Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ход конем Терезы Мэй. Британцам предложили снова проголосовать за Brexit

Среда, 19 Апреля 2017, 15:35
Глава британского правительства выбрала удачный момент, чтобы полностью выжать Brexit

Фото: The Independent

Британскому премьер-министру, лидеру тори Терезе Мэй удалось ошарашить соотечественников, да и другие державы своим объявлением досрочных всеобщих выборов. И произошло это в день приезда в страну Петра Порошенко. Совпадение? Да, не будем углубляться в конспирологию — скорее совпадение, хотя, безусловно, визит украинского президента в Лондон очень даже важен для обеих стран.

И все же вернемся к досрочным выборам в Великобритании, на которых подданные Ее Величества будут выбирать новые местные советы и Палату общин. Уже с 3 мая начнет действовать пророгация — отсрочка заседаний парламента по решению главы правительства. А на следующий день начинается официальная кампания.

Как пишет профессор политологии из Школы политики и международных отношений Лондонского университета королевы Марии Тим Бэйл, в Великобритании не очень-то распространено проведение досрочных выборов. На самом деле со времен Второй мировой было только два случая, когда премьер спустя год-два после выборов объявлял новые.

Почему сейчас?

Тереза Мэй стала третьей. Ей досталось непростое наследство от Дэвида Кэмерона, который хоть и был опытным политиком и блистательно выкручивался из затруднительных ситуаций, но уходил, грубо говоря, под свист толпы — он проиграл референдум 23 июня. Его и сменила бывшая глава Хоум-офиса, которую некоторые даже сравнивают с "железной леди" — Маргарет Тэтчер. И мало-помалу Мэй смогла стряхнуть с себя прах надежд сторонников членства в ЕС.

Премьер-министр долгое время отвергала идею досрочных выборов, однако вдруг неожиданно изменила мнение. Но меняла ли на самом деле? Скорее морочила голову оппонентам, а затем выполнила резкий, быстрый апперкот. Нокдаун. Эффективность такой манипуляции очевидна — оппоненты и эксперты были застигнуты врасплох. 

На самом деле тори выбрали идеальный момент, чтобы объявить выборы. Во-первых, Мэй премьером британцы не выбирали — она просто сменила Кэмерона во время шахматных партий внутри правящей партии. Во-вторых, сейчас консерваторы с большим отрывом лидируют в опросах, и процентные пункты в исследованиях можно успешно превратить в процентные пункты в итогах голосования. В-третьих, для Даунинг-стрит важно обновить Палату общин, заполучить больше сторонников до начала переговоров с Брюсселем относительно условий выхода Великобритании из Евросоюза, которые намечены на май–июнь. Проще говоря, лучше сейчас на пике, чем позднее, когда королевство, возможно, начнет лихорадить.

"Жесткий" или "мягкий" Brexit

Переговоры должны продлиться два года и, вполне вероятно, стартуют после саммита ЕС 29 апреля, на котором лидеры должны сформулировать план процедуры. Если за это время окончательного соглашения по выходу из блока не будет, то Британия покидает ЕС автоматически и, вполне вероятно, на невыгодных для нее условиях.

Ведомства Уайтхолла сейчас заняты разработкой всех необходимых законопроектов, предложений Брюсселю, анализом и множеством другой работы в области политики, торговли, иммиграции, таможенных процедур.

Расставаться с Евросоюзом Лондон может по двум сценариям — hard ("жесткому") и soft ("мягкому"). В январе пресса писала, что Мэй поддерживает "жесткий" Brexit, но Даунинг-стрит отвергла эти домыслы. И до сих пор на повестке дня оба варианта, а значит, правительство трудится над двумя пакетами документов.

"Жесткий" Brexit — это строгий иммиграционный контроль, т. е. контроль над границами, чего ярые сторонники выхода из ЕС очень хотели на фоне миграционного кризиса и терактов в европейских столицах. Но это также означает и потерю доступа к единому рынку блока. Это, в свою очередь, ведет к введению таможенных пошлин и выстраиванию отношений острова с континентом в рамках правил ВТО. Стоит заметить, изоляционисты считают, что так защитят своего производителя. Но на самом деле Brexit негативно скажется на экспорте британских товаров, и дешевый импорт даже с пошлинами несет угрозу тому же аграрному сектору.

"Мягкий" Brexit утешает сторонников европейского единства, поскольку сохраняет доступ к рынку в обмен на право гражданам ЕС свободно посещать туманный Альбион. И soft, конечно же, означает бестарифную торговлю, отсутствие таможенной бумажной волокиты и возможность британским компаниям без трудностей сохранить филиалы в ЕС.

Сама Мэй ратует за ЗСТ и беспошлинную трансграничную торговлю. Вопрос в том, согласится ли она оставить границы открытыми или выборы так усилят ее позиции, что она сможет добиться желаемого без уступок Евросоюзу. И компромиссом в этой ситуации может стать так называемая "норвежская модель" отношений с ЕС. Такой тип отношений, как писала ранее Politico, поддерживает Брюссель, поскольку после вступления Великобритании в Европейскую ассоциацию свободной торговли (EFTA) Лондон сможет попроситься в Европейскую экономическую зону, т. е. все же получит доступ к рынку ЕС.

Честная драка

От того, как будут проходить переговоры, зависят не только будущие отношения между королевством и содружеством стран, но и непосредственно внутригосударственная жизнь.

Шотландская национальная партия (SNP) — одна из сил, которая обещает продуцировать нестабильность в Британии резкой критикой Brexit и референдумом о независимости. Однако внеочередные выборы в данной ситуацию фактически перевешивают медийный и политический вес требований первого министра Николы Стерджен. И Тереза Мэй в выигрыше, поскольку вопрос независимости Шотландии отходит вообще на третье место — выборы, переговоры по Brexit и только затем уже референдум о независимости.

В то же время для Эдинбурга складывается не все так плохо. Даже наоборот. Шотландцам выборы тоже на руку с учетом роста сепаратистских настроений. А выборы — прекрасная пиар-площадка. Стерджен уже приветствовала решение премьера. Иными словами, обе женщины-лидеры согласны на честную, насколько это возможно, если говорить о выборах, драку. А уже опосля станет ясно, спакует ли чемоданы северный домочадец.

Консерваторы этими выборами будут стараться получить больший вес в парламенте, а шотландские националисты — у себя на родине, но в любом случае Палату общин ожидает серьезный мандатный передел. Сейчас там у тори 330 мест, у лейбористов Джереми Корбина — 229, у SNP — 54, либерал-демократов — девять, демократов-юнионистов — восемь, у ирландцев Шин Фейн — четыре, как и у независимых, а у правых UKIP Найджела Фараджа — одно место. Преимущество, как видим, за консерваторами, но большинство незначительно. И Мэй надеется это исправить.

Последние опросы показали, что консерваторы опережают лейбористов с разрывом примерно в 20%, а это может стоить Корбину 70 мандатов. К тому же личный рейтинг Мэй выше, чем у него. Это легко объяснить, поскольку Корбин был вялым и неубедительным противником Brexit. И на самом деле больше запомнился Фарадж, хоть его ультраправая партия и не пользуется особой поддержкой.

Очевидно, что предвыборная риторика будет крутиться вокруг Brexit. Тори уже нападают на всех: на SNP — из-за референдума и неприятия Brexit; на либеральных демократов — по второй причине; на лейбористов — потому, что слабые сейчас и на них можно тоже повесить Brexit. Кстати, Мэй заявила во вторник, мол, кто вам нужен — сильное правительство во главе со мной или слабые и ненадежные лейбористы и либерал-демократы?

Конечно, оппоненты имеют шансы заработать репутационные очки, играя в ее игру с Brexit, но пока премьер выглядит увереннее. А для финансового мира — надежнее. После объявления о досрочных выборах фунт стерлингов резко пошел в гору. Как пояснил бизнес-обозреватель Sky News и The Times Йэн Кинг, причин тут две: во-первых, данные соцопросов, а во-вторых, ожидания рынка, что премьер с вотумом доверия от избирателей добьется лучшей для бизнеса сделки с Брюсселем.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир