• USD 26.9
  • EUR 31.7
  • GBP 37.3
Спецпроекты

Еда под радаром. Как микроволновка обросла страхами и что с этим делать

Держать в доме микроволновку и опасаться, что приготовленная в ней пища вредна – такая ситуация знакома немалому числу наших соотечественников. А значит, пора окончательно разобраться, друг этот кухонный девайс или враг

Depositphotos
Реклама на dsnews.ua

Чем жарче на улице, тем менее комфортно стоять у плиты – эту истину вряд ли станет опровергать даже самый завзятый спорщик. Частично по этой причине в летнем меню рекордно увеличивается доля блюд из свежих овощей, фруктов, зелени, не требующих температурной обработки. Жаль только, что с избытком сырых даров садов и огородов готов мириться далеко не каждый желудок, поэтому вопрос именно приготовления пищи приходится решать в любое время года.

К счастью, в распоряжении большинства современных европейцев, не исключая жителей нашей страны, есть прибор, оставляющий минимальный тепловой след в окружающей среде. Это СВЧ-печи, которые прежде назывались микроволновыми и потому обрели всем известное бытовое прозвище «микроволновки».

Лишь тот факт, что любой продукт, помещенный в камеру данного девайса, доходит до готовности в разы быстрее, чем при традиционных варке, тушении или запекании, уже мог бы служить достаточным аргументом в пользу его крайней полезности в зной. Однако «антижаркость» микроволновой печи проявляется еще и в том, что «созревание» в ней того или иного яства практически не сопровождается нагревом окружающего пространства – даже в замкнутой камере устройства. Следовательно, за лишние градусы в рабочем помещении тем более можно не волноваться.

Увы, спокойно доверить СВЧ-печам разморозку, разогрев и полноценное приготовление несложных блюд многим нашим соотечественникам мешает одно «но». А именно – слухи о том, что еда, побывавшая в «микроволновых недрах», приобретает вредные свойства. Тем более что в качестве аргумента, подтверждающего эту идею, нередко используется фраза «наши предки таким не пользовались и именно поэтому были здоровыми». Ну а так как в силу того, что первый патент на приспособление для приготовление пищи с помощью электромагнитных волн получен лишь в 1945 году, с первой частью приведенного утверждения трудно не согласиться, придется подробно разобраться, что же собой представляет «спорная» техника.

Микроволновка - прибор нужный, удобный и практичный
Микроволновка - прибор нужный, удобный и практичный / Depositphotos

Микроволновка – «дитя» конверсии

В отличие от большинства кухонных приспособлений, история которых началась с незапамятных времен, СВЧ-печь как запатентованное изобретение 8 октября текущего 2021 года отметит всего лишь 76-летие. Поэтому о месте и обстоятельствах рождения данного устройства известно более чем достаточно.

Реклама на dsnews.ua

Его появление стало следствием окончания Второй мировой войны, для победы в которой огромная часть техники «ковалась» в США. В частности, на заводах компании Raytheon, которая с момента основания в 1922 году специализировалась на технологиях, опережающих время. Собственно, само название фирмы – это дань памяти ее первому сверхуспешному продукту, а именно радиолампе Raytheon (читается как «рэйтион»), впервые выпущенной в 1925 году. Сегодня, вероятно, опознать подобное приспособление «в лицо» смогут только немногие радиолюбители, однако именно оно сделало радио в буквальном смысле слова средством массовой информации.

Ну а в военные годы уже весьма крупная и заметная на рынке радиотехники Raytheon Manufacturing Company в сотрудничестве со специалистами Массачусетского технологического института (Massachusetts Institute of Technology) выполняла заказ американского правительства на выпуск магнетронов – «сердец» радаров, позволявших издалека обнаруживать самолеты противника. Согласно исторической справке, первые испытания соответствующего прибора Великобритания провела еще в начале 1935 года, а к 1936 году его создатель, шотландский радиофизик сэр Роберт Александр Уотсон-Уатт (англ. Sir Robert Alexander Watson-Watt, 1892–1973), научил свое детище видеть вражескую авиацию за 150 км. Разумеется, этот опыт не мог не быть передан и ближайшим союзникам по антигитлеровской коалиции.

Когда же, наконец, в мае 1945 года на планете снова был установлен мир (в те времена казалось, что навсегда), тогдашний глава и один из основателей Raytheon Лоуренс Маршалл поставил перед своими ведущими специалистами задачу: переориентировать высокотехнологичное производство с военных рельсов на выпуск продукции для народного потребления. В результате последующего «мозгового штурма» талантливый инженер компании Перси Лебарон Спенсер (Percy LeBaron Spencer, 1894–1970) и предложил сделать магнетроны основой микроволновых печей, став бесспорным владельцем права на это изобретение.

Перси Лебарон Спенсер, работающий над созданием микроволновой печи / bituk.media
Перси Лебарон Спенсер, работающий над созданием микроволновой печи / bituk.media

Следующие два года у Спенсера и его молодого коллеги Марвина Бока ушло на то, чтобы придумать камеру, в которой волны строго определенной длины, сгенерированные магнетроном, будут правильно работать. Именно тогда впервые оформились идеи внедрения в ее конструкцию полезащитных элементов, без которых микроволновку вообще невозможно представить. 

Когда же, наконец, в 1947 году с конвейера Raytheon на рынок вышли первые промышленные образцы чудо-печи (выходная мощность 3 кВт), разговор об их использовании в домашних хозяйствах мог зайти только в шутку: высота агрегата составляла 170 см, вес – 340 кг, цена – $5 000. Но и заведения общепита, на спрос со стороны которых был серьезный расчет, проявили к новинке меньше интереса, чем ожидалось.

Поэтому при встрече с журналистами, организованной в рамках презентационно-рекламной кампании «имени микроволн», довольно скучную историю разработки небывалой печи (ведь мало какую публику может впечатлить информация о скрупулезных расчетах и многократно повторяемых опытах) решили подать как внезапное озарение Спенсера. Так и родилась история о рассеянном гении, который прогуливался под радаром не то с шоколадкой, не то с хлебом-сыром в кармане и счастливо прозрел тогда, когда его драгоценный обед потек.

Как ни странно, эта версия до сих пор настолько живуча, что без ее упоминания редко обходятся какие бы то ни было материалы о микроволновках. Ну а если какой-нибудь дотошный читатель все же решается задать вопрос типа: «А как же с самим растяпой-изобретателем ничего при этом не стряслось?», его просто оставляют без ответа.

Домашние СВЧ-печи и их безопасность

Еще хуже, что представление о появлении СВЧ-печей вследствие случайного наблюдения породило волну домыслов, центром которых стал радар – то есть устройство, пугающее самим своим названием. А если дополнительно учесть «таланты», способные легко и непринужденно спутать радиолокацию с радиацией, то нетрудно вообразить, как при участии так называемой желтой прессы раскручивается великолепный «микроволновочный» скандал. Как следствие, немало людей «заразилось» опасениями, связанными с пищей из микроволновки, причем в такой форме, что последствия чувствуются до сих пор. 

Так что, возможно, эти полезные приборы навсегда бы ушли в область непищевой промышленности, если бы их возможностями не заинтересовалась японская компания Sharp. К моменту организации работ по лицензированному «одомашниванию» американского изобретения она успела не только превзойти свои довоенные успехи в производстве радиоприемников, но и наладить выпуск телевизоров, холодильников и стиральных машин.

В 1961 году шарповскими специалистами был создан первый работающий образец компактной микроволновой печи, а в 1962-м начато массовое производство новой бытовой техники. Когда же в 1966 году инженерами компании был изобретен еще и известный всем нынешним пользователям микроволновок поворотный столик, гарантирующий равномерность нагрева, спрос на революционное устройство стал практически ажиотажным.

К началу 70-х годов американские «клоны» японских микроволновок, выпускаемые вначале силами уже знакомой нам Raytheon, а затем и Litton Industries, покорили даже сердца недоверчивых пользователей родины СВЧ-печи. А остальное сделал рынок. Как следствие, меньше чем через 10 лет после того, как в 1979 году прибор получил микропроцессоры, позволяющие запрограммировать ряд различных функций, полезный девайс вошел в число самых востребованных в мире наименований бытовой техники. 

Так популярные микропроцессорные микроволновки Sharp выглядели 30 лет назад – то есть в самом начале 90-х годов ХХ века / 3.bp.blogspot.com
Так популярные микропроцессорные микроволновки Sharp выглядели 30 лет назад – то есть в самом начале 90-х годов ХХ века / 3.bp.blogspot.com

Разумеется, такая популярность обязывала профильных специалистов глубоко изучить и обработанную микроволнами еду. Особенно в аспекте безопасности для здоровья при постоянном употреблении.

Серьезные анализы, начатые почти полвека назад и периодически повторяемые на все более высоких уровнях (по мере развития высокотехнологичных методов исследования), по сей день не показали ничего предосудительного. Напротив, согласно выводам специалистов, сокращенное время приготовления и минимизация вспомогательных субстанций (воды, жира и т.д.) позволяет продуктам из микроволновки сохранять больше ценных веществ, чем в результате традиционной варки или тушения.

Хотя, конечно, не без оговорок. Так, например, сказанное однозначно верно в том случае, если помещаемая в СВЧ-печь посуда является стеклянной или керамической. К пластмассовым же емкостям есть вопросы. Однако если избежать их использования совершенно невозможно, необходимо хотя бы проследить, чтобы пластиковая посуда непременно имела маркировку, разрешающую помещать ее в микроволновку.

Что такое СВЧ-волны и как они «кулинарят»

В полученных результатах, безусловно, нет ничего парадоксального. Ведь по природе «страшные волны СВЧ» – ближайшая «родня» теплового излучения, которая формально уже относится к радиоволнам. Более того, в таблице электромагнитного спектра эта «братия» расположена как раз между видами волн, воспринимаемыми на уровне различных органов чувств. Ведь если инфракрасное излучение мы можем ощутить кожей, то радио УКВ-диапазона «берем» на слух.

Так выглядит таблица электромагнитных излучений (ЭМИ), на которой хорошо видно место микроволн
Так выглядит таблица электромагнитных излучений (ЭМИ), на которой хорошо видно место микроволн

По сути, прозвище СВЧ-печь говорит лишь о том, что в приборе используются радиоволны, относящиеся к самому высокочастотному диапазону. Насколько разумно такого бояться – вопрос, конечно же, риторический.

А еще при том, что к микроволнам относится не такой уж узкий спектр излучения, волны, «допускаемые» к работе в микроволновке, имеют совершенно определенные характеристики: длина – 12 см, частота – 2450 ГГц. И все потому, что изначально отбирались так, чтобы, с одной стороны, уже точно не демонстрировать качеств теплового излучения, а, с другой, гарантированно не «заступать» на поле используемых радиосигналов. Ведь все современные беспроводные устройства, способные объединяться в персональные сети (включая мобильные телефоны), тоже работают в микроволновом диапазоне, только на более длинных волнах. 

Главное отличие СВЧ-волн от тепловых «сестричек» состоит в глубине воздействия. Проще говоря, свою энергию они «разряжают» не при первом же соприкосновении с преградившим их путь предметом (что вызывает активный нагрев его наружной поверхности, постепенно передающийся вовнутрь), а на более глубоком уровне.

А поскольку всякий энергетический импульс повышает подвижность молекулярных структур, то при определенной настройке и мощности «микроволновочного» магнетрона эти микроскопические системы можно «раздраконить» так, что они начнут тереться друг о друга. Трение же, как известно, продуцирует тепло, в результате чего обрабатываемый продукт буквально раскаляется изнутри. И тут наступает «звездный час» влаги, в том или ином количестве присутствующей во всем, что человек может употребить в пищу – даже если речь о высушенном до твердокаменности кукурузном зерне. Выдающаяся способность воды резко расширяться при нагревании «работает» на взлом прочных клеточных стенок точно так же, как это происходит при варке-жарке, только несравненно быстрее.

Вот, собственно, и весь секрет, объясняющий рекордные темпы приготовления (а также разморозки или разогрева) подходящих съедобностей в микроволновке.

По способности быстро разморозить, разогреть или довести до готовности «недозревшее» блюдо микроволновки вне конкуренции / master-plus.com.ua
По способности быстро разморозить, разогреть или довести до готовности «недозревшее» блюдо микроволновки вне конкуренции / master-plus.com.ua

С другой стороны, сверхскоростная готовка с помощью микроволн имеет не только плюсы, но и минусы. Они заключаются в том, что «варящиеся изнутри» продукты практически лишены возможности обменяться соками, даже если лежат в одной посуде. Ну а рвущиеся вовне раскаленные водяные пары не оставляют шанса на образование снаружи запекаемого лакомства соблазнительной корочки, поскольку яство в любом случае ссохнется раньше, чем зарумянится.

Сегодня с частью этих недостатков научились бороться за счет дополнительного оборудования СВЧ-печек инвертором, грилем, конвектором и т.д. Однако все это сильно повышает, во-первых, стоимость устройства, а, во-вторых, сумму повседневных пользовательских расходов. Ведь магнетрону микроволновки требуется 500–1700 Вт (в зависимости от того, какое из программных заданий он выполняет), грилю – 1,5 кВт, а конвектору (т.н. «функция духовки») – 2 кВт электроэнергии. Именно поэтому специалисты утверждают, что сложные блюда лучше готовить традиционным образом, а микроволновку использовать для решения тех задач, с которыми она справляется наилучшим образом.

С учетом вышесказанного даже трудно понять, насколько классическая микроволновая печь может считаться тем, без чего не обойтись гурману. Потому что если последний больше всего на свете не любит слизистую овсянку, то как раз этот девайс позволит ему, наконец, познакомиться с овсяной кашей, лишенