Мир

Зачем московскому патриарху американский пастор-суперзвезда

Русская православная церковь, как может, отмывает имидж России в мире

Фото: christianmegapolis.com

Дипломатические службы Моспатриархии привлекают самых авторитетных духовных лидеров мира для создания образа России как оплота духовных скреп и гаранта высших ценностей. Не успели высохнуть печати Гаванской декларации, зафиксировавшей "беспрецедентный рост духовности" в России, в ОВЦС МП объявили, что осенью этого года в Москве планируется провести Всемирный форум христианских лидеров в поддержку гонимых христиан. Самое интересное в этой новости то, что этот форум готовится совместно с очень популярным в американской христианской среде человеком Франклином Грэмом.

Франклин Грэм, руководитель благотворительной миссии "Сума самаритянина", представляет Евангелическую ассоциацию Билли Грэма. Это самая крупная и едва ли не самая влиятельная протестантская организация (или скорее сеть организаций, фондов и миссий) в США и по всему миру. Семья Грэмов довольно откровенно поддерживает республиканцев и очень откровенно критикует демократов. Несмотря на очень почтенный возраст, личный авторитет создателя этой "империи" Билли Грэма неимоверно высок. Его сын Франклин Грэм — пастор-суперзвезда, достойный преемник своего отца.

Судя по отчетам, переговоры с Грэмом со стороны РПЦ начались еще два года назад. В результате уже весной прошлого года Франклин Грэм побывал в России, где встречался с патриархом Кириллом и президентом Путиным. В приграничных зонах юга России развернулась деятельность миссий по гуманитарной помощи беженцам Донбасса, а на сам Донбасс по каналам РПЦ пошла гуманитарная помощь с маркировкой Ассоциации Билли Грэма. Теперь это плодотворное сотрудничество обретает глобальный масштаб — совместно с РПЦ Ассоциация Билли Грэма займется защитой гонимых христиан всего мира.

Что любопытно, анонс форума по защите гонимых христиан интересным образом совпал с докладом "о гонениях на каноническую церковь" и "страданиях христиан" в связи с "гражданской войной на Украине", представленным на днях в Москве. Это совпадение заостряет вопросы, которые украинские (и частично российские) протестанты недоуменно адресуют своему популярному брату во Христе: почему он так неизбирателен в союзниках? И неужели их страдания второсортны по сравнению со страданиями христиан в любой другой точке планеты? Ведь за свое вероисповедание на Донбассе поплатилось уже немало христиан-протестантов — как раз от рук "защитников канонического православия". На сей счет, кстати, тоже есть доклад — украинского Института религиозной свободы.

Подобные недоуменные вопросы Франклину Грэму, впрочем, уже задавали и украинские, и российские протестанты. Но никаких недвусмысленных ответов, насколько мне известно, не получили. Фрэнк Грэм заявляет, что он "вне политики", его миссия — сугубо христианская. Но звучит это все примерно так же убедительно, как и из уст спикеров Моспатриархии. Остается догадываться и предполагать, что толкает человека, представляющего самое влиятельное религиозное объединение США, на сомнительные сделки с Кремлем.

По оптимистическим предположениям, это искреннее желание помочь страдающим христианам в горячих точках — преимущественно исламского мира, поскольку Фрэнк Грэм почти не скрывает своей исламофобии (как и его отец, всегда любивший выражение "крестовый поход"). Нам с вами — с Донбассом и Крымом, — может быть, трудно в это поверить, но Россия вполне котируется на международном медиарынке в качестве "защитника христиан Ближнего Востока". Которые, в свою очередь, с огромной надеждой смотрят на Россию и Путина.

Фрэнк Грэм, кстати, совсем не скрывает симпатий к Путину. Как для человека вне политики Грэм очень откровенен в предпочтениях и обязательно подкрепляет эти предпочтения цитатами из Писания. Так вот, Путин, видимо, с точки зрения пастора, больше подходит "под Писание", чем страшный либерал Обама .

Этого достаточно, чтобы поддержать Путина. Может быть, вам покажется, что это слишком уж просто, почти примитивно, но именно такие "попсовые" приемы приводят к успеху. Путин, с точки зрения Грэма, воплощает (и защищает) мир консервативных ценностей. Который естественным образом противостоит миру либеральных ценностей. В США есть целые клубы любителей Путина, для которых президент РФ — это не геополитический авантюрист, а "парень, который не любит геев и защищает христианские ценности". Как и любая примитивная попса, подобные образы обретают в массах огромную популярность. Доказано Трампом.

Заключая союз с путинской РПЦ, властитель христианских умов США дает понять и им, и своему руководству, на чьей стороне относительно ближневосточной политики Белого Дома должны быть христиане. Вполне возможно, что Украина и Донбасс просто "под руку подвернулись", вошли в "союзнический пакет". На страдания собратьев на Донбассе популярный пастор закрыл глаза ради достижения более существенных целей как на Ближнем Востоке, так и дома, в США. Ну и, конечно же, удобнее выступать на стороне сильного в защиту гонимых, чем на стороне гонимых против сильного.

Наконец, можно посмотреть на это событие совсем оптимистически и увидеть в поступке Франклина Грэма вынужденную сделку. Это сотрудничество, во-первых, дает возможность нести помощь и творить добро там, где в нем нуждаются. Во-вторых, может улучшить положение евангелических христиан в России. Этот аргумент, кстати, если помните, звучал и в оправдание Папы Франциска, который тоже "пожертвовал" украинским вопросом ради контактов с московским патриархом. Действительно, "инославные" — и католики, и протестанты — сейчас испытывают немало трудностей в России. Особенно те из них, которые связанны с зарубежными центрами. Однако риторика Фрэнка Грэма, в отличие от риторики Папы Франциска, не создает впечатления "вынужденной сделки". Грэм охотно говорил с экрана комплименты Путину — и при этом выглядел очень искренне. Впрочем, умение выглядеть искренним — первая строчка в CV телепроповедника.

В конце концов, у семьи Грэмов весьма давние связи с СССР. Основатель "империи" Билли Грэм в свое время прорвался в брежневский СССР через железный занавес — в разгар холодной войны и воинствующего атеизма этот проповедник оказался в центре весьма приветливого внимания высших партийных функционеров и центральной прессы. Он повторил этот визит во времена перестройки — и собирал целые стадионы вчерашних атеистов, которые наконец "открывали для себя Бога". Теперь его сын и преемник совершает очередной "прорыв" — и снова мы можем только догадываться, каковы его истинные цели.

Фото: ieshua.org

А вот для Москвы союз с Ассоциацией Билли Грэма — это существенное приобретение. Рискну предположить, что даже более существенное, чем наполовину выдуманный "союз" с Папой Франциском и полная недомолвок Гаванская декларация. Во-первых, вокруг Грэма не возникает таких скандалов и "зрад" — никто не заподозрит патриарха, что он собирается "объединяться" и "причащаться" с американским проповедником. Хотя бы потому, что протестанты не причащаются. Кроме того, резкая антисектантская критика, которая была очень популярна при патриархе Алексии, при патриархе Кирилле почти сошла на нет (возможно, потому, что сектами озаботилось государство). Для русского православия, не знавшего Реформации, протестантизм и секты всегда были чем-то маргинальным и эпизодическим, в отличие от "ереси папизма" и "расколов".
Во-вторых, Папа Франциск пользуется колоссальной популярностью и поддержкой — но преимущественно в странах третьего мира. В то время как Ассоциация Грэмов имеет огромный вес в США — по-прежнему главном оппоненте России. Это сотрудничество — при необходимости, посредничество — очень на руку не только (и не столько) Московской патриархии, сколько Кремлю.

И, наконец, это воплощенная мечта патриарха — и не только его — о неком "союзе здоровых сил" против "секулярного мира" и прочей "либерастии". То, что Чаплин неудачно назвал "православным халифатом", неудачно только потому, что искомый халифат не только "православный", но вообще "христианский", а может даже еще шире. Патриарху, представляющему религиозное меньшинство в собственной стране, чтобы не терять положения при дворе, нужно получить "добавочную стоимость" — стать хотя бы неформальным лидером некоего "объединенного фронта здоровых сил". Союза надгосударственного, межконфессионального, но с явным акцентом на Москву как "последний оплот", центр истинной духовности. Патриарх изо всех сил старается создать для этого союза идеологическую платформу и придумать глобальные цели — отсюда изобретение новых "ересей", проповеди против секуляризма, теперь вот форум за спасение христиан во всем мире. Все это — невзирая на критику антиэкуменистов и прочие "раскачивания лодки", но, учитывая это, — потому что если он проиграет, то не сумеет создать ничего по-настоящему грандиозного, его просто съедят свои же. Обвинение в ереси экуменизма и угрозу раскола внутри нужно чем-то крыть. И тут Билли Грэмо и Папа Франциск вполне складываются в козырный марьяж.

Российское руководство в этом вопросе готово помогать своему духовному ведомству, потому что нигде, кроме символического поля "духовных скреп", Москве ближайшее время не стать мировым "полюсом силы". В том, что касается вооружения, технологии, экономики и прочих материальных свидетельств "силы", России нечего противопоставить другому "полюсу". Поэтому она противопоставляет нечто нематериальное (и, соответственно, неизмеримое): в том, что касается Истины, Божьей правды, духовной силы, — она главная в некой "духовной сети", охватывающей весь мир.

Так, наверное, ближайшее время будет выглядеть биполярный мир в представлении российских попагандистов: "мировой полицейский против "мирового духовника". Или, если кратко, — коп vs поп.