Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Няня за $100 млн. Поверят ли инвесторы сказкам Зеленского из Давоса

Пятница, 24 Января 2020, 10:00
Президент Украины, выступая в Давосе, сделал сенсационное заявление о применении беспрецедентных инструментов для привлечения иностранных инвестиций. Ждет ли Украину инвестиционный бум?
Фото: Shutterstock

Фото: Shutterstock

Реформы, дающие правильный мед

Великие реформы и успехи отдельно взятой страны начинались с великих политиков. И это не ересь волюнтаризма. Можно хотя бы вспомнить популярного у нас Ли Куан Ю и сингапурские реформы, или президента США Рузвельта и его "Новый курс". А у нас есть обращение к инвесторам в Давосе, которое можно было бы назвать приглашением к столу. Что же выставлено на этом столе в качестве угощения? Президент достал из кармана три "пряника". Во-первых, каждый иностранный инвестор, вложивший в украинскую экономику $100 млн, получит в подарок своеобразную суперняню, то есть ответственного чиновника, который будет решать его проблемы в режиме 24/7. По сообщению министра экономики, договор с инвестором на внесение инвестиций будет составлен на основе английского права. Во-вторых, иностранный инвестор, вложивший в приватизацию $10 млн и больше, получит налоговые льготы на пять лет. Речь идет лишь о налоге на прибыль. И в-третьих, для решения споров с инвесторами будет создан специальный арбитражный суд. Попробуем вкратце дать оценку этим новациям.

По оценкам ЮНКТАД ООН, более 100 стран, генерирующих 90% мирового ВВП, привлекают инвестиции на базе национальных промышленных политик, которые с каждым годом становятся все разнообразнее, чрезвычайно гибко мимикрируя под запросы инвесторов и видоизменение существующего технологического уклада. Цель любой экономики - повышение производительности труда, рост уровня добавленной стоимости в конечном национальном продукте и движение вверх в ранжире глобальных технологических цепочек. Если воспринимать мировую экономику как некую экономическую матрицу, то роль отдельного государства - построение максимально эффективного производственно-торгового таксона (сегмента) в рамках общей системы. Причем именно в двух ипостасях: производство и сбыт продукции. Крен в какую-либо одну сторону чреват системной деструкцией. Производство без сбыта - это удел плановой экономики, вроде бывшего СССР. Торговля без производства - это нынешняя токсичная экономическая политика, реализуемая в Украине.

Если взять любую международную системную компанию, то при анализе новых рынков и стран у нее всегда два альтернативных варианта экономической экспансии: торговый и производственный, то есть либо завоз уже готовых товаров, либо строительство производства для выпуска продукции на новом рынке. В первом случае инвестор рассматривает новый рынок для продажи на нем своих товаров и услуг. Как правило, такое решение принимается в отношении неоколониальных стран со слабыми госинститутами. Инвестор не видит долгосрочной стабильности в горизонте 20-30 лет, а прогнозирует лишь краткосрочную - на три-пять лет, и поэтому планирует снять с местного рынка своеобразную "пенку". Во втором варианте инвестор, видя перспективы роста капитализации внутреннего рынка той или иной страны и потенциал платежеспособного спроса, принимает решение открыть новое производство, локализованное в местной экономике.

Очевидно, что сейчас Украина в своем диалоге с системными иностранными инвесторами идет по первому пути: последним выгоднее просто продавать у нас свои товары, выпущенные в других странах. А как сделать, чтобы вместо продажи уже готового инвесторы строили заводы?

Прежде всего в стране должна быть сформирована модель экономического развития с отдельными модулями в виде промышленной и инвестиционной политики. Ведь инвестору нужны два фактора для принятия решения: точки роста в экономике, которые обеспечат эффект мультипликатора - показатель наращивания капитализации бизнеса для собственника зачастую важнее прибыли от него (владельцы, продавшие на пике рыночной конъюнктуры банки в Украине, подтвердят); и окна входа в экономику, которые должны быть максимально удобными и комфортными. Это не считая таких традиционных факторов, как защита титулов собственности и обеспечение прав инвесторов и кредиторов.

Принцип единого окна для инвестора - своеобразное меню в условном ресторане, где вместо блюд инвестор выбирает бизнес-проекты под ключ или заказывает новые на свой вкус, а государство лишь выполняет роль официанта, принимая заказ и выставляя счет. Инвестору нужно всего лишь заплатить и получить бизнес-проект на стадии нулевого цикла, то есть со всеми необходимыми разрешениями, лицензиями, правом пользования на землю, подведенными инфраструктурными коммуникациями (а если вспомнить особенности Украины - то и с одобрением со стороны "местных активистов").
Если государство не может обеспечить качественный инвестиционный сервис и институциональную зрелость в масштабах всей страны, оно может это сделать в рамках концепции кластерного развития, когда необходимые условия создаются в специально отведенных для этого инкубаторах - индустриальных и технологических парках, свободных экономических зонах, промышленно-торговых полигонах, зонах порто-франко и т. д.

Если же судебная система в стране неэффективна и местное право плохо воспринимается инвесторами, то один из вариантов компромисса - введение судебной экстерриториальности для отдельных экономических кластеров, когда отношения между экономическими агентами и государством регулируются английским правом, существует отдельная судебная система с участием иностранных судей.

Страна непуганых "единорогов"

Теперь соотнесем все указанное выше с предложениями Зеленского. Персональная няня - звучит пикантно, но этого явно мало в обмен на $100 млн. Учитывая сложность нашего административного механизма и географический масштаб, инвестора нужно не водить за руку по Киеву, а предоставить ему единое окно для входа в нашу экономическую систему. Причем окно - это лишь то, что видит инвестор, а за ним идет кропотливая работа десятков институций по сбору всего разрешительного пазла. Что-то наподобие существующих нынче центров предоставления админуслуг, только без очередей. Плюс специальный электронный кабинет нерезидента для мониторинга процесса и консультаций, включая фискальный аутсорсинг. Поможет здесь и опыт Эстонии в виде электронного резидентства для иностранных граждан. Кроме того, инвестору не нужны соглашения с государством на основании английского права, ведь такие судебные разбирательства могут идти годами. Ему нужны гарантии защиты титулов собственности, то есть компенсация со стороны правительства стоимости утраченных активов, например, в результате технической ошибки или привычного у нас рейдерства. Для этого необходимо имплементировать в Украине элементы титульной системы Торренса и создать при Минюсте специальный фонд компенсации. Но такое обязательство государство может взять на себя и в рамках оферты, а не двустороннего соглашения с инвестором.

Что касается налоговых льгот, то, как показывает практика, инвестору нужна либо простая фискальная система в масштабе всей страны, либо льготы в рамках отдельных кластеров. Например, в Сингапуре существует всего пять налогов: на прибыль корпораций, на товары и услуги (аналог нашего НДС), на доходы населения, на недвижимость, гербовые сборы. А импортные пошлины начисляются только по четырем группам товаров: алкоголь, табак, топливо, автомобили. Сама же налоговая система одноуровневая, а не импутационная, как у нас. То есть в Сингапуре дивиденды, выплаченные учредителям компанией, которая уплатила налог на прибыль, уже не облагаются подоходным налогом. В то время как в Украине получатели дивидендов платят подоходный налог (если это физические лица - 5%, если нерезиденты - налог на репатриацию 15%).

Что касается полноценной фискальной реформы, то она пока в Украине откладывается. Но налоговые льготы можно заложить и в формате специального фискального режима для отдельных кластеров - экономических зон. И здесь иностранные компании интересует не так налог на прибыль, как льготы по НДС при импорте оборудования и комплектующих, аналогичные сниженные ставки по импортным пошлинам, освобождение от налога на землю и недвижимость, льготы по подоходному налогу для наемных работников, освобождение от налогообложения дивидендов.

Если же говорить о налоге на прибыль, то льгота должна действовать не пять лет, как предложил Зеленский, а в разы дольше, ведь в течение этого периода  инвестор несет в основном затраты и получает прибыль лишь на четвертый-пятый год бизнес-цикла (если речь идет о проектах в реальной экономике).

В формате пятилетнего периода льгота по налогу на прибыль (в случае инвестирования $10 млн в рамках приватизации) может быть интересна лишь нашим олигархам, каждый из которых купит для своей ФПГ один убитый государственный завод, тут же через систему скрытых преференций или госзаказ вернет эти деньги и затем пять лет будет аккумулировать на этой льготной юридической оболочке свой финансовый поток, не платя государству ни копейки. Вообще модель налоговых преференций должна разрабатываться очень взвешенно и системно: есть пример Мексики, которая, создав льготную зону вдоль границы с США, в результате получила убыток в размере $120 млрд за пять лет.

Что касается отдельного арбитражного суда для иностранных инвесторов, то эта идея была подана настолько в сыром виде, что обсуждать ее слишком рано. Единственное, что хотелось бы отметить, так это пожелание - для начала завершить уже начатые судебные реформы, в том числе в части эффективной работы Антикоррупционного и Верховного судов.

И в завершение: так станет ли Украина, как заявил Зеленский, родиной "единорогов", то есть динамичных технологических компаний, выросших из стартапов и достигших капитализации в $1 млрд? Опыт других стран показывает, что для этого нужен спрос на новый продукт и "экосистема" по генерированию предложения. Спрос - это промышленность, внутренний потребительский рынок и внешние заказчики. Предложение - это уровень социального капитала (наука, образование, инновационная активность). Кроме того, это и механизм финансовой поддержки, в том числе со стороны государства на начальной стадии, и широкая подушка венчурной ликвидности - на завершающей. Простых рецептов здесь нет. В маленькой Эстонии с населением, как на левом берегу Киева, можно найти столько же "единорогов" (Taxify, Skype, Transferwise и Playtech), как и во Франции (Blablacar, Deezer, Doctolib, Meero). В Украине пока нет "единорогов". Объяснение может быть очень простым: в Эстонии существовал институт кибернетики в Тарту и там смогли сохранить человеческий капитал, а что мы сделали с Институтом кибернетики имени Глушкова в Киеве? И что продолжаем делать с научными институтами по всей стране? Уважение к иностранному инвестору начинается там, где рождается уважение к своему бизнесу и человеку. А то выходит, что для иностранца со $100 млн - "моя прекрасная няня", а для ста потенциальных местных "единорогов" (внутренний потенциал Украины в части инвестиций, согласно данным чистой инвестиционной международной позиции, составляет около $100 млрд) - законопроект №1210 с БЕПСами, РРО и прочими "кнутами" вместо "пряников"...

Да, спичрайтеры президента поработали хорошо, слизав сингапурский опыт. Но копия всегда хуже оригинала: в Украине эти предложения воспримут с раздражением, а большая часть мира - с безразличием.

Больше новостей о финансах, бизнесе и промышленности читайте в рубрике Экономика