Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Засудить Варфоломея. Кирилл развивает в Турции гибридное православие

Среда, 17 Октября 2018, 13:00
Московская патриархия отыскала себе новых союзников. И не где-нибудь, а в трех кварталах от Фанара

Фото: EPA/UPG

Раскол  мирового православия набирает обороты. 15 октября в  Минске прошел Синод РПЦ, узаконивший раскол и взаимное непризнание: отныне ни молиться в одной церкви с прихожанами Константинопольской патриархии, ни присаживаться с ними на одном гектаре прихожане РПЦ МП не должны под угрозой низвержения в ад.  Само собой, что и ад у них будет свой собственный,  надежно отделенный от общемирового ада хорошо охраняемой границей, — настоящий русский АдЪ. Впрочем в СССР примерно так все и было, так что прихожанам РПЦ МП-ФСБ не привыкать.

Конечно, проводя собор именно в Минске, московские попы очень хотели подчеркнуть, что, мол, и  "Беларусьтоженаш". Отчасти они даже преуспели, хотя, с другой стороны, это еще вызовет ответные ходы несогласных священников и прихожан, а с ними и массу забавных ситуаций.  Впрочем, отказ от канонического общения и недопуск клириков и паломников РПЦ МП на Афон  уже создал прочную основу для публичных рясоносных клоунад с побиением друг друга кадильницами. В частности, Пасха и процедура схождения Благодатного огня в будущем году обещают стать потрясающим шоу как для верующих, так и — даже в большей степени — для неверующих. Особенно с учетом того, что РПЦ намерена приостановить служение в храме Гроба Господня, если Иерусалимский патриархат "поддержит Константинопольский в решении предоставить автокефалию Украинской православной церкви", а Иерусалимский патриархат что-то Константинопольскому не возражает.  Так что все будет просто улетно и отпадно. Представители Ада уже выкупили все билеты на первые ряды.

Впрочем, и сейчас все развивается довольно живо и забавно. Процесс канонического сплочения вокруг Москвы идет полным ходом. В числе примкнувших — сербский патриарх Ириней, прочно сидящий на московском финансовом подсосе и на крючке компромата, собранного на него еще во времена СФРЮ, и патриарх Антиохийский и всего Востока Иоанн Х, фактический заложник российских вагнеровцев в Сирии. "Особую позицию" занял каталикос Грузинской православной церкви Илия II. И это тоже понятно: у ГПЦ сложная история получений и отзывов автокефалий, и лучше ей не соваться в разборки больших мальчиков, могут случайно придавить. Зато Иоанн X, несмотря на всю безысходность своего положения, не утратил чувства юмора и ухитрился-таки, извернувшись, потроллить московских попов. Он предложил созвать Всеправославный собор, мол, только так можно выйти из кризиса. Но прошлый Всеправославный собор был сорван именно Москвой, так что, по сути, Иоанн отвесил кремлевским публичную оплеуху, которую те тихо стерпели и так же тихо замели идею под ковер.

Впрочем, на одном только Минске свет клином не сошелся. Уже на следующий день, 16 октября, пресс-секретарь Турецкой православной церкви (ТПЦ) Севги Эренерол заявила о том, что эта организация обратилась в прокуратуру Стамбула с требованием возбудить уголовное дело в отношении патриарха Варфоломея из-за решения об автокефалии для украинской церкви.

Эта громкая новость прошла по мейнстримовым российским и многим украинским новостным лентам, но прошла как-то очень небрежно. В частности, Севги Эренерол все отчего-то называли в мужском роде. Между тем Севги Эренерол вполне себе она, да еще и с весьма богатой биографией. А еще Севги приходится внучкой тому, первому, Эфтиму Эренеролу, настоящее имя которого было Павел Карахисаридис.

В 1922 г. сей предприимчивый туркоязычный грек из Малой Азии, тонко уловив конъюнктуру и получив грант от турецкого правительства, сколотил для Анкары карманную православную церковь, не связанную с греческим православием. Задача была очевидна: оторвать живущих в Турции греков от связей с исторической родиной, поскольку  между греками и турками в тот период шли серьезные разборки. После провозглашения себя "патриархом" Карахисаридис сменил фамилию на турецкую Эренерол и принял имя Эфтим I — кстати мусульманское. Потом Греция с Турцией помирились, и проект оказался никому не нужен. К тому же стало понятно, что больших оборотов он не наберет.

