• USD 27
  • EUR 30.3
  • GBP 36
Спецпроекты

Дмитрий Кисилевский: Мы кормим чужих производителей на 250 млрд грн ежегодно

Заместитель председателя комитета Верховной Рады Украины по вопросам экономического развития Дмитрий Кисилевский о том, как без оружия защитить украинских промышленников от африканских пиратов и почему от государства в экономике никуда не деться

Дмитрий Кисилевский
Дмитрий Кисилевский
Реклама на dsnews.ua

В первой части интервью, которая доступна по ссылке, разговор шел об индустриальных парках и новых параметрах их перезапуска в Украине.

"ДС" Еще одна длинная история. Летом прошлого года парламент принял в первом чтении законопроект №3739 относительно локализации в публичных закупках. Какова его судьба? Он тоже имеет шанс стать законом еще до конца года? Или продолжатся долгие переговоры с правительством и нашими западными партнерами?

Д.К .: Главный ступор этого законопроекта — наши европейские партнеры, они заняли принципиальную позицию, что такая инициатива нарушает обязательства Украины в рамках Соглашения об ассоциации и поэтому мы не имеем права этого делать. Юридически, видимо, они имеют основания так говорить. Но если мы как страна будем искать, где наш национальный интерес, то поймем, что Украина тратит на государственные закупки 600 млрд грн в год. Проникновение импорта в наши публичные закупки — около 40%, то есть мы кормим чужих граждан, чужую экономику примерно на 250 млрд грн. Хотя могли бы на них создавать рабочие места здесь, чтобы эти деньги работали на нашу экономику.

"ДС": Нужно пересматривать экономическую часть Соглашения об ассоциации с ЕС?

Д.К .: Надо искать возможности. Например, когда европейцы сказали, что у нас нет такого права, мы стали внимательно читать Соглашение об ассоциации и нашли статью, согласно которой у Украины в принципе есть право вводить требование локализации даже против европейцев, но в рамках определенных лимитов. Эти лимиты очень невысокие, но показателен сам факт.

"ДС": Уточните, пожалуйста, о каких именно лимитах идет речь?

Д.К .: Это, грубо говоря, 200 тыс. евро. Но мы смогли доказать европейцам силами Минэкономики, что у Украины есть такое право выставлять требования по локализации и европейцы не имеют юридической позиции тому противиться. Они это признали, но попросили соблюдать лимиты. Теперь мы проводим консультации с бизнесом, насколько он будет готов к тому, что фактически европейские производители не будут подпадать под действие этих требований локализации, насколько это критично.

Реклама на dsnews.ua

Кстати, законопроект о локализации не обо всех публичных закупках, а только о машиностроении и то небольшом сегменте. И даже это, видите, какую реакцию вызвало у наших партнеров. Это значит, что мы на правильном пути.

"ДС": То есть даже если, скажем, не удастся де-факто подвести под локализацию европейцев, но внедрить ее относительно всего остального мира, то это может помочь нашему бизнесу?

Д.К .: Все производители должны по себе рассказать ситуацию. У кого-то конкуренты из Китая, у кого-то — из Турции, у кого из СНГ или других стран. Они должны свою ситуацию проанализировать, спрогнозировать. Тогда мы сможем двигаться дальше.

Дмитрий Кисилевский - один за авторов законопроекта (№3739) об изменениях в системе публичных закупок для развития и модернизации отечественной промышленности
Дмитрий Кисилевский - один за авторов законопроекта (№3739) об изменениях в системе публичных закупок для развития и модернизации отечественной промышленности

"ДС" Я неоднократно слышал, как мэры говорили, что им выгоднее купить, условно говоря, десять подержанных зарубежных трамваев, чем два украинских, но новых, за те же деньги. Как сделать так, чтобы они заказывали украинские? Потому что городской власти нужно обеспечивать маршруты пусть даже и не новым транспортом.

Д.К .: Это вопрос финансовой состоятельности общин. Ни один мэр, если у него будут деньги на новые трамваи, не будет покупать бывшие в употреблении, которые могут ломаться раньше. Тогда ему надо будет приобретать к ним запчасти, которых может не быть в продаже. Он понимает, что закроет проблему на два-три года, а там будет как будет. Состоятельные, богатые общины, конечно, покупают новый транспорт. Киев, например, самый большой из всех украинских городов покупатель трамваев. Но в основном — польских. Это, кстати, скандальный тендер объемом 1,8 млрд грн, на котором победила Pesa с преимуществом в 1000 грн. Но это неприемлемо даже с точки зрения здравого смысла: из почти 2 млрд грн украинский производитель уплатил бы не менее 200-300 млн грн налогов. А вот автобусы Киев любит белорусские. В разгар пандемии коронавируса городские власти на 1 млрд грн купили белорусских автобусов. Этому нет никакого рационального объяснения. Была бы локализация, никогда бы такого не произошло.

"ДС" Еще один инструмент поддержки промышленности — Экспортно-кредитное агентство (ЭКА) — хотя и создано несколько лет назад, но более или менее ощутимый уставный капитал — 2 млрд грн — получило только в этом году. Как оно будет работать? Объясните, пожалуйста, на примерах, что делает это агентство, так как широкой публике его функции еще не известны …

Д.К .: Сейчас оно только начинает реально работать. Экспортно-кредитное агентство — это инструмент, которым государство помогает своим производителям продукции переработки легче осуществлять экспортную деятельность.

"ДС": Позвольте зафиксировать: именно предприятиям перерабатывающей промышленности…

Д.К .: В законе, на основе которого создано Экспортно-кредитное агентство, содержится перечень кодов товаров, на которые распространяется деятельность ЭКА. Это исключительно продукция переработки, машиностроения, продукты питания, сложная технологическая продукция. Сырья там нет и не должно быть. Государство не должно тратить ограниченный ресурс на стимулирование экспорта сырья.

Сейчас экспортно-кредитное агентство начало страховать некоммерческие экспортные риски и в очень редких случаях (как я понимаю, когда удается достичь индивидуальных договоренностей с банками по конкретным контрактам) выдает страховые полисы, которые банки принимают в качестве обеспечения по кредиту под экспортный контракт. По моему мнению, на этот продукт — страховой полис — был бы больший спрос среди экспортеров, но, к сожалению, есть очень длинные проволочки со стороны НБУ, который должен внести изменения в соответствующее постановление, чтобы банки могли принимать эти страховые полисы как обеспечение по кредитам.

"ДС" Вы сказали: "некоммерческие риски". Речь идет о каких-то форс-мажорах?

Д.К .: Например, судно где-то в Африке могут захватить пираты… Да, украинский экспорт в Германию не особенно нуждается в страховании (по крайней мере там нет рискованности). А вот наш экспорт в Африку, Юго-Восточную Азию, возможно, и надо страховать. То есть, существуют компании, которым это нужно, и уже есть небольшое количество сделок по такому страхованию. Это первый, самый простой продукт — страхование некоммерческих рисков.

Второй продукт, которого еще нет, но, надеюсь, появится вскоре — это страховые полисы, которые банки будут принимать в качестве обеспечения по кредитам под экспортные контракты. Следующим продуктом может стать программа компенсации процентных ставок по этим же кредитам для экспортеров. Теоретически это могла бы быть какая-то аналогия с программой 5—7—9 или даже та же программа, которую можно было бы распространить на экспортные кредиты. Поскольку у экспортера есть отношения с государственным учреждением, ЭКА, он пройдет какую-то верификацию, то есть сможет претендовать на участие в такой программе.

Это то, что в ближайшей перспективе может делать украинское ЭКА. А когда у него уже будет накоплена статистическая информация, агентство может в кооперации с банками начать участвовать в кредитовании иностранных покупателей украинских товаров в гривне. Все сделано для этого. Кто в Украине этим интересуется, знает, что так работают все мировые экспортно-кредитные агентства. То есть это нормальная ситуация, когда украинская компания берет кредит, например, у немцев для покупки немецкого оборудования. Я мечтаю, что наступит время, когда украинский производитель трамваев, холодильного оборудования или электрических машин сможет прийти к своему покупателю в другой стране и сказать: "Вот мой товар. А вот тебе выгодный кредит, который дает финансовое учреждение моей страны, чтобы ты купил мою продукцию". И, кстати, хоть это, может, и непопулярная мысль, для кредитования нерезидентов в гривне под покупку украинских товаров можно проводить целевую эмиссию, потому что это будут деньги, которые сразу обеспечены конкретным производством товаров в Украине. Поэтому ЭКА должна институционально повзрослеть, набрать статистики, ведь нельзя сразу кредитовать какие-то африканские фирмы, о которых ничего не известно… Сейчас главная задача ЕКА — начать активно продавать.

Дмитрий Кисилевский
Дмитрий Кисилевский

"ДС": Мы говорили о преимуществах для бизнеса, о предохранителях и ключевой роли экспорта. Насколько мне известно, например, в Южной Корее — одним из факторов, который привел к экономическому чуду, была экспортная дисциплина, когда льготы и другие стимулы от государства ставились в зависимость от объемов проданной продукции за границу. Будет ли у нас что-то на подобие экспортной дисциплины?

Д.К .: Это хорошая практика, но для этого нужно, чтобы у нас сначала развилось производство. И через некоторое время после этого можно будет переходить к экспортной дисциплине. Потому как пока мы очень мало всего производим, у нас производители откровенно проигрывают конкуренцию на иностранном и даже на внутреннем рынке из-за того, что зарубежные производители приходят сюда с экспортным финансированием, со льготами, дотациями от своих правительств и с возможностью у себя дома иметь большой склад готовой техники, которую правительство просто профинансировало для этого. А у украинских производителей этого нет. Поэтому они должны сначала окрепнуть. Таким образом, экспортной дисциплине должен предшествовать период нормального государственного стимулирования внутреннего производства продукции переработки.

"ДС" В дискуссиях на упомянутые нами темы часто противопоставляют рынок и государство. Но мы сегодня постоянно вспоминали стимулы для бизнеса, а это контекст рыночной экономики. Действительно ли государственные стимулы противостоят рынку?

Д.К .: Я бы сказал так, что у нас нет выбора между тем, большая роль государства в экономике или небольшая. У нас есть выбор: либо это будет роль украинского государства в украинской экономике, либо это будет роль других государств в украинской экономике. Поэтому у нас нет другого выхода. Если мы хотим, чтобы страна не скатилась полностью в сырьевую экономику, а соответственно граждане — на очень плохой уровень бедности, мы должны применять те государственные инструменты развития экономики, к которым прибегают другие страны. Это наш путь и наш выход. Поэтому мы должны строить институты промышленного развития, такие как ЭКА, Банк развития, учреждение по работе с индустриальными парками. Таких институтов множество…

Также надо защищать внутренний рынок. В частности, усилить расследования против демпинга, субсидированного импорта, недружественной конкуренции. На внутреннем рынке украинские производители не должны быть дискриминированы производителями других стран.

Беседовал Алексей Шевнин

    Реклама на dsnews.ua