Мир

Зачем Эр-Рияд перенимает опыт Януковича

Саудовские сенсации последних дней не дают феминисткам поводов для радости и не добавляют Халифату причин для беспокойства

На муниципальных выборах в Саудовской Аравии депутатами избраны 20 женщин

Какая может быть связь между Виктором Януковичем и избирательным правом для женщин Саудовской Аравии? Вопрос, чего и говорить, бредовый. Если бы не одно "но". И это "но" имеет не только имя, но и офис в Вашингтоне, и банковский счет с весьма приличным количеством нулей.

Его зовут Тони Подеста. И он брат Джона Подесты, экс-главы администрации Билла Клинтона и советника Барака Обамы, ныне руководящего избирательным штабом Хиллари Клинтон. Компания Тони, Podesta Group, входит в первую пятерку крупнейших фирм в США в сфере лоббирования и пиара. Украинская публика узнала об этой компании в 2012 г. - именно она занималась продвижением интересов Партии регионов и теперь уже экс-президента во властных коридорах Вашингтона. В их цели входило "отмазывание" администрации Януковича, в частности, за посадку Юлии Тимошенко. За два года работы компании, аффилированные с "регионалами", в частности с тогдашним главой АП Андреем Клюевым, заплатили Подесте около $900 тыс. - вероятно, не считая текущих расходов. Надо сказать, у компании имеется большой опыт политического пиара, включая кризисный, - среди ее клиентов числятся правительство постсаддамовского Ирака, а также несколько диктаторов, вроде (теперь уже бывшего) президента Египта Хосни Мубарака, его (также ныне отставного) мальдивского коллеги Момуна Абдул Гаюма и азербайджанского лидера Ильхама Алиева.

Так вот, в начале октября нынешнего года Минюст США опубликовал документы, указывающие на то, что Саудовская Аравия также стала клиентом Podesta Group, - причем здесь компания работает в паре с Edelman, крупнейшим частным пиар-агентством мира, давно обслуживающим королевство и, в частности, его дипмиссию в Соединенных Штатах. Задача тандема - продвижение интересов королевства в масс-медиа, правительстве США и международных структурах, прежде всего ООН. Представление о методах дает контакт с Edelman, где предусматривается "вовлечение лидеров мнений, налаживание возможностей общения с медиа для руководства и содействия в размещении мнений и редакторских материалов" в интересах Главного инвестиционного управления Саудовской Аравии. Впрочем, куда интереснее то, что Podesta Group была нанята Центром исследований связей со СМИ Саудовского королевского суда.

Почему это важно? Потому что сенсации минувших выходных - первое в истории КСА участие женщин в муниципальных выборах, победа кандидаток сразу на двух десятках округов и закрепление результата новым рекордом для книги Гиннеса (крупнейшая "ленточка" из людей) ради борьбы с раком груди - это не что иное, как пиар-кампания глобального масштаба. Причем, судя по сумасшествию в мировых новостных лентах, бесспорно удачная. Ведь Саудовская Аравия прекрасно сымитировала движение к демократическим стандартам, не приблизившись к ним ни на шаг.

Все саудовские сенсации последних дней так или иначе являются элементами операции по созданию нового имиджа королевства. Саудовская Аравия потихоньку лицедействует. С одной стороны, имитируя движение к демократии, которого назойливо требует общественное мнение западных союзников

Демократия - это не только электоральное действо. Это мозаика из множества взаимосвязанных кусочков прав и свобод. А их нет - ни вероисповедания, ни прессы, ни партийных организаций.  У женщин же, пораженных в подавляющем большинстве прав, вплоть до права передвижения, функции в органах власти могут быть сугубо декоративными (на это, кстати, указывает и то, что в ходе предвыборной кампании женщинам-кандидатам приходилось общаться с избирателями из-за ширмы и через микрофон - в тех случаях, когда такое общение вообще случалось). Да и будь это не так, мало что изменилось бы: раздутый госаппарат состоит из августейших особ, их приближенных и приближенных приближенных. И кадровые перестановки в нем происходят либо вследствие интриг, либо вследствие похорон. Так что в субботу миру показали захватывающий спектакль. Точнее, лишь первый акт.

Второй последовал во вторник, когда Эр-Рияд объявил о создании антитеррористической коалиции исламских государств, - и в ней уже насчитывается целых 34 мусульманских страны. Первым рефлексом ряда аналитиков на это известие стала констатация очевидного факта отсутствия в ее составе Ирана - вечного соперника Саудовской Аравии как в вопросах религии, так и в смысле регионального лидерства. Второе наблюдение связывается с тем, что в коалицию вошли такие серьезные игроки, как Турция, Египет и ОАЭ - дескать, это мощная сила, способная в два счета не только покончить с "Исламским Государством", но и выдавить из Сирии россиян. Ведь не случайно же объявление о создании новой коалиции совпало с визитом в Москву госсекретаря США Джона Керри: очевидно, что Вашингтон с радостью делегирует проблемы, сопряженные с демонтажом режима Башара Асада, и борьбу с Халифатом союзным региональным игрокам, не имеющим ни малейшего желания терпеть российское присутствие. Тем более что Иран накануне благоразумно решил свернуть свое непосредственное участие в боевых действиях.

Вот только и ИГ, и Москва могут спать спокойно: эта коалиция мало на что способна. Такой вывод напрашивается из рассказа министра иностранных дел Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра о целях альянса: обмен разведданными, обучение и вооружение союзных войск. Военная поддержка друг друга предусмотрена, но вопрос о ней будет рассматриваться в каждом случае отдельно - то есть положение о коллективной обороне в повестке дня не стоит.

Правда, аль-Джубейр сообщил, что участники коалиции могут рассмотреть вопрос отправки наземного контингента для борьбы с Халифатом. Это очень порадовало шефа Пентагона: в ходе визита на турецкую авиабазу Инчирлык Эштон Картер признал, что Вашингтон уже давно призывал суннитские государства региона к расширению участия в действиях против ИГ.

Фото: interpolit.ruВпрочем, что бы ни говорил министр, большой союз, сформированный из столь различных и в ряде случаев весьма слабо взаимодействующих государств, преследующих порой не просто разные, но противоположные цели, со всей очевидностью обречен на импотенцию. Так что речь здесь скорее о политическом проекте, нежели о реально функционирующем альянсе. Причем здесь заслуживает внимания тот факт, что Вашингтон не был уведомлен загодя о планах Эр-Рияда. Это своего рода сюрприз, который опять-таки больше смахивает на пиар-акцию, нежели продиктованное целесообразностью действие.

И здесь мы подходим к тому, что все саудовские сенсации последних дней так или иначе являются элементами операции по созданию нового имиджа королевства. Саудовская Аравия потихоньку лицедействует. С одной стороны, имитируя движение к демократии, которого назойливо требует общественное мнение западных союзников. С другой - опять-таки имитируя некую религиозную и функциональную трансформацию. Здесь придется отметить, что само по себе название коалиции - "исламская антитеррористическая" - в нынешнем мире, увы, не без оснований и при деятельном участии представителей КСА, воспринимается как оксюморон. Того же, к слову, порядка, что и анекдот "Рок против наркотиков? Это как пчелы против меда!". Но, по всей видимости, именно на подобные аллюзии и делалась ставка - ход, хорошо известный пиарщикам и рекламистам.

В этой связи стоит отметить еще один момент: до относительно недавнего времени Эр-Рияд зачастую пренебрегал информационными манипуляциями. Однако успехи на этом поприще Катара, соперничающей с КСА "микросупердержавы", превратившей телеканал Аль-Джазира в мощный инструмент "арабской весны" (и в меньшей степени - вторичный российский опыт), по всей видимости, заставил власти королевства по-новому оценить значение и возможности масс-медиа.