Но семейство Карахисаридисов-Эренеролов бизнес за собой все-таки удержало. Потому что церковь, пусть даже и никем не признанная, — это такая штука, которую проще создать, чем отправить назад в небытие. Каким бы карикатурным ни был культ, у него всегда найдутся несколько сот особо твердолобых приверженцев.

Примерно так и обстоят сегодня дела в ТПЦ. Есть в старом городе Стамбула три храма, некогда отжатых у Константинопольского патриархата, и несколько сот верующих. На все храмы верующих не хватает, так что два из трех сдаются в аренду. Ну а что тут такого? Район-то дорогой, престижный. За аренду нормально платят.

В третьем же храме, который в аренду пока не сдали, сплошь иконы Ататюрка. Нет, опять же к этой фигуре можно относиться по-разному, и в Турции он весьма уважаем — никто не станет с этим спорить. Но при всем при этом Мустафа Кемаль по рождению и воспитанию был мусульманин, а по убеждениям — атеист и на христианского святого  не тянет просто никак.

Интересно обстоят дела в ТПЦ и с заменой патриархов, пришедших в негодность. Женатый Эфтим Эренерол I рукоположил своего сына Эфтима Эренерола II, хотя, возможно, и не рукоположил, а просто умер, и тот себя саморукоположил, тут трудно сказать наверняка, дело вышло темное, семейное. Но, в общем, Эфтимы Эренеролы II и III были сыновьями предприимчивого Павла, нынешний Эфтим Эренерол  IV — его внук, а Севги Эренерол приходится Эфтиму Эренеролу IV родной сестрой и, говорят, крутит братом, как хочет.  

Севги — дама интересная и весьма тертая. Долго жила во Франции, чем-то там торговала, потом вернулась в Турцию, даже баллотировалась в парламент от турецких националистов. Проходила по делу Эргенекона и получила пожизненное заключение за соучастие в подготовке государственного переворота в 2003 г. Отсидела шесть лет, а в 2014-м добилась пересмотра дела и была оправдана.

Но вернемся к иску ТПЦ против Варфоломея.  По версии ТПЦ он повинен, ни много ни мало, в нарушении Лозаннского мирного договора 1923 г., прекратившего состояние войны между Турцией и державами Антанты. Логику этого обвинения понять, конечно, трудно. Но возможно.  Вероятнее всего, получив из Москвы чемодан с деньгами, Эфтим и Севги прикинули, как бы им и отработать по контракту, и не  поссориться с  Варфоломеем слишком уж сильно, — их предприятие даже среди неканоничных и непризнанных церквей выглядит абсолютным аутсайдером, чтобы не сказать грубее. Варфоломей, конечно, не ставит их вообще ни во что, но может доставить им неприятности, если уж очень сильно этого захочет. Например, он может поднять старые дела об отжиме храмов, и ничего, что этой истории уже почти 100 лет... И вот, крепко подумав, брат с сестрой решили подать такой иск, чтобы Варфоломея он рассмешил и тот, придя в хорошее настроение, не стал бы делать им ничего неприятного.

Теперь, внимание: ждем следующего действия РПЦ. Каким оно будет? Поддержит ли Москва иск ТПЦ? Лучшей поддержкой стало бы, конечно, предоставление ТПЦ автокефалии. Дадут или не дадут?

Что ж, ждем московского Томоса и перечитываем стихотворение Маяковского. Помните? "Самый замечательный безбожник не придумает кощунственнее шарж". И ведь прав же был поэт.  Никакие карикатуристы из Charlie Hebdo, даже самые раскрепощенные и безбашенные, никогда не додумались бы до такого цирка, какой устраивает сейчас русское спецправославие. Впрочем, удивляться тут нечему: Московский патриархат всего лишь действует по схеме, неоднократно отработанной Кремлем, заручаясь поддержкой маргинальных движений, легально действующих в месте проведения спецоперации. А называются ли эти фрики партией или церковью — значения не имеет.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир