Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Изящный самострел. Почему свел счеты с жизнью свояк Плахотнюка

Понедельник, 19 Августа 2019, 12:00
Вокруг (само?)убийства кишиневского бизнесмена наворочено уже столько конспирологии, что грешно было бы не внести своей лепты

Фото: publika.ua

Юрий Лункашу, молдавский бизнесмен, особо приближенный к беглому молдавскому же олигарху Владимиру Плахотнюку, был найден мертвым вечером 17 августа. Как заявляют в МВД республики, об этом сообщил его водитель Борис Бабин, позвонив в полицию с трассы R-6, между Яловенами и Дурлештами.

По версии водителя в двойном пересказе полиции и новостного агентства Unimedia, 17 августа примерно в 19.00 его вызвал к себе Лункашу и сказал, что хочет покататься - развеяться и подышать воздухом. На участке трассы между Яловенами и Дурлештами Лункашу попросил водителя остановить машину, вышел из нее и выстрелил себе в голову из принадлежавшего ему пистолета модели "Астра" калибра 6,35 мм - оружия не очень распространенного, можно сказать - коллекционного. Перед выходом из машины он написал записку "Белый дом я купил в 2017 году, я был инвестором". Речь идет об известном в Кишиневе здании Casa Alba у входа в столичный парк Валя Морилор, собственником которого молва считала Владимира Плахотнюка.

На этом относительно достоверная, с поправкой на правдивость показаний водителя и полиции, а также точность пересказа Unimedia часть информации оканчивается и начинается чистая конспирология. Пищи для нее более чем достаточно. Лункашу был одним из самых близких к Плахотнюку людей: другом, деловым партнером и зятем (женат на его сестре). Он выступал учредителем нескольких ключевых компаний: Denir Lux, GB & CO, Primrof Construct, Acvilin-Grup, занимался строительным бизнесом, изготовлением мебели и торговлей сигаретами. При этом в политику Лункашу не лез и вообще был лицом непубличным. Естественно, что наряду с версией "самоубился от личных трудностей" в ход немедленно пошли и версии об злодейском убийстве, с непременным рефреном "не забудем, не простим", как будто речь шла о народном вожде и вообще об умервщленной между Яловенами и Дурлештами совести всего молдавского народа, прошу извинить за невольный оксюморон.

Что это могло быть в действительности?

Начнем с самоубийства. Прежде всего, люди иной раз кончают с собой по самым неожиданным для окружающих поводам. Отбрасывая совсем уже вольные фантазии, отметим повод довольно очевидный: трудности в бизнесе и желание оборвать ниточку долгов и обязательств на себе, выведя из-под удара семью. Такое бывает. Поспешный отъезд Плахотнюка повесил на его окружение множество хвостов, а сигаретный и строительный бизнес - очень специфические сферы деятельности, до крайности насыщенные криминалом. Не говоря уже о том, что на постсоветском пространстве вообще весь бизнес криминальный.

В пользу версии самоубийства говорит и избранный способ. Лункашу выбрал оружие 1. маломощное, чтобы с дыркой в голове иметь пристойный вид на похоронах, а не лежать в закрытом гробу; 2. из своей коллекции, с известным номером, 3. просто редкое.

Хотя, конечно, чисто конспирологически можно допустить, что оружие было похищено из коллекции и передано водителю или кому-то третьему для ликвидации Лункашу именно с целью придания убедительности его самоубийству. Но такая сложная операция все же вызывает сомнения. Убедительность самоубийству можно было придать и более простыми способами.

Итак, убийство как таковое: остановили машину в чистом поле, попросили закурить, прострелили голову, подсунули записку и велели водителю вызвать полицию, а сами исчезли в неизвестном направлении, вероятно, отпадает. Остаются мотивы самоубийства.

Помимо необходимости оборвать на себе неприятные обязательства и унести с собой столь же неприятные знания, уведя из-под удара семью, причиной могла быть и причастность Лункашу к каким-то криминальным схемам, исключавшим возможность отъезда из Молдовы, в том числе и к родственнику - некуда бежать, везде найдут и посадят. Одновременно с этим - и невозможность избежать ареста, оставаясь в Молдове, притом на долгий срок, с необходимостью делиться информацией и с перспективой быть убедительно мотивированным для такого шага.

Похоже на то, что Плахотнюк использовал родственника для разного рода неприятной работы - для дел, с одной стороны, сугубо конфиденциальных, которых не доверишь постороннему человеку, с другой - таких, причастности к которым сам он предпочитал избегать. Какое-то время все шло хорошо, но затем схема рухнула, и Плахотнюк отбыл в Майами. А Лункашу, когда вагончик тронулся, остался на перроне.

И тогда бизнесмен, привыкший к хорошей жизни, предпочел хорошо уйти - из собственного дома и машины, избежав финала на допросах, а затем и в тюремной камере. Что ж, если это так, то перед нами выбор жизнелюба и сибарита, или, говоря языком Роберта Хайнлайна, взыскательного Критика.

Достоверно неизвестно, участвовал ли Лункашу совместно вместе с Плахотнюком и остальной верхушкой Демпартии в акции по бросанию через забор ко входу в здание президентуры, где засел взятый в осаду Игорь Додон, прозванный недругами "курканом" (индюком), живых индюков. Хотя на фото с места событий в толпе несколько раз мелькает человек, очень похожий на него. Но, как бы то ни было, - продолжая аналогию с Хайнлайном, Сыны Птицы, не добравшись (пока не добравшись?) до самого Плахотнюка, нашли, вероятно, способ отомстить другому обидчику их родни. Здесь покойный Лункашу изящно пересекся с придуманным Хайнлайном  Джонатаном Хогом, воевавшим с Сынами Птицы, и тоже занимавшимся неприятной работой,  подправляя недостатки Вселенной, в которой ему выпало обитать. Правда, Лункашу, в отличие от Хога, пришлось стереть свою Вселенную всю, целиком.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...