Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Схизма в парламенте. Как Мэй и Корбин зачали новую британскую партию

Пятница, 22 Февраля 2019, 14:10
Диктат экстремистов утомил не только Юнкера. Но первой треснула все-таки оппозиция в парламенте Ее Величества

Пока Тереза Мэй продолжает фантазировать о какой-либо другой "сделке" по выходу из ЕС, нежели предложенная ей ранее, а страны-члены союза неустанно повторяют, что не собираются ее пересматривать (да это и крайне сложно с точки зрения законодательной логистики), в тылу у британского премьера происходит политическое землетрясение. Впрочем, это неудивительно - г-жу Мэй можно чаще увидеть в Брюсселе и Дублине, нежели в Лондоне, оббивающей пороги кабинет европейских чиновников и ирландского коллеги.

Система пошла вразнос

На днях Жан-Клод Юнкер откровенно сказал, что крайне утомлен брекзитом, а Дональд Туск, ранее заявивший, что для британских экстремистов-"брекзитиров" найдется место в аду, подтвердил, что сделал это заявление, чтобы заставить их задуматься. Иными словами, над Мэй, запутавшейся в своих красных линиях, уже открыто потешаются на Континенте.

Не смешно только ирландскому премьеру Лео Варадкару, чья страна окажется физически отрезанной от общего рынка и католикам Ольстера, для которых безответственное поведение лондонских политиков означает разрыв Соглашения Страстной пятницы, принесшего мир в Северную Ирландию (так называемая независимая часть ИРА уже напомнила о себе предупредительным взрывом автомобиля). Нервозность охватила и, собственно, значительную часть жителей юга британского острова, начавших осознавать, что с 29 марта им придется добираться на континент кружным путем через Белфаст, а также покупать еду и лекарства втридорога. И все это благодаря оболваниванию, организованному на деньги друга российского бизнеса Аарона Бэнкса.

Наиболее упрямые, впрочем, стуча по столу окаменевшим пудингом, обвиняют в происходящем высокомерный и черствый Брюссель, и саму Терезу Мэй, которая "все никак не может договориться". Правда, если Мэй и есть в чем упрекнуть, так только в страхе перед радикалами в собственной партии (так называемой "Группой европейских исследований", ERG), которые, напомним, довели до отставки и ее предшественника Дэвида Кэмерона.

Диктат экстремистов, часть из которых надеется нажиться на открытии торговли с другими странами вне правил ЕС (мечта, надо сказать, очень наивная - давно уже караваны кораблей со специями и рабами не толкутся у входа в британские порты, но лидера ERG Джейкоба Риз-Мога не зря называют последним джентльменом из XVIII века), мало чем отличающихся по содержанию от радикальных мусульман, утомил не только Юнкера. Но первой треснула все-таки оппозиция в парламенте Ее Величества.

Семеро депутатов Палаты общин вышли из Лейбористской партии в знак протеста против политики лидера партии Джереми Корбина. В частности, его действий по брекзиту и игнорирования растущего антисемитизма внутри партии. Неизвестно, кстати, является ли Джереми Корбин антисемитом лично, но он давно превратился в британский аналог Максима Шевченко, ведущего неравную борьбу с "происками Израиля" на пространстве от Владимирской области до Занзибара.

Очевидно, впрочем, что главная аудитория Корбина - это избиратель-мусульманин, которого он планирует покорить таким способом. Что же касается брекзита, то двойственная позиция Корбина почти три года назад -одна из причин британской катастрофы. ЕС он не любит как якобы порождение корпораций и хочет поживиться голосами изоляционистов. Ключевая цель Джереми Корбина - снос правительства Мэй любым способом. При этом он уверяет, что сможет договориться с Брюсселем о том, чтобы Великобритания осталась в таможенном союзе с ЕС.

Но верить ему перестали. После долгого периода интриг в партии начался раскол. Демонстративным выходом из лейбористских рядов депутаты показали, что их терпение лопнуло и они больше не намерены мириться ни с тем, что прежней Лейбористской партии больше нет, ни с коммунистическим дрейфом Корбина. "Группа семерых", как их уже окрестила британская пресса, неоднородна по своим взглядам, объединяет их лишь проевропейская позиция и неприятие Корбина на посту лидера. "Давно было известно, что значительное число депутатов-лейбористов недовольны направлением, в котором движется партия с тех пор, как ее возглавил Джереми Корбин, - пишет в своем редакционном комментарии Daily Telegraph. - Тот или иной раскол казался неизбежным с момента избрания Корбина лидером партии". Перманентные мантры о преступлениях израильской военщины тоже набили оскомину.

Консерваторы и хотели бы посмеяться над оппонентами, но несколькими днями позже три британские народные избранницы, занимающие такую же проевропейскую позицию, покинули на этот раз Консервативную партию премьера Терезы Мэй. Они войдут в новую фракцию, созданную семью бывшими лейбористами и некоторыми другими парламентариями - Независимую группу.

Раскольники, между прочим, заявляют, что тори перестали быть партией Мэй, а они устали "голосовать, как овцы", по взмаху руки похитивших партию мракобесов. Объясняя свой шаг, Анна Субри, Хейди Аллен и Сара Уолластон заявили, что спор о "Брекзите" изменил Консервативную партию и "свел на нет все старания по ее модернизации". Всего у "независимых" уже 11 штыков - столько же, сколько и у либеральных демократов, к которым они наиболее близки.

Стоит напомнить, что тори не получили большинства по результатам прошлых досрочных выборов и смогли сформировать большинство лишь с помощью десяти парламентариев от североирландской протестантской Демократической юнионистской партии, которая буквально держит Мэй за горло. Изоляционисты - их лучшие партнеры, вместе они призывают сегодня блокировать Ирландскую Республику и вынудить ее выйти из ЕС. Ну, а потом - если почитать сторонников этого курса из "народа" - и вернуть всю Ирландию британской короне. Так что в Брюсселе и Дублине не зря беспокоятся. Но теперь альянсу тори с унионистами не хватает двух мест до большинства в 326 мандатов. Как теперь будет реализовывать свой курс Мэй, у которой и до этого возникали в этом деле крупные сложности, не очень понятно.

Ядерная опция

Правда, раскол не улучшает и положение оппозиции. Выход семи депутатов, включая такого известного и популярного, как Чука Умунна (голос национальных и этнических меньшинств) - тревожный знак для партии. Это значит, что красные "корбинисты" ставят под угрозу долгосрочную коалицию различных сил левого политического спектра под эгидой трудовиков.

Вместе с тем, такое случалось и раньше в 120-летней истории партии - и от этого всегда выигрывали тори. Когда история повторяется, от этого выигрывают тори. Отчасти благодаря расколу левых консервативное правительство находилось у власти 18 лет (1981- 98). Тогда четыре британских политика-лейбориста - депутаты, бывшие члены парламента и кабинета министров покинули ряды Лейбористской партии и создали "Совет по социал-демократии". Кстати, причины этого события 38-летней давности были отчасти такими же, как и у "Группы Семерых" - несогласие с "левым поворотом" лидеров партии. Сегодня лейбористскую партию вновь контролируют крайне левые, опять евроскептики и опять поклонники России, как тогда - Советского Союза.

"Группа четырех" хотела сломать шаблоны британской политики. В результате эсдеки достигли впечатляющих успехов на промежуточных выборах в Палату общин, едва не обогнав лейбористов. Но в силу специфики британской избирательной системы получили всего несколько мест в парламенте и в результате слились с Либеральной партией, образовав известную ныне Либерально-демократическую. Специфика же та, что система выборов полностью мажоритарная, в округе простым большинством побеждает один кандидат, поэтому процент в целом по стране большого значения не имеет. Поэтому правая рука Джереми Корбина, Джон Макдоннелл предупредил депутатов-раскольников, что их действия приведут к еще одному десятилетию правления тори.

Надо сказать, что хотя тяжеловесов в новом левом расколе и нет, расплывчато заявленная миссия позволит сравнительно легко примкнуть к их рядам как другим лейбористам, так и членам Консервативной партии, что уже и происходит. В своей основе "независимые" представляют собой клуб поклонников политики Тони Блэра. Правда, теперь есть опасность, что оставшиеся лейбористы станут еще больше настроены против повторного референдума, и вообще, еще больше покраснеют.

Вероятно, в скором будущем они возглавят шумное рабочее движение, ведь благодаря брекзиту причин для этого достаточно: инвестиции не приходят, а рабочие места бегут. А если бы не польские, литовские и румынские (среди них немало украинских) рабочие - остров давно заполонили бы китайские базары.

Момент истины для обеих партий наступит совсем скоро, в конце февраля, когда депутаты должны будут вновь решить, поддерживают они план Терезы Мэй по выходу из ЕС или нет. Со стороны Европы вряд ли произойдут какие-то подвижки: страны-члены обоснованно считают, что и так пошли на максимальное количество уступок, заботясь об овсянке в тарелке английского провинциала, решившего поиграть в величие. Поэтому новой политической группе нужно будет создать более серьезную платформу, чем просто несогласие с нынешней политикой лейбористского лидера. То же касается и раскольников-консерваторов. Но обвинять коллег в нелояльности депутаты-лейбористы не спешат, считая, что отстаивать свои убеждения - право и обязанность любого политика. Другое дело, что этим правом все чаще злоупотребляют экстремисты, за которыми колеблются тени внешних сил.

Что предпримет премьер, если сделка в очередной раз провалится - сказать сложно. Это не обязывает ее уходить в отставку, иммунитет в партии сроком на год она получила, а недавно правительство удержалось против вотума недоверия. Но лишь потому, что никто не желает оказаться на месте Терезы Мэй. По слухам, ее уговаривают уйти летом. Кстати, европейцы - кроме немцев и еврочиновников - теперь с расчетливым равнодушием относятся к перспективе жесткого выпадения Великобритании из ЕС. Ведь ей придется начинать заново строить всю международно-правовую базу, кроме соглашений в рамках НАТО и ООН, а это редкая возможность погонять заносчивых бриттов по безвыходным лабиринтам международной дипломатической и торговой бюрократии.

Правда, у Мэй - благодаря решению Европейского суда - остается "ядерная опция": попросить отсрочку или отозвать письмо об инициации выхода из ЕС. Ход крайне скандальный и приведет к падению правительства, но если выбирать между ним и описанной Жан-Клодом Юнкером перспективой British Airways не найти аэродром в Европе... Впрочем, поговаривают, что компания готовится перенести штаб-квартиру в Мадрид. Но это уже другая история.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир