Мир

Кто будет новым мировым гегемоном. Часть 2

Европейцы вспомнили, что раньше умели воевать 

Финансовая помощь Украине, усиление военного присутствия НАТО в Европе, разворачивание европейских сил быстрого реагирования и изменение отношения европолитиков к судьбе так называемых буферных стран свидетельствует о том, что Евросоюз способен оперативно отвечать на вызов.

Гегемон, которого разбудил Путин

Евросоюз никогда не готовился к войне. Там даже не могли представить, что в ХХI в. у европейских границ вспыхнет военный конфликт и Европа будет в него втянута. После окончания холодной войны Запад выстраивал комфортную систему безопасности, при которой внутренние неурядицы решаются без использования военной силы, максимум - при помощи полиции, а для предотвращения внешних конфликтов или их урегулирования в ход идет язык дипломатии или финансовых вливаний, а не оружия.

За последние годы с помощью военной интервенции был решен только вопрос отстранения от власти ливийского диктатора Каддафи. Да и то интервенция началась, когда Ливия окончательно погрузилась во мрак гражданской войны. В других случаях, как, например, в Мали, Южном Судане и Чаде, ситуация разрешалась посредством миротворческих миссий с мандатом ООН. А это значит, что ответственность за безопасность в мире США и Евросоюз разделили со всеми

Спастись Евросоюз может, только спасая Украину. А наиболее эффективное средство для этого - бесплатное страхование от политических рисков для тех, кто инвестирует или ведет бизнес в нашей стране

членами Организации Объединенных Наций. Да, не все члены ООН могут поддерживать позицию Запада, но участие их делегаций в голосовании означает причастность к разрешению конфликта. Причастность публичную. Это ярко продемонстрировало мартовское заседание ООН, на котором рассматривалась резолюция с осуждением аннексии Крыма. Ее поддержали 100 стран, 58 воздержались, 11, включая Россию, были против. Из воздержавшихся только Индия, Китай, Бразилия, ЮАР и Аргентина являются серьезными политическими игроками. Среди 10 друзей Путина - страны-изгои или сателлиты Москвы, живущие за счет ее финансовых щедрот.

Разбойничье поведение России в Украине вдохнуло новую жизнь еще в один проект - европейскую армию. В 2000 г. ЕС принял решение создать европейский аналог НАТО. Силы быстрого реагирования (СБР), независимые от американского командования или автономные от него. Главным инициатором основания этой военной структуры была Франция. Участвовать в СБР могут и военные из стран, не входящих в Евросоюз. Задачей сил быстрого реагирования было выполнение так называемых Петербургских задач, среди которых и принуждение к миру. Однако отсутствие у ЕС агрессивного внешнего противника, налаживание тесных экономических контактов с Россией дали возможность оппонентам единой военной структуры откладывать наполнение проекта реальным смыслом и реальными деньгами. Более того, финансовый кризис заставил европейцев быть прижимистее, и одними из первых попали под нож военные расходы. Многие члены ЕС довольствовались натовскими гарантиями и не желали выделять дополнительные средства на общеевропейскую систему безопасности.

 

Прибалтийцы увеличат расходы на армию до 2% от ВВП

Пока Старая Европа снижает военные траты, государства Восточной Европы ввиду российской угрозы эти траты увеличивают. Президент Польши Бронислав Коморовский заявил о необходимости повысить расходы на оборону в 2015 г. до 2% от ВВП (сейчас на потребности польской армии идет 1,95% ВВП страны). До такого же показателя увеличат траты на оборону и страны Прибалтики (сегодня Латвия и Литва тратят на армию около 1% ВВП, Эстония - 2%). В Чехии в 2012 г. на оборонку запланированы расходы на уровне 1,08% ВВП, в 2015-м эта цифра вырастет до 1,3%, а в 2017-м ее планируют довести до 2%. Напомним, украинский военный бюджет в июне достиг 1,25% от ВВП. В бюджете-2014 на нужды Минобороны было выделено 15,6 млрд грн. Это всего 0,99% ВВП.

Украинский кризис стал толчком к активизации СБР. Пока НАТО проводит учения Saber Strike-2014 и Baltops-2014 в Прибалтике, в Бельгии к борьбе с внешними угрозами готовится боевая группа Евросоюза. Около 2,6 тыс. военнослужащих из Бельгии, Германии, Испании, Люксембурга и Нидерландов, а также не являющейся членом ЕС бывшей Югославской Республики Македония учатся взаимодействовать в случае агрессии извне. Россия в ответ на усиление военной мощи НАТО и СБР бряцает оружием в своем Калининградском анклаве, тем самым усиливая позиции приверженцев боеспособной европейской армии.

Европа у российских границ

И все же из украинского кризиса Европа видит выход без ущерба для себя, а значит, без войны. Один из таких рецептов озвучил известный американский бизнесмен и меценат Джордж Сорос, по мнению которого будущее Евросоюза крепко связано с нашей страной. Соответственно, спастись Евросоюз может, только спасая Украину. А наиболее эффективное средство для этого - бесплатное страхование от политических рисков для тех, кто инвестирует или ведет бизнес в нашей стране. "Это будет поддерживать экономику, несмотря на политические потрясения, и покажет украинцам, что ЕС и США, как правительства, так и частные инвесторы, обязуются помочь им... действуя быстро и убедительно. Евросоюз мог бы спасти Украину, а также и самого себя", - говорит г-н Сорос.

Договор об ассоциации с Евросоюзом оставил для нашей страны открытой дверь для полноправного членства в данном геополитическом объединении. В ЕС хватает

Европа под давлением пещерного гегемонизма России вынуждена кардинально пересматривать свои взгляды на миропорядок

политиков, выступающих за кардинальный пересмотр подходов к расширению европейской семьи. И это не только евроскептики, которые стали союзниками России, но и еврооптимисты, которые, ссылаясь на украинский опыт, считают, что ЕС обязан отказаться от политики буферных зон. Поскольку это не уберегает Евросоюз от втягивания в конфликт. Поэтому лучше расширять ЕС за счет государств периферии (Украины, Молдовы, Грузии), чем дать возможность внешним силам инспирировать там очаги нестабильности.

В начале июня Штефан Фюле заявил, что возглавляемая им комиссия рекомендует в кандидаты на членство в ЕС Албанию (беднейшую страну Европы). Ранее такой же статус получили другие балканские государства - Черногория, Македония и Сербия, на очереди Босния и Косово. Понятно, что кандидатство не означает автоматического членства. Тем более сейчас, когда в составе Европарламента после майских выборов увеличилось количество евроскептиков. Однако такая перспектива кардинально меняет отношение граждан к тем проблемам, которые совсем недавно казались непреодолимыми. Возьмем, к примеру, Сербию. Белград и Москва всегда были политически близки. Россия активно подыгрывала националистическим и антиевропейским настроениям в сербском обществе. Но когда перед гражданами этого многострадального государства нарисовалась перспектива членства в ЕС, местные националистические партии стали исповедовать идеи евроинтеграции. По словам сербского президента Томислава Николича, без интеграции с Европой его страна "превратится в черную дыру в космосе". Признать Косово Белград пока не согласился. Зато отложил начало строительства своей части "Южного потока".

Конечно, Украина - не маленькая Сербия, а потому и статус кандидата нам будет получить сложнее.  Но Европа под давлением пещерного гегемонизма России вынуждена кардинально пересматривать свои взгляды на миропорядок, чтобы спасти себя, а заодно и нашу страну.