Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Черный ход в ЕС. Зачем Молдова собирает антироссийскую конференцию с Украиной и Грузией

Пятница, 23 Февраля 2018, 12:30
Все влиятельные фигуры в Молдове и в Приднестровье хотят закрепить за собой контроль над "черным ходом" между Россией и ЕС, которому не страшны никакие санкции

Фото: izvestia.kiev.ua

По инициативе председателя парламента Молдовы Андриана Канду, 2 марта в Кишиневе пройдет межпарламентская конференция "Республика Молдова, Грузия и Украина: Восточное партнерство и вызовы безопасности". Итогом встречи должно стать подписание резолюции о совместном противостоянии российской агрессии и координации действий по ряду смежных проблем: реинтеграции оккупированных территорий, других вопросов безопасности и экономического сотрудничества. По словам Андриана Канду, помимо Украины и Грузии свое участие уже подтвердили представители Европарламента, Конгресса США, парламентов ряда стран ЕС, бывший зам. генсека НАТО Александр Вершбоу, директор Евразийского Центра Джон Хербст, исполнительный вице-директор Атлантического Совета Деймон Уилсон, а также другие известные международные эксперты и политологи.

Информация о конференции ожидаемо вызвала раздражение в России, где уже раздались голоса о "потере позиций" на постсоветском пространстве вкупе с рассуждениями о том, что России вполне под силу "изменить ситуацию в названных государствах".

Хотя масштаб кишиневской инициативы на первый взгляд впечатляет, конференция порождает и ряд вопросов, честные ответы на которые выглядят уже менее оптимистично. И первый вопрос: почему с такой инициативой выступил именно Кишинев?

Украину, Грузию и Молдову объединяет сегодня примерно одинаковый уровень выполнения формальных условий Соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, а также то, что все три страны не контролируют часть своих территорий, оккупированных Россией. Но в этой тройке Молдова является самым слабым звеном. Сильное пророссийское лобби и пророссийские настроения значительной части населения; наличие российской военной базы в оккупированном Приднестровье в сочетании с неохраняемой с молдавской стороны линией разграничения с ним; пророссийская гагаузская автономия, интересующаяся больше мнением Москвы, чем Кишинева; российские бизнес-интересы практически всех значимых фигур в молдавской политике; абсолютно пророссийский президент Игорь Додон и мрачные для проевропейской коалиции перспективы парламентских выборов, намеченных на осень нынешнего года - все это, вместе взятое, превращает европеизацию Молдовы в простую фигуру речи. В действительности Молдова шаг за шагом скатывается к состоянию "большого Приднестровья" под внешним управлением России.

Но такое скатывание не устраивает ни европейский Кишинев, ни автономный Комрат, ни сепаратистский Тирасполь. Три группы молдавских элит едины в одном: им нужна вечная "борьба за европеизацию", в сочетании с неопределенным статусом Приднестровья и тесными отношениями с Москвой. Все сколь-нибудь влиятельные фигуры и в Молдове, и в Приднестровье желают сохранить пространство для торга в ходе маневров между Россией и Западом, и закрепить за Молдовой роль "черного хода" между двумя мирами, который не закроют никакие санкции. Им противостоят марионетки, находящиеся под прямым управлением Москвы, и лишенные даже тени самостоятельности. Цель России та же - черный ход в обход санкций, но уже под ее полным контролем.

К этой борьбе за контроль над "метром серой границы" между Россией и ЕС и сводится вся молдавская политика последних лет. За эффектными жестами, вроде попытки запрета российских политических шоу и другими схожими инициативами, равно как и за громкими заявлениями о реформах не скрывается ничего реального.

Не стала исключением и ожидаемая конференция, итоги которой не предполагают никакой конкретики. Совместная декларация, каким бы решительным не был ее текст - не более чем глас вопиющих подписантов в равнодушной международной пустыне. Это даже не протокол о намерениях.

Несмотря на разговоры о противостоянии России, заявленная тема конференции чрезвычайно размыта и фактически означает разговор ни о чем, за все хорошее и против всего плохого. В то же время ее проведение позволит Кишиневу сделать еще один эффектный пиар-ход, представ перед западными партнерами как лидер обновляемого ГУАМ, и уведя в тень фактическую легализацию Приднестровья, де-юре признаваемого оккупированной Россией территорией, но получившего по факту все, кроме формального политического признания.

Такое лавирование устраивает в целом и международные организации, поощряющие Кишинев к де-факто признанию ПМР. Одним из последних шагов в этом направлении стало апостилирование Молдовой дипломов о высшем образовании Приднестровского университета. По достигнутому соглашению, выпускники приднестровского вуза вместе с дипломом будут  получать на руки документ с апостилем на английском языке и с молдавской печатью. Это дает им право работать и продолжать учебу за рубежом, более чем в 140 государствах - участниках Гаагской конвенции. То, что приднестровские студенты обучаются по российским программам, включающим их идеологическую обработку в антизападном духе, никого не смущает. Впрочем, в формально-молдавском Комратском университете дела обстоят точно так же. как и в Приднестровье

Случай с дипломами - лишь один из многих шагов к приднестровизации Молдовы при формальном признании ее "движения к ЕС". Большая часть таких шагов совершается путем малозаметных со стороны подковерных маневров. К примеру, сотрудничество МВД Молдовы и Приднестровья, формально незаконное, но по факту широко практикуемое включает выдачу подозреваемых на левый берег, где не действуют ни международные, ни молдавские правовые нормы, обмен информацией и даже подготовку кадров.

Приднестровские фирмы без проблем регистрируются как молдавские, и торгуют со всем миром. Молдова закупает у Приднестровья электроэнергию, выработанную на отжатой у нее и затем проданной россиянам МолдГРЭС. Электроэнергия вырабатывается из российского газа, причем приднестровцы за него не платят, а стоимость газа вешается на молдавский долг. И, разумеется, год от года все более и более неприличным становится любое упоминание в Молдове о правах человека, нарушаемых на левом берегу.

По сути, Молдова уже включила сепаратистские регионы в свой состав, сохранив их структуры, то есть, сделала то, чего, ссылаясь на Минские соглашения, добивались и добиваются от Украины. Это ставит под вопрос уместность подписания с Молдовой совместных деклараций, касающихся оккупированных территорий и противостояния российской агрессии. Определенно Украине стоит перед этим трижды подумать, реально оценив перспективы сотрудничества с Молдовой по российской проблематике.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир