроме того, 25-50% детей вообще переносили эпидемический паротит в стертой или бессимптомной форме. Скольких товарищей по играм заразили такие счастливцы - можно только догадываться. Во всяком случае, в настоящее время антитела к возбудителю свинки обнаруживаются у 80-85% взрослого населения Европы, хотя в анамнезе большей части обследованных нет указаний ни на заболевание, ни на вакцинацию от эпидемического паротита.

А вот к тем, кто встречался со свинкой в более зрелом возрасте, болезнь была далеко не так добра. Так, у вступающих в пубертатный период подростков воспаление стремилось захватить не только слюнные, но и другие железы - от поджелудочной до молочных и половых. Особенно опасен вызванный вирусом свинки орхит (воспаление яичек) - в 48% случаев он приводит к стойкому бесплодию. Да и неврологические формы болезни, чреватые развитием полиневритов, менингита, энцефалита, чаще возникали при тяжелом течении болезни, нетипичном для детей до 10 лет.

Что же касается взрослых, то наибольшей восприимчивостью к свинке характеризуются мужчины в возрасте 18-25 лет. И болеют они, увы, тяжело. Это инфекции нигде не боялись сильнее, чем в армейских и флотских казармах - огромное скопление мужчин "вкусного" для свинки возраста. Недаром в военном ведомстве эпидемический паротит был больше известен как "солдатская болезнь".

Когда прогресс не во благо

С тех пор, как при помощи прививок удалось победить чуму и оспу, а также оградиться от бешенства и столбняка, ученые взялись разрабатывать вакцины и от других инфекционных болезней, включая свинку. Успех пришел в 80 гг ХХ века, когда в арсенале медиков оказалась живая вакцина эпидемического паротита. С этого момента эпидемиология свинки разделилась на два период: до прививок и после.

С началом вакцинации общая частота заболеваний эпидемическим паротитом значительно снизилась - по данным ВОЗ, ежегодно в мире отмечается всего порядка 300 - 600 тыс случаев, тогда как гриппом болеет до 30 млн человек. Но вот парадокс: все меньше людей переносят болезнь в легкой форме. Исследователи связывают этот факт с тем, что в привитом обществе свинка перестала быть детской болезнью.

Согласно современным рекомендациям, малышей первый раз иммунизируют в 12-15 месяцев, ревакцинируют еще через 5 лет. Таким образом, именно в том возрасте, когда заболевание эпидемическим паротитом переносится с минимальным количеством осложнений, ребенок оказывается надежно защищенным прививочным иммунитетом. Одна неприятность: этот иммунитет, в отличие от естественного, не является пожизненным и со временем ослабевает. Следовательно, основными "жертвами" инфекции автоматически становятся люди не младшего, а старшего возраста. Так, в 2005 году при вспышке свинки в Англии средний возраст большинства заболевших составил 19-23 года. В 2006-м в Америке основной процент пострадавших от эпидемического паротита пришелся на возраст 17-25 лет.

В связи с этими обстоятельствами в настоящее время в Украине предусмотрено дополнительное проведение ревакцинации мальчиков в возрасте 15 лет.

Что делать тем, кто уже давным-давно не школьник, но так и не болел свинкой? Оптимальное решение - вакцинироваться по собственному желанию. Но только после иммуноферментного анализа (ИФА) на антитела к вирусу свинки, который можно сделать в ближайшей диагностической лаборатории. И если окажется, что иммунитета к болезни действительно нет, - да здравствует прививка!