Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Взорвать телебашню. Когда в Украине прекратят играть в "общественные" медиа
Вторник, 11 Апреля 2017, 11:30
Назначение Зураба Аласании руководителем Общественного телевидения вновь подняло вопрос о том, есть ли в Украине независимая пресса и нужна ли она вообще

Фото: УНИАН

Наблюдательный совет общественного вещания в понедельник, 10 апреля, выбрал главой правления Национальной общественной телерадиокомпании Украины (НОТУ) экс-гендиректора Национальной телекомпании Зураба Аласанию.

Само Общественное телевидение в Украине должно начать работу в 2017 г. на базе преобразованной Национальной телекомпании Украины - срок старта проекта неоднократно переносили. Еще весной 2014-го Верховная Рада приняла законопроект о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно общественного телевидения и радиовещания, а в ноябре того же года Кабмин принял решение о создании публичного акционерного общества "Национальная общественная телерадиокомпания Украины", все акции которой принадлежат государству. В законе об Общественном ТВ заложена норма о государственном финансировании из расчета не менее 0,2% от расходов общего фонда госбюджета за прошлый год. В этом году из госбюджета "первой кнопке" досталось 1,2 млрд грн.

В марте 2014-го, после победы Революции достоинства, генеральным директором Национальной телекомпании Украины был назначен Зураб Аласания. Это назначение часть медийщиков восприняла с энтузиазмом: своей главной задачей на посту руководителя НТКУ он называл именно создание Общественного телевидения.

Разница в том, что Общественное ТВ финансируется государством, но при этом им не контролируется.

К примеру, если в 2014-м Аласанию назначил Кабмин, то в 2017-м его уже выбрал на открытом конкурсе набсовет НТКУ. Последний сформировали в декабре на заседании Нацкомиссии по вопросам радио и телевидения. В него вошли 17 представителей от общественности и депутатских групп и фракций (к примеру, Евгений Глибовицкий, Владимир Яворивский, Виталий Портников, Лаврентий Малазония).

Впрочем, к результатам конкурсов на высокие должности у украинцев уже сформировался определенный скепсис - вспомнить хотя бы обросшие скандалами конкурсы на должности руководителей Нацполиции или конкурс на должность главы Госфинслужбы, в результате которого самый достойный претендент через год оказался в "Феофании", прячась на больничной койке от правосудия.

Особой пикантности ситуации с Общественным добавляет то, что Аласания более двух лет руководил НТКУ и особых успехов в деле реформирования канала не добился. Да, на нем запустили ряд ток-шоу и журналистских проектов-расследований, но одними ужастиками о том, как же богато живут на народные деньги чиновники, да политическими дебатами сыт не будешь. Еще пять лет назад доля канала, который покрывает вещанием практически всю Украину, составляла 2,5-3%. С февраля 2015-го эта цифра перестала дотягивать и до 1%.

Зураб Аласания неоднократно повторял, что падение рейтингов его не пугает - главное, чтобы общественное вещание не превратилось в шоу, которое превалирует над содержанием. В итоге канал отказался от трансляции шоу Савика Шустера и перестал закупать права на показ футбольных матчей, растеряв часть и без того немногочисленных зрителей.

В ноябре прошлого года Аласания подал в отставку. Главные аргументы: ему не дают реформировать канал, государство пытается давить на вещателя, а деньги на проведение "Евровидения" придется выкраивать из бюджета самой НТКУ, так что средств на реорганизацию огромной махины госТВ просто не остается. В экспертных кругах обсуждали еще несколько причин, подтолкнувших Аласанию к отставке. Одни отмечали, что Аласания - человек, близкий к министру внутренних дел Арсену Авакову, так что его отставка свидетельствует о все большем напряжении между президентом и главой МВД. Другие говорили, что высокопоставленные чиновники недовольны любопытными журналистами, которые часто являли зрителям сюжеты против команды президента. Поговаривали даже, что свою лепту внес отказ Аласании транслировать юбилейный концерт Оксаны Билозир - президент, мол, не стерпел такого отношения к собственной куме.

Теперь Аласания попробует войти в ту же реку еще раз. На сей раз, правда, Общественное уже будет коммерческим предприятием, а это теоретически должно значительно облегчить процесс реформирования госТВ. Ни для кого ведь не секрет, что Национальная телекомпания с филиалами во всех областях - огромный чемодан без ручки, который и нести неудобно, и выбросить нельзя. Журналисты грустно шутят, что телестудию - знаменитый киевский "карандаш" - легче взорвать, чем привести в порядок. Застаревшая техническая база, огромные здания, которые нужно содержать, дефицит кадров, отсутствие интереса со стороны рекламодателей - это лишь верхушка айсберга.

Главный вопрос: зачем Украине вообще Общественное телевидение? Дискуссии об этом не прекращаются до сих пор.

В идеале телевидение на деньги налогоплательщиков должно было бы стать своеобразным рупором власти. Но не средством пропаганды или лизоблюдства. Государство должно внятно объяснять обществу, что и зачем оно делает. Чтобы, услышав о блокаде Донбасса, украинец первым делом включил Первый канал и узнал из новостей, что по поводу блокады говорят официальные власти. Сухо, информативно, максимально объективно. Максимально, потому что объективность как таковая в журналистике практически невозможна, ведь для кого-то стакан наполовину полон, для кого-то - наполовину пуст. Обычному обывателю зачастую крайне сложно разобраться в разнообразии позиций, которые на него вываливают десятки телеканалов и тысячи газет. И Общественное ТВ могло бы превратиться именно в канал, который доносил бы до граждан позицию украинского государства. Никто не говорит о том, что эта позиция должна быть воспринята как непреложная истина - ее можно и нужно обсуждать с политическими оппонентами в аналитических программах и ток-шоу. Именно Общественное должно было бы стать украинским ВВС, стандарты которого в журналистских кругах возведены до ранга высочайшей истины. Но вся проблема в том, что украинское Общественное ТВ таким если и станет, то еще очень нескоро.

Ведь ситуация такова, что медиа сегодня стараются максимально подчеркивать свою независимость. Мол, никакие владельцы нам не указ, а в своей работе мы руководствуемся исключительно принципами объективности и пишем о том, о чем хотим. Но ведь какая-то позиция у издания быть должна? И речь не о "хотелках" владельцев и рекламодателей. Во многих странах мира читатель четко знает: эта газета придерживается правых взглядов, эта поддерживает консерваторов, а эти вообще любят "зеленых" со всеми вытекающими последствиями. И покупает то издание, которое ему по душе.

В Украине правилом хорошего тона стало манипулировать сознанием читателя, подавая свое СМИ как единственный образец "правильной журналистики". Но ведь ничего плохого в том, чтобы четко позиционировать свои редакционные (!) взгляды, на самом деле нет.

В идеальном варианте система общественных медиа должна быть отправной точкой, информирующей граждан о событиях в стране: телеканал, который интересно и доходчиво объясняет, что происходит, радио и несколько государственных газет, которые интересно пишут о сложных процессах. Не кондово, не в лучших традициях советской пропаганды, не с привкусом нафталина. А остальные СМИ уже вольны трактовать позицию власти исходя из собственной политики. Для этого и нужна свобода прессы. Она ведь не только для журналистов, которые хотят писать о том, о чем хотят. Она и для читателя, который волен выбирать между "Плейбоем" и "Урядовым курьером", поскольку четко знает, что в первом ему предложат красивых дам, а во втором - сводки из Кабмина. Клацая пультом от телевизора или стоя перед газетным киоском, обыватель имеет право знать, какой политической линии придерживается медиа. Но в Украине политические ветра меняются так часто (а собственники СМИ держат нос по ветру), что ни одно издание не рискнет взять на себя груз последовательно идти по одному и тому же пути. Вот и получается, что вся пресса в Украине - "общественная", а значит, как говорили в "совке", ничья.

Вполне вероятно, что когда-нибудь Общественное ТВ сможет превратиться из закостенелого телемамонта в современное медиа, которое будет интересно смотреть и пожилым людям, и молодежи. В то самое телевидение высоких стандартов. Но для этого должен измениться не только Первый национальный - должен эволюционировать рынок масс-медиа вообще. Во главу угла должна встать не фамилия владельца СМИ, а позиция его редакции - то, что сейчас декларирует большинство СМИ, но что на деле так и остается красивыми словами.

О том, что в такие изменения не верят даже сами журналисты, говорят едкие реплики в адрес Аласании вроде "Канал Ахметова у нас есть, канал Коломойского тоже, теперь еще и канал Авакова будет". 

Больше новостей об общественных событиях и социальных проблемах Украины читайте в рубрике Общество

Loading...