Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Личная чековая книжка Трампа. Как его фонд стал угрозой кампании 2020 года

Пятница, 15 Июня 2018, 14:20
На президента США подали в суд в связи с деятельностью его благотворительного фонда, который особо благотворительностью и не занимался

Фото: EPA/UPG

В четверг, 14 июня, когда американский президент Дональд Трамп "отпросился" с работы, чтобы отпраздновать свое 72-летие, в его родных пенатах хозяину Овального кабинета преподнесли внушительный подарок. Правда, ему Трамп не обрадовался ни капельки. А чему радоваться-то, когда генпрокурор штата Нью-Йорк подает в суд и на президента, и на его троих детей, и на Trump Foundation в связи с вероятными нарушениями этим фондом налогового законодательства.

Барбара Андервуд довела до конца дело, начатое ее предшественником Эриком Шнайдерманом, известным своим критическим отношением к нынешнему лидеру демократического мира. Шнайдермана 8 мая этого года "ушли" с поста после нескольких обвинений в сексуальных обвинениях, на что, кстати, не преминул указать и сам Трамп в Twitter. Правда, теперь его отставка выглядит несколько подозрительно. Чтобы не ходить вокруг да около: очень своевременно пришлась волна секс-скандалов, учитывая, что и Трампу крепко досталось на орехи. А Шнайдерман уж больно глубоко зарылся в расследование после цикла публикаций о финансовой деятельности фонда журналиста The Washington Post Дэвида Фарентхолда, получившего за свою работу в 2017 году Пулитцеровскую премию. Фарентхолд вскрыл множество злоупотреблений и передачи средств другим благотворительным организациям, связанным с Трампом. Президент США после выборов говорил, что ликвидирует фонд, но медлил с этим, вероятно, надеясь, что дело замнется после ухода Шнайдермана. Не так сложилось, как гадалось. Госпожа Андервуд может и выглядела "безопаснее", ибо не критиковала Трампа, как Шнайдерман, но оказалась не менее напористой и усердной. В итоге 21-месячное расследование перешло в стадию судебных разбирательств.

Trump Foundation был основан нынешним президентом в 1988 году. В состав совета директоров входят также дети Дональда. В 2017 году, попав в Белый дом, Трамп ушел с поста президента фонда через три дня после инаугурации. Ушла и его дочь Иванка, трудоустроившаяся в Белом доме вместе с супругом Джаредом Кушнером. Сыновья - Дональд-младший и Эрик - остались в руководстве.

За 30 лет своей деятельности, как показали материалы Фарентхолда и других СМИ, а также расследование прокуратуры, Trump Foundation успел изрядно наследить. И этот камушек в ботинке Трампа, который он не успел вытряхнуть, превратился в валун сразу после того, как Соединенные Штаты избрали 45-го президента. Как говорится в иске Андервуд, выявлена "масштабная незаконная политическая координация" между фондом и предвыборным штабом Трампа. При этом частный семейный фонд не имеет права участвовать в политической жизни. Генпрокурор же отмечает, что ресурсы фонда использовались в личных, деловых и политических интересах Дональда Трампа. Он в нарушение закона, говорится в иске, поручил своему фонду оказывать помощь его президентской кампании, используя название фонда и собранные им средства.

Подозрительные транзакции

В иске, к примеру, упоминается "незаконная транзакция" в размере $10 тыс. в Unicorn Children's Foundation (Детский фонд единорога) за 1,2-метровый портрет Трампа, купленный на аукционе по сбору средств в 2014 году. Портрет украсил стену в гольф-клубе Trump's National Doral в окрестностях Майами. И это не первый такой портрет себя любимого. В ноябре 2007 года Фонд потратил $10 тыс. на работу художника Майкла Исраэля в пользу еще одной благотворительной организации, а картина оказалась в другом гольф-клубе - Trump Westchester в Нью-Йорке. Причем самую большую ставку сделала Мелания Трамп, которая и попросила отправить 1,8-метровый портрет в клуб.

Эксперты отмечали, что если картина демонстрируется в гольф-клубе, то это может быть нарушением налогового законодательства, запрещающего использование некоммерческих фондов в целях, не связанных с благотворительностью. В иске Андервуд же отмечается, что картины были лишь одним примером из "по меньшей мере пяти транзакций по сделкам с самим собой".

Вот еще несколько приведенных примеров. В 2007 году $100 тыс. ушли благотворительной организации для урегулирования юридического спора вокруг флагштока, установленного в нарушение местных законов во флоридской резиденции-клубе Трампа Мар-а-Лаго. Его высота составляла 80 футов (около 24 м) вместо положенных 38 (11,5 м). Кроме того, фонд направил $158 тыс. на урегулирование претензий к одному из его гольф-клубов.

И примеров различного рода нарушений накопилось немало. В первую очередь, благодаря журналистским расследованиям. Например, The Village Voice в 2001 году писала, что Trump Foundation жертвовал в 1995 и 1999 годах $50 тыс. Национальному музею католического искусства и библиотеки в Восточном Гарлеме. Правда, когда журналисты наведались в музей, оказалось, что объект никак не связан ни с искусством, ни с католической церковью. Voice, а затем и вся та же WP предположили, что Трамп, вероятно, отправлял средства, чтобы "поблагодарить" главу музея Эдди Маллоя, который, по удачному стечению обстоятельств, возглавлял Совет по зданиям и строительству Большого Нью-Йорка - совет профсоюзов, работники одного из которых были заняты в стройках Трампа.

В 2013 году фонд нынешнего президента пожертвовал $25 тыс. на поддержку избирательной кампании генерального прокурора штата Флорида Пэм Бонди. Транзакция пришлась на период, когда Бонди, являющаяся членом Республиканской партии, расследовала возможное мошенничество Trump University (основан в 2004, прекратил деятельность в 2010 году). Трамп организовал сбор средств в Мар-а-Лаго и после Бонди закрыла дело, не выдвинув обвинений. Фонд Трампа в итоге отделался штрафом в размере $2,5 тыс., поскольку благотворительным частным фондам запрещено делать взносы на политические цели. Правда через три года упоминаемый выше Шнайдерман снова вытянул на свет историю с "университетом", студенты которого платили $35 тыс. в год за возможность изучать "секреты бизнеса". Согласно иску, университет не имел аккредитации, а семинары проводились для побуждения студентов тратить еще и еще. В итоге Трамп в ноябре 2016 года согласился выплатить $25 млн, чтобы урегулировать судебные претензии по ряду гражданских исков.

В политических целях фонд использовался и во время кампании 2016 года, нарушая нормы, запрещающие благотворительным организациям участвовать в политической деятельности. Средства фонда, в итоге перешедшие под полный контроль штаба, использовались на предвыборных митингах. В том числе, когда Трамп вручал кому-либо огромный чек на крупную сумму в качестве пожертвования. На чеке его фонда часто указывались лозунг "Сделать Америку снова великой" и ссылка на сайт кампании.

Фонд Трампа был одним из визитных карточек кампании нынешнего президента - намеком на рог изобилия, которым махали перед носом у избирателей. Причем порой доходило до абсурда. В стране с мощной расследовательской журналистикой во время кампании звучали хвалебные оды в адрес Трампа, который не афишировал свои пожертвования в Twin Tower Foundation (Фонд Башен-близнецов) сразу после трагедии 9/11. Однако и записи этого фонда, и форма 990 фонда для IRS показали, что никаких пожертвований-то не было.

"Мистер Трамп управлял Фондом по своей прихоти, а не в рамках законодательства", - констатирует офис Барбары Андервуд.Да, Trump Foundation регулярно игнорировал те или иные нормы Службы внутренних доходов (IRS, налоговая), а также законов штата Нью-Йорк. Например, такой фонд должен регистрироваться в категории 7A Charitable Organization, если намерен привлекать ежегодно дополнительные средства, превышающие $25 тыс. А суммы были намного больше. Но Фонд Трампа этого не сделал, поскольку таким образом пришлось бы публиковать ежегодные отчеты.

Экспертов, между прочим, в крайней степени удивляло, что семейный фонд фактически обходится без средств его владельцев. Trump Foundation в большей степени "кормился" с рук тех или иных "друзей". К примеру, с 2004 по 2014 годы главными донорами были были Винс и Линда МакМахон из промоушен-компании World Wrestling Entertainment (WWE). Они дали фонду $5 млн после того, как Трамп поучаствовал во WrestleMania в 2007 и 2009 годах. Все помнят этот цирк?

Нынешний прокурор Нью-Йорка назвала фонд "личной чековой книжкой". И ряд примеров, указанных выше, дают основание считать, что определение Андервуд очень меткое. Учитывая, что, как сообщили в прокуратуре, фонд пребывал в ручном управлении, у него никогда не было персонала, протокола распределения средств и даже как такового совета директоров - он существовал лишь на бумаге и не собирался с 1999 года. Trump Foundation, отмечают в офисе прокурора, не проводил собственные благотворительные программы, а вместо этого направлял деньги другим организациям, освобожденным от уплаты налогов.

Реакция Трампа и последствия для него

А что же президент США? Как Дональд Трамп реагирует на иск и возродившуюся историю с его фондом? Конечно же, в свойственной ему манере. В Twitter он написал, что "нечистоплотные нью-йоркские демократы ... делают все, что могут, чтобы засудить меня за фонд, который собрал $18,8 млн и отдал на благотворительные цели больше, чем взял - $19,2 млн".

При этом нельзя не обратить внимание, что сайт его Trump Organization после иска "слег" из-за скачка траффика и на момент подготовки этого материала оставался в том же положении. Подчищают хвосты или на самом деле не выдержал напора СМИ - неясно.

Однако весьма показательно. Поскольку иск подан в очень и очень неблагоприятный период для администрации. Во-первых, Белый дом втянулся в торговую войну с ЕС, Канадой, Мексикой и "Большой семеркой". Во-вторых, спецпрокурор Роберт Мюллер ведет расследование о возможном вмешательстве россиян в выборы и связях с ними кампании Трампа. Мюллер, как известно, на этой неделе еще и опубликовал два документа, свидетельствующие о незаконной лоббистской деятельности Пола Манафорта в США в пользу Януковича и с привлечением "группы Габсбургов".

К слову, любопытны дальнейшие действия Мюллера в свете иска Андервуд. Ведь он также изучает пожертвование Trump Foundation в размере $150 тыс. (крупнейшее в 2015 году) от украинского бизнесмена Виктора Пинчука, о чем 9 апреля 2018 года писала The New York Times. Такую сумму, согласно предоставленному отчету Trump Organization, в фонд перечислили в обмен на 20-минутное видео-выступление во время конференции "Ялтинская Европейская Стратегия" (YES) в Киеве. Так что если расследования Мюллера и Андервуд будут "перекликаться", можно ожидать новых проблем и для Трампа, и для украинского миллиардера.

Белому дому придется тратить ресурсы для реакции на судебное разбирательство по иску Андервуд. Для президента США, его семьи и команды расследование прокуратуры Нью-Йорка означает дальнейшие имидживые потери. Как и для республиканцев, которым нужна победа на промежуточных выборах 6 ноября. Однако партия ныне не может похвастать железобетонным позициями. В последнее время, по оценкам социологов, у демократов есть высокий шанс положить "слонов" на лопатки. Потеря же большинства в Капитолии будет невероятно болезненной и серьезно ослабит консерваторов. Что в свою очередь негативно скажется на участии в будущих президентских выборах. 

Суд, скорее всего, растянется надолго. Вполне вероятно, что какой-либо вердикт придется на кампанию 2020 года, а это уже угроза и непосредственно Трампу, если он (а он скорее всего так и сделает) решит баллотироваться на второй срок. Остается уповать и активно разыгрывать "дружбу" с Ким Чен Ыном и верить, что дальнейшие переговоры будут наполнены конкретикой, а не декларациями добрых намерений.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир