• USD 27.5
  • EUR 32.4
  • GBP 35.8
Спецпроекты

Стабильность сельского кладбища. Сможет ли отставка Смолия изменить политику НБУ

Яков Смолий заявил об отставке с поста главы Национального банка Украины. Основная причина, названная им, – политическое давление. Чем это событие чревато для курса гривни и национальной банковской системы?
Фото: Пресс-центр НБУ
Фото: Пресс-центр НБУ
Реклама на dsnews.ua

Удар по Зеленскому

Стоит признать, что с точки зрения политтехнологий Яков Смолий выбрал наиболее удачное время для своего кадрового демарша, поставив в неудобную позу и президента, и его парламентскую монорать. С одной стороны, президент человек гибкий, в прямом и переносном смысле, с хорошей растяжкой (на этот раз лишь в прямом значении этого слова). Но не настолько же... В целом в отставке главы НБУ из старой команды ничего удивительного нет. Можно вспомнить и политическое устранение по методу выдавливания пасты из тюбика руководителя Нацбанка Владимира Стельмаха, и внезапное исчезновение бывшего командира десантно-штурмового взвода, разведбатальона и начальника разведки полка Национальной гвардии Игоря Соркина, который возглавлял НБУ накануне Майдана 2013-2014 гг. Да и ротация местами между Ющенко и Стельмахом вряд ли напоминала аналогичный процесс в ФРС США...

Никогда не нужно забывать, что у нас функционирует "потоковая" экономика, когда сила политической силы (простите за тавтологию) определяется ее умением "оседлать" базовые финансовые потоки в стране. Главное в модели контроля за внутренним экономическим пространством в Украине - это съем так называемых экономических рент, которые в условиях промышленной анемии берутся исключительно с еще теплящихся государственных финансовых потоков.

Перефразируя классика-вождя, любая партия, имеющая амбиции задержаться в Украине хотя бы на срок одного политического цикла, должна взять под контроль "Нафтогаз", Минфин и НБУ. Как видим, в нынешней парадигме президент Зеленский - это "атаман без золотого запасу", так как не контролирует ни первый, ни второй, ни третий. С одной стороны, можно наивно решить, что это символ новой политики и президенту больше не нужны потоки. Возможно, это даже в какой-то мере и было правдой. Да вот только в такой изменившейся парадигме "хлопцы начинают разбегаться в разные стороны" - и так будет до тех пор, пока у "пана-атамана не появятся гроши".

НБУ - ключевой элемент контроля за "потоковой" экономикой. Он контролирует банковскую систему, а после активации так называемого сплита (мы писали об этой "реформе") - и прочие финансовые рынки, включая страховые компании, ломбарды, кредитные союзы. Нацбанк регулирует параметры денежной эмиссии, простыми словами, скорость работы "печатного станка". В его распоряжении $25 млрд золотовалютных резервов страны и механизм рефинансирования банков, фактически он кредитор последней надежды с безлимитом кредитования. От перечисления им прибыли зависит поступление в бюджет примерно 50 млрд грн в год. НБУ формирует инфляционную и курсовую политику, которая влияет на 90% экономических субъектов страны и опосредованно определяет кредитную политику коммерческих банков. Как видим, бонусов контроля так много, что сама мысль о неподдельной независимости НБУ в наших реалиях выглядит для власти как откровенная крамола.

Роль Нацбанка как глобального "кошелька" хорошо понимал и предыдущий президент, расставляя на посты регулятора своих людей. По сути, после великого электорального переворота апреля-августа 2019-го, только Национальный банк оставался цитаделью старых лиц, реализующих старую политику. И эта цитадель должна была быть рано или поздно разрушена. А получилось и не рано, и не поздно, а просто не вовремя. Для нынешней власти.

Плач Ярославны

Реклама на dsnews.ua

С другой стороны, смешон и "плач Ярославны на валу", который устроили финансовые спекулянты и политические манипуляторы по поводу "безвременной отставки". Аргументы "плакальщиц&кликуш" достаточно прогнозируемы: Смолий и Нацбанк наше все, последняя "багратионова флеш" реформ, точка макроэкономической стабилизации, хрупкий подвесной мостик в сторону западных партнеров и прочие эпитеты. Соответственно, поступок Смолия воспринимается не как продуманная им же самим и спланированная его окружением отставка, а как вынужденный уход, типа "до чего Д'Артаньяна довели". Но как мы уже упомянули, его уход именно сейчас - это действительно удар под дых президенту.

Политику Зеленского в отношении руководства НБУ можно разделить на несколько этапов.

Этап первый - желание снять его, но при этом и еще более жгучее желание получить кредит МВФ, переговоры с которым возобновились как раз в сентябре прошлого года. План здесь был примерно следующий - быстро получаем деньги и так же быстро снимаем руководство Нацбанка, но ближе к концу года. Но несколько поспешных заявлений премьера Гончарука касательно судьбы Приватбанка (о так называемом "компромиссе") - и фактор доверия в отношениях с МВФ был утрачен.

Этап второй - еще более жгучее желание снять сразу в начале 2020-го, но усложнение процедуры по причине того, что значительная часть "финансовых кадров" отхлынула из команды президента в активном и страдательном понимании этого процесса. Ближе к весне новые кадры прихлынули, и в команде Зеленского начали готовить страну к реструктуризации долгов и жесткой беседе с кредиторами. Отставка НБУ шла в едином пакете, но тут, как в русской сказке, откуда ни возьмись в Украину пришла пандемия коронавируса. Нужно было срочно возобновлять переговоры с МВФ и получать несколько миллиардов долларов на покрытие дефицита бюджета. И разговоры об отставке руководства НБУ перевели в формат "парламентских наездов" в виде слушаний и временных следственных комиссий.

Казалось, должен был реализоваться план номер три. Кризис поставил кадровый галоп на паузу. Новая дорожная карта "взятия Нацбанка" состояла из следующих этапов: получение первого и самого большого транша МВФ и прочих связанных с ним займов (макрофинансовая помощь ЕС, кредиты Всемирного банка и ЕБРР), размещение выпуска еврооблигаций на $1-2 млрд и подготовка ко второму траншу МВФ в сентябре, для получения которого НБУ нужно всего лишь разработать программу списания проблемных кредитов с балансов госбанков. После получения еще одного миллиарда в сентябре, по мере нарастания кризиса в экономике, Смолия и можно было отправить в отставку, попутно где-то с августа запустив волну обвинений в в его адрес, таким образом "убивая" целую "лодку зайцев": и деньги, и свои люди в НБУ, и сбрасывание общественного негатива по отношению к власти с помощью отставки главного банкира, и дополнительные рейтинговые очки к местным выборам.

Всю эту стройную политическую мандалу одним прикосновением и разрушил Яков Смолий. Теперь новые кредиты МВФ и прочих МФО под вопросом, Украине уже пришлось отказаться от выпуска евробондов на $1,7 млрд. В то же время сам Смолий может сказать, что выполнил свои обязательства перед страной и своей отставкой не сорвал текущий план заимствований, а что будет после него - уже не является его зоной ответственности. Кроме того, он уходит на своеобразном пике - стабильная нацвалюта и низкая инфляция. И если раньше можно было сказать, что "бог любит Гройсмана" (который ушел с поста премьера на пике роста ВВП), то теперь то же самое относится и к Смолию. Он уходит на точке стабильности национальной валюты, низкой инфляции (1,7%) и при исторически низкой учетной ставке (6%), а также на фоне рекордных доходов банковской системы (более 100 млрд грн за пять месяцев 2020-го) и прибыли (28 млрд грн, рост на 24%). Вполне вероятно, что уже осенью он поучаствует в создании новой политической силы, которая будет подбирать осыпавшийся электорат "Голоса" и других партий правового фланга. Понятно, что ухудшение макроэкономической ситуации в стране в ближайшие полгода будет иметь объективный характер, и роль Смолия в истории явно переоценена. Он не Гринспен и Бернанке, которые могли взглядом останавливать кризисы. Но дело в том, что большая часть населения так глубоко не смотрит и ухудшение ситуации, например в части девальвации гривни, будут связывать именно с отставкой Смолия, замечая, что ухайдокали экономику и банковскую систему.

На данный момент власть выравнивает бюджетный дефицит за счет кредитов (МВФ), скрытой эмиссии (прибыль НБУ, перечисленная в бюджет) и накоплений госкомпаний (Приватбанк, "Нафтогаз" и др). Один только НАК раскуркулили в июне на 40 млрд грн. Но комбинация этих источников недолговечна, хоть и позволяет использовать их набор без существенных токсичных последствий для инфляции и курса. Стоит понимать, что уже осенью этой комбинации факторов покрытия дефицита не будет: кредит МВФ на паузе и пустые карманы госкомпаний.

Придется применять моноэмиссионную модель выравнивания дефицитов в пределах 300 млрд грн.

Нынешней власти наиболее выгодно было списать этот провал на Смолия, отправив его в отставку в сентябре, но он провел неожиданную контратаку и не на ферзя, а на самого короля, бросив перчатку президенту, заявив о политическом давлении. Теперь любое ухудшение ситуации в финансовой сфере будут связывать с отставкой Смолия, не вникая в такие мелочи, как общий тренд. Эту дуэль Яков Васильевич у Владимира Александровича почти выиграл.

Ухайдокал, да не тот...

Проблема в том, что в разговоре о персоналиях у нас забывают обсудить монетарную политику. А она как раз у Смолия заслуживала отставки - и не одной, а можно было бы несколько раз подряд.

Низкая инфляция является губительной для открытой сырьевой экономики, которая пока так и не совершила структурный скачок развития и не перешла на плато медленного стабильного развития, когда нужно таргетировать цены, а не темпы роста и занятость, как на активной, динамичной фазе качественного скачка

Учитывая, что у нас инфляция спроса, а не предложения, то и низкие показатели оной говорят не о том, что в Украине стали больше выпускать товаров, а лишь о том, что у людей резко сократилась покупательная способность. А принимая во внимание, что бюджетообразующими доходами в Украине являются косвенные налоги на потребление (НДС и акцизы), собираемые с конечного потребителя, получаем и взаимосвязанную модель: низкая инфляция - низкие темпы роста и затем падение - сокращение налоговых сборов.

И очень не прав глава профильного комитета Верховной Рады Даниил Гетьманцев, когда, комментируя отставку Смолия, ставит ему в заслугу сокращение темпов инфляции до 1,7%, заявляя, что она является "налогом на бедных". Это утверждение справедливо при галопирующих темпах инфляции на уровне 20% и более. Но любому украинцу можно мысленно решить простую задачу, какая модель инфляции ему выгодна: та, при которой цены выросли на 10%, а зарплаты на 15% (то есть реальные доходы +5%) или другая, когда при инфляции 1,7%, доходы сократились на 3,8% (как сейчас)? Или другой мысленный эксперимент: что осталось бы от промышленности Китая, если бы тот внял требованиям США и ревальвировал юань? А если на 15%, как это сделал НБУ в 2019-м, забрав у экспортеров $5 млрд экспортной выручки и подарив их в виде позитивных курсовых разниц финансовым спекулянтам, скупавшим за гривню ОВГЗ. Что и стало отправной точкой системной деиндустриализации, уничтожившей в том числе ростки новой "одноцеховой" промышленности, возникшей в 2017-2018 гг. под спрос рынка ЕС.

Нынешняя макрофинасовая стабильность или стабильность сельского кладбища была куплена за счет разрушения продуктивного ядра экономики в пользу лобби финансовых спекулянтов, ведь в сообщающихся сосудах "реальный сектор - финансовый сектор", кто-то должен быть донором, а кто-то - реципиентом.

Соблюдение баланса интересов - приоритет не только правительства, но и центрального банка страны и этот баланс был системно нарушен.

НБУ выпестовал дисфункциональную банковскую систему, 60% которой принадлежит госбанкам и которая никого не кредитует как при учетной ставке 18%, так и при 6%. Почти 150 млрд грн банковской ликвидности закрыто в герметичной модели "банки - НБУ" с помощью обращения депозитных сертификатов - и раскрытие этой бутылки с джином равнозначно обнулению пресловутой ценовой и курсовой стабильности, вкупе с банковской. НБУ здесь как хирург, который хвастает успешно проведенной операцией, но который так и не может вывести пациента из наркоза. Или не хочет. Или боится.

Зеленский мог бы переиграть Смолия, оставив того на должности и заявив, что не знает ни о каких фактах политического давления... Но вид пустого кресла главы НБУ вызывает приступ слюнотечения у его окружения, как у собаки Павлова. Кстати, парламентский комитет по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики  уже поддержал постановление об отставке Смолия. Чем дальше в лес кризиса, тем важнее будет для удержания при власти контроль за "печатным станком", и вряд ли на Банковой заявят "не спешите его хоронить". Скорее всего, там радостно воскликнут: "Смолий отставлен, да здравствует Смолий!", понимая под этой фразой сохранение прежней монетарной политики, приведшей страну к масштабному кризису. Ведь, судя по "банковским кураторам" из ОП, набор их мыслей - этот тот же стандартный набор монетарного лего, вложенного в их черепные коробки на ускоренных курсах по освоению взлета без посадки. И, скорее всего, новое назначение будет в стиле прихода к власти Алексея Гончарука. Такое же нелепое и беспощадное. Хотя, может, ставку сделают и на опытных банкиров, таких как Лавренчук или упоминаемый многими Шевченко. В таком случае дуэль Зеленский - Смолий будет проиграна вчистую: нелепо менять одноформатных игроков, расплачиваясь за это своим рейтингом...

    Реклама на dsnews.ua