Мир

Москва получила армянский голос

Затянув Армению в Таможенный союз, Россия сможет сводить до клинча ситуации, в которых Казахстан и Беларусь выступали против нее единым фронтом

Фото: rbc.ru

10 октября президент Армении Серж Саргсян подписал соглашение о начале интеграции республики в Таможенный союз. Согласно его условиям между Арменией и контролируемой армянами непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой (НКР) будут созданы таможенные посты. Это решение Саргсяна вызвало бурю протестов в Ереване среди тех, кто считает Карабах неотъемлемой частью единого Армянского государства. Члены же ТС - Россия, Казахстан и Беларусь - признают территориальную целостность Азербайджана и, естественно, не могли пойти на прием в ряды своего союза страны вместе с куском не менее важного для них партнера.

Главным лоббистом навязывания Армении такого неприятного условия урегулирования выступил Ка­захстан. Астану давно связывают тесные партнерские отношения с Азербайджаном, и Нурсултан На­зар­баев не мог не вступиться за интересы Баку. По сути, все понимают, что таможенные посты будут формальностью и одни армяне не станут всерьез досматривать грузы других армян, а международные транспортные компании в НКР фактически не ездят. Однако для азербайджанского лидера это очень важная символическая победа. Лейт­мо­­тивом посвященных этой теме материалов местных СМИ является тезис, что азербайджанский "президент возвращает Ка­ра­бах без единого выстрела". Азер­байджанцам приятно верить, что Ереван предал единственный, по сути, союзник - Россия. И без того высокая популярность Али­е­ва, укрепляющего свой авторитарный режим на основе идеи реванша за поражение в войне с Арменией 1989-1994 гг., достигла уровня любви к Путину после аннексии Крыма.

Год назад перед лицом нарастающих экономических проблем и угрозы потери поддержки Москвы Ереван вынужден был отказаться от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Сейчас шантажировать РФ сменой геополитического вектора армянам уже не удастся

На самом деле никто в Москве сда­вать Армению не собирается. Ведь кроме нее в Закавказье у России нет партнеров, которым вполне можно доверять. Кроме того, это военный плацдарм в критически важном регионе мира. Но и богатеющий от нефтяных доходов Азербайджан тоже крайне интересен Кремлю. Владимир Путин, который имеет личные дружеские отношения с Ильхамом Алиевым, последовательно делает все возможное, чтобы удерживать Баку на нейтральных позициях. Втягивать Азербайджан в Та­мо­жен­ный союз в Москве не планируют, но и позволить ему по примеру Грузии начать чрезмерно сближаться с НАТО, ЕС и Сое­ди­нен­ными Штатами тоже опасаются.
Благо Армения была в очень невыгодном положении для торга. Еще год назад перед лицом нарастающих экономических проблем и угрозы потери поддержки Москвы Ереван вынужден был отказаться от подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. Сейчас шантажировать РФ сменой геополитического вектора армянам уже не удастся. Поэтому они и пошли на эмоционально чувствительное, но по факту ничего не меняющее решение с таможенными постами.

В то же время очевидно, что в Евразийском союзе Армения получит лишь статус придатка РФ. Старые партнеры Кремля - Минск и Астана - в последнее время все чаще выступали единым фронтом, торпедируя предложения Москвы. Особенно это было видно на примере антиукраинских инициатив вроде закрытия союзного рынка. Получив дополнительный голос, Россия - в простейшем случае - может сводить подобные ситуации до клинча, избежание которого потребует внесения корректив в основополагающие документы союза. Минск и Астана, очевидно, рассчитывали, что условие интеграции без Карабаха вынудит Ереван отказаться, но давление Москвы оказалось сильнее.

Можно быть уверенным, что для компенсации за уязвленное самолюбие Россия подкинет Армении денег или демонстративно продаст по бросовой цене новую партию оружия, продолжая тем самым игру в балансирование между чаяниями обоих враждующих народов. И пока армяне и азербайджанцы не найдут в себе сил начать прямой диалог и предпринять реальные шаги к примирению, РФ будет умело играть на их противоречиях, сохраняя все Закавказье в тени своей новой империи, которую со скрипом и потерями, но упорно продолжает строить Путин.