Мир

Скрытая угроза. Пока штурмуют Мосул, в Эр-Рияде готовятся к войне с Кремлем

Действия Москвы в Сирии могут встретить вполне симметричный ответ со стороны Лиги арабских государств

Фото: Юрий Козырев/vokrugsveta.ru

Авиаудары коалиции Лиги арабских государств во главе с Саудовской Аравией по похоронной процессии в Йемене остались преимущественно за кадром международных СМИ, будучи заслонены более масштабными зверствами Асада и Путина в Алеппо.

Трудное союзничество

Тем не менее выведение этой темы на своего рода информационную периферию не отменяет того факта, что отношения между Вашингтоном и Эр-Риядом в последнее время приобрели крайне двойственный характер.

С одной стороны, Конгресс преодолел вето президента Обамы на законопроект, позволяющий жертвам теракта 11 сентября судиться с государствами, уличенными в финансировании терроризма. С другой — США и Саудовская Аравия недавно совершили очередную крупную сделку на $1,3 млрд по приобретению королевством американских вооружений. При этом Соединенные Штаты со всей очевидностью не вмешиваются в урегулирование конфликта между саудовскими и иранскими клиентами (хуситами) в многострадальном Йемене, даже при том, что эта страна не только превращена в развалины, но и стала источником нападений на американские военные корабли в Красном море.    

Возможно, эта противоречивая уступчивость в пользу Саудовской Аравии и отсутствие публичного неудовольствия ее деятельностью в Йемене (хотя бы с той точки зрения, что эффективность Эр-Рияда в качестве стабилизатора йеменской ситуации оказалась довольно низкой) не случайна.

Тень Саудов

Дело в том, что на сирийско-иракском театре боевых действий установилось шаткое равновесие, связанное, по-видимому, с неспособностью (да и нежеланием) всех участников конфликта обеспечить себе доминирующее положение.    

Так, наступление антитеррористической коалиции на последний крупный оплот ИГИЛ в Ираке — мегаполис Мосул — идет с трудом. В частности, потому, что у иранских шиитов, курдов и смешанного шиито-суннитского правительства в Багдаде в этом городе просто нет проверенных союзников.

Однако попытка переворота с целью смещения главаря формирования Аль-Багдади может указывать на обратное. Впрочем, и без нее есть шансы на то, что численное превосходство (только Ирак задействовал более 60 тыс. человек в различных армейских и полицейских формированиях), а также поддержка союзников —прежде всего, воздушная — в конечном счете принесут результат. Тем более что потеря на днях сирийского города Дабик, по всей видимости, сильно сказалась на боевом духе сил "халифата". Это сакральное место, локация предшествующей Апокалипсису Последней битвы между мусульманами и неверными — отбитая у ИГИЛ не новыми крестоносцами, а Свободной сирийской армией при помощи Турции.    

При этом Турция же вынудила силы курдов в Сирии откатиться за Евфрат, а их отношения с Россией, США и Асадом теперь весьма напряжены, если не скандализированы.

Анкара  преимущественно выполнила свои задачи — оттеснение курдов от своих границ, создание широкой буферной зоны, и теперь размышляет о цене прорыва к Алеппо и деблокирования города. Размышляет не потому, что отношения между Анкарой и Москвой несколько потеплели, а потому, что укрепившаяся в Алеппо коалиция противников Асада весьма пестра и не все ее участники являются симпатиками Турции (влияние Катара и Саудовской Аравии там тоже чувствуется, — можно обратить внимание на заявления катарских официальных лиц о том, что повстанцы вскоре получат "очень много оружия").

ЛАГ уполномочена показать

В свою очередь у Асада еще достаточно сил, чтобы обороняться, но недостаточно, чтобы наступать с помощью сухопутных подразделений. В связи с этим Россию все глубже затягивает в данный конфликт, несмотря на реальную угрозу очередного усиления международных санкций. Та же история и с ИГИЛ. У него еще есть ресурсы, чтобы удерживать свой съежившийся в Ираке и Сирии "халифат", однако о походах на Багдад и Дамаск пришлось позабыть.

Но решится ли Вашингтон на реализацию плана "Б", а именно демонстрацию военной мощи в Сирии, в последние предвыборные недели или продолжит вяло препираться с Россией на уровне международных организаций, доподлинно неизвестно. А вот задействовать своих союзников из Лиги арабских государств (которые, правда, не очень горят желанием прямо вмешиваться в сирийский конфликт) ради удачного экспромта — почему бы и нет? Некоторый прецедент для такого сценария уже существует. Ведь внезапный мартовский отзыв части российского контингента из Сирии вовсе не был имитацией и вот почему.    

Во-первых, Путин, по-видимому, счел, что ему уже удалось обвести американцев вокруг пальца и втравить их в паутину соглашений, которые могут быть представлены как победа России, а "трусливые янки" будут выставлены в дурном свете.    

А во-вторых, в феврале Саудовская Аравия и коалиция Лиги арабских государств (ЛАГ) стянули на северную границу Иордании колоссальную группировку под видом учений "Северный гром".  Через учения прошло 350 тыс. военнослужащих личного состава вооруженных сил коалиции ЛАГ, 2500 танков, 2500 самолетов, 500 вертолетов, средства ПВО, артиллерия — реактивная и ствольная. Кроме того, морские силы коалиции не менее демонстративно готовились к запиранию Суэца и южной акватории Средиземного моря. Таким образом, Москве — и, не исключено, Анкаре — демонстрировались перспективы полномасштабной сухопутной операции в Сирии.    

Эр-Рияд ждет и готовится

В ближайшие месяцы — учитывая разрыв американско-российских переговоров по урегулированию, подтвержденный провальной встречей в Лозанне, и предполагающееся наращивание российского контингента с целью защиты Асада и контролируемой им части территории бывшей Сирийской Арабской Республики , в "центре" которой будет находиться полноценная российская военная база — от ЛАГ можно ожидать похожих шагов. Ведь нестабильность из Йемена — в чем, по-видимому,  и состояла задача-минимум операции Эр-Рияда в этой стране — не распространилась на территорию королевства или ставшего наиболее тесным союзником саудитов Египта. А значит, обеспокоенный усилением Ирана Эр-Рияд будет искать, что противопоставить его выросшему потенциалу в Сирии и Ираке.    

Поэтому зондирующие вбросы союзника Ирана и "Хезболла", Москвы, о переговорах в отношении введения ограниченного контингента в Ливию (по просьбе одного из местных "вождей") и недавний откровенный фэйк по поводу создания военной базы в Египте рассчитаны не только на выявление пределов терпения Вашингтона, но и на реакцию свежего и ненадежного партнера — Турции, а также явного врага (все совместные проекты в той же ядерной энергетике ожидаемо канули в Лету) Саудовской Аравии.    

К тому же в Эр-Рияде явно готовятся к смене власти в Белом доме. Вето Обамы на малоприятный для саудитов закон, да еще и преодоленное не смогло бы обмануть королевский двор: действующий президент испытывает к Саудовской Аравии откровенную неприязнь. Эту линию, в случае своей крайне гипотетической теперь победы, лишь усугубит Дональд Трамп, постоянно призывающий заставить Саудовскую Аравию заплатить за стратегическое партнерство с Америкой. Подставить ему подножку в виде эпического военного дебюта — будет поздравительной телеграммой в изысканном ближневосточном стиле.    

В более вероятном случае, а именно возвращения в Белый дом Клинтонов, тупиковая политика побивания горшков в регионе, скорее всего, закончится, а на разворошенный Большой Ближний Восток в 2017 г. вернется переформатированная и инструментализированная "арабская весна", организация и поддержка которой без Саудовской Аравии вряд ли возможна. Только теперь этот проект — и почему бы ему не выглядеть как арабский и даже исламский интернационал, с правильно расставленными антитеррористическими акцентами? — будет развернут не против недобитых диктаторов, тем более что последний из них в Сирии превращен в путинскую марионетку, а против самого московского хана и его темной орды в Сирии.