Мир

Почему Джон Керри забыл о правах человека

В Большой Игре о правах человека обычно не вспоминают – этого требуют принципы realpolitik

Госдеп США выгнал с пресс-конференции с участием своего шефа Джона Керри журналистку Washington Post. Это уже уже само по себе скандал - WaPo, как ее нередко называют, входит в тройку ведущих американских газет, имеет полумиллионный тираж, без малого полсотни Пулитцеровских премий и трофеи вроде Уотергейтского дела, стоившего карьеры президенту Никсону. Кроме того, многие всерьез полагают, что это издание является рупором официального Вашингтона. Особенно тогда, когда там заправляют демократы.

Но будто этого мало, зал предложили покинуть Кэролл Морелло - дипломатическому обозревателю с 15-летним стажем, успевшему до WaPo поработать еще в паре именитых изданий. То есть человеку, с которым руководству внешнеполитического ведомства США ссориться нежелательно хотя бы ввиду сложившейся в Америке культуры взаимоотношений власти и прессы.

И все-таки секьюрити вывели Морелло вон. Впоследствии официальный представитель Госдепа объяснил это вопиющим нарушением: журналистка, дескать, выкрикивала вопрос во время фотосессии, хотя регламент не предусматривал общения с прессой. Даже не вдаваясь детали формата мероприятия, можно сказать, что подобные демарши американской администрации всегда оборачиваются имиджевыми потерями. В особенности, когда вопрос касается ситуации с правами человека в стране, с которой Вашингтон пытается дружить.

Но это же и объясняет, почему Госдеп считает такие потери приемлемыми: история приключилась в Самарканде. А ручкался Джон Керри ни с кем иным как с пожизненным президентом Узбекистана Исламом Каримовым - и обижать хозяина в его планы совершенно не входило. Как, впрочем, не входили вообще какие-либо затруднения в ходе только что завершившегося турне по Центральной Азии. А потому поездка, одной из декларируемых тем которой были как раз права человека в пяти постсоветских странах, стала в некотором роде испытанием для Керри. Ведь даже в Кыргызстане - единственной относительно демократической стране региона, с которой ожидаемо началось турне, госсекретарь промолчал насчет антигейского законопроекта. К тому же ему "сделал неудобно" репортер AFP, попросив прокомментировать июльское решение Госдепа представить к премии за правозащитную деятельность журналиста, этнического узбека Азимьйона Аскарова, отбывающего пожизненный срок за разжигание межнациональной вражды. Таджикистан встретил Керри заблокированными соцсетями и Youtube. Без эксцессов обошлось разве что в Казахстане (где Керри в духе Капитана Очевидности рассказал о причинно-следственных связях между ущемлениями прав человека и экстремизмом) и Туркменистане (там он в той же стилистике говорил о связи между свободами и инвестициями).

Вашингтон пытается запустить интеграционный проект в регионе, который разделен по ключевым экономическим критериям. Тем самым Америка начала масштабную игру на поле, которое Москва по обыкновению считает своим и которое ударными темпами осваивает Китай

Впрочем, Керри ездил в Центральную Азию отнюдь не для того, чтобы прививать тамошним режимам ценности демократии. Он первым из госсекретарей США посетил все пять постсоветских "-станов" за один раз с куда более прагматичными целями. Вашингтон включился в игру за этот стратегический регион. Квинтэссенцией турне стал самаркандский саммит на уровне министров иностранных дел, "в ходе которого была подписана декларация, предусматривающая многостороннее сотрудничество по формуле 5+1". В переводе на человеческий язык это означает, что Вашингтон пытается запустить интеграционный проект в регионе, который разделен по ключевым экономическим критериям (будь-то движение товаров, электроэнергии или углеводородов), не говоря уже о сфере безопасности - недаром было сказано много слов о новом "Шелковом пути". Тем самым Америка начала масштабную игру на поле, которое Москва по обыкновению считает своим и которое ударными темпами осваивает Китай. При этом России, в отношениях с регионом так и не отошедшей от имперской парадигмы "разделяй и властвуй", нечего противопоставить этому проекту. Пекин до сих пор также не выражал заинтересованности в региональной интеграции, если только она не осуществляется под его патронатом. Впрочем, он традиционно воздерживается от демонстраций силы на этом направлении, чего никак не скажешь о Кремле.

И хотя в Вашингтоне говорят об отсутствии намерения возобновить Большую Игру (этот термин относится к столкновению интересов Великих держав в Центральной Азии в ХІХ в.), ссылаясь на глубокие экономические и культурные связи РФ с пятеркой "-станов", налицо попытка создать противовес ее влиянию. Причем вызовы безопасности и стабильности региона как со стороны афганских талибов, так и со стороны Исламского государства открывают неплохое окно возможностей для подобных проектов: США, в отличие от России, могут предложить местным режимам "неугрожающее" партнерство. Кстати, в ходе турне Керри неоднократно повторял, что, к примеру, Кыргызстану и Узбекистану совсем необязательно вступать в российский военный блок, чтобы бороться с ИГ.

Фото: financialspots.com

Фактически это был ответ Владимиру Путину, который и на сентябрьском саммите ОДКБ, и на октябрьском саммите ЕАЭС беззастенчиво стращал партнеров террористами всех мастей. И ответ аргументированный: 15 октября Барак Обама объявил, что США меняют позицию относительно вывода своих войск из Афганистана. В следующем 2016 году их численность будет на том же уровне, что и в нынешнем (около 10 тыс.). Вслед за США подобные заявления сделали союзники по НАТО, также имеющие контингенты в этой стране - Германия, Италия, Британия и Турция. Примечательно, что в те же дни, 14-16 октября, в США с визитом находилась туркменская делегация во главе с министром иностранных дел. Ряд российских СМИ разместил материалы, придающие этому визиту особое значение. Со ссылкой на "военно-дипломатические источники" в них утверждалось, что во время имевших место консультаций США получили от Ашхабада согласие на размещение на туркменской территории (аэродром "Мары-2") базы американских ВВС. И якобы в связи с этим был отменен планировавшийся визит в Туркменистан министра обороны РФ Шойгу. Американцы эту информацию опровергают. Однако активизация военно-технического сотрудничества США с центральноазиатскими республиками остается фактом. В частности, еще весной тот же Туркменистан направлял официальный запрос к Пентагону по поводу получения помощи в виде военной техники и снаряжения для борьбы с "Талибаном", а курс на оборонный альянс между Ашхабадом и Ташкентом получил одобрение и в Вашингтоне, и в Брюсселе.

Безусловно, шаги США и их союзников будут иметь далекоидущие последствия. Ни Россия, ни Китай не заинтересованы в том, чтобы Центральная Азия уплывала из их орбиты. Поэтому новый раунд Большой Игры уже начался, что бы ни говорили по этому поводу в Вашингтоне. Так что прогнозы экспертов, предсказывающих разогрев обстановки в Центральной Азии в 2016-2017 гг., вполне могут реализоваться.

Все дело в газе

Джон Керри по сути повторил недельной давности маршрут премьера Японии Синзо Абэ. Гвоздем той поездки стало рамочное соглашение по освоению газового месторождения "Галкыныш", которое будет питать выходящий на стадию строительства газопровод ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия). Так что очевидно, что и смена политики по Афганистану, и обе поездки являются звеньями одной цепи: своеобразным контрнаступлением Запада в регионе - в ответ на сближение России с Ираном и Китаем. В этом же контексте следует рассматривать и аналогичное турне индийского лидера Нарендры Моди, которое состоялось в июле.

Обеспокоенность растущим китайским влиянием - тот фактор, который объединяет Японию и Индию. А в нынешних условиях сближения России с Китаем этот же фактор объясняет и постепенное отдаление Индии от России, и ее дрейф в сторону укрепления отношений с США. Если американцам удастся с помощью японского капитала и своей военной мощи обеспечить стабильное снабжение стран Южной Азии, в том числе Индии, туркменским газом, то это станет для них дополнительным важнейшим рычагом воздействия на весь большой регион.