Мир

Павел Климкин: в тени Президента

В этом году внешняя политика не просто стала определяющим образом влиять на внутреннюю, но и в отдельных ситуациях полностью ее подменять

Фото Сергея Владыкина

Степень внешнего участия в различных сферах жизни Украины стала беспрецедентной. В такой ситуации Министерство иностранных дел неизбежно оказалось в центре общественного внимания. Хотя, к сожалению, не в центре государственных забот. Зарплаты в МИДе остаются самыми низкими среди структурных подразделений Кабмина, а материально-техническая база не выдерживает никакой критики.

Итак, министр Павел Климкин оказался в числе наиболее влиятельных управленцев, но это скорее дань статусу, а не факт реального воздействия на процессы в Украине. Дело в том, что настоящим руководителем внешнеполитического направления в стране является Петр Порошенко. Это в принципе соответствует Конституции. Однако на практике глава государства проявляет особое влечение к дипломатии как в силу своего профильного образования, так и благодаря пониманию той роли, которую хорошие связи на Западе сегодня играют для стабильного удержания руля правления внутри страны. Не случайно и премьер-министр Арсений Яценюк, в круге конституционных полномочий которого внешняя политика стоит далеко не на первом месте, столь часто ездит за рубеж и комментирует темы из сферы стопроцентной ответственности Президента: от "стены" на границе с Россией до отношений с НАТО.

Поток иностранных гостей, посещающих Киев, а также необходимость Президента часто совершать зарубежные визиты будут обеспечивать присутствие Климкина в центре государственного аппарата. Однако присутствовать далеко не всегда означает влиять

В таких условиях Климкину остается только управлять собственно дипломатической службой и стараться максимально качественно выполнять директивы "руководства государства". Собственного курса у нынешнего министра нет. Хотя он мог бы попытаться проявить инициативу на направлениях, которые важны для Украины, но не попали в список приоритетов Порошенко: отношения с Китаем, Индией, Турцией, странами Ближнего Востока и Латинской Америки, ГУАМ и т.  д. Так что пока украинская дипломатия мечется в традиционном треугольнике США-ЕС-РФ, причем исторический визит Порошенко в Австралию это правило скорее подтвердил, нежели опроверг.

К слову, казус с непропорционально жесткой публичной реакцией Петра Порошенко на визит самопровозглашенного лидера Крыма Сергея Аксенова в Нью-Дели ("Индия стоит отдельно от цивилизации") ясно показал, что Президент не всегда сверяет свою позицию с внешнеполитическим ведомством и не всегда получает актуальную информацию. Обратись он в МИД, там наверняка бы сообщили: визит - что бы ни говорили российские СМИ - был частным, что и подтвердила пресс-служба индийского внешнеполитического ведомства. А также подсказали, что портить отношения с одним из новых мировых лидеров, который к тому же не поддерживает санкции в отношении РФ, нецелесообразно. Тем более из-за встречи Гоблина с хозяином компании, производящей морепродукты.

О степени реального влияния Климкина также свидетельствует эпизод, связанный с заместителем министра иностранных дел Даниилом Лубкивским. Тот еще в сентябре со скандалом демонстративно подал в отставку якобы в знак протеста против отсрочки введения в действие экономической части Соглашения об ассоциации с ЕС. После этого бывший спичрайтер Виктора Ющенко взял отпуск, неудачно поучаствовал в парламентских выборах по одному из мажоритарных округов во Львове, а потом как ни в чем не бывало вернулся на свою должность. Столь беспрецедентные кульбиты закрыли бы двери ведомства для любого. Но не для близкого к Арсению Яценюку чиновника, которого в ведомстве отодвинули ото всех вопросов, но уволить не могут.

Состоявшееся на прошлой неделе назначение послом в Берлин Андрея Мельника, ранее работавшего заместителем министра Кабинета Министров, несколько уменьшит влияние Климкина и на наиболее сильном его направлении - германском. Конечно, Мельник - не политик, а карьерный дипломат и конфликтовать с шефом не станет. Но и связь с премьером тоже вряд ли потеряет. К тому же новый ранг позволит ему часто и напрямую общаться с самим Президентом.

Наконец, российское направление традиционно выведено из сферы компетенции МИДа и целиком курируется бывшим первым заместителем министра иностранных дел, а ныне советником Порошенко Русланом Демченко.

Даже в публичной плоскости Климкин не проявляет той активности, которая была присуща его предшест-веннику Андрею Дещице. При довольно медлительном и откровенно скучном официальном спикере внешнеполитического ведомства Евгении Перебийнисе, назначенном еще Леонидом Кожарой, роль рупоров МИДа взяли на себя посол по особым поручениям Дмитрий Кулеба и начальник политического управления Алексей Макеев. Получается это у них хорошо, их твиты порой уходят в народ. Однако сам глава ведомства падкому на красивое словцо постмайданному украинскому обществу так пока ничем особым и не запомнился.

Нескончаемый поток иностранных гостей, посещающих Киев, а также необходимость Президента часто совершать зарубежные визиты будут обеспечивать присутствие Климкина в центре государственного аппарата. Однако присутствовать далеко не всегда означает влиять. Проще говоря, создание чего-то, хотя бы отдаленно напоминающего Гос­деп, с ясной шкалой приоритетов, полномочиями, мощной экспертной и аналитической базой и самое главное - имеющего смелость дискутировать с президентской администрацией, нам в ближайшей перспективе не светит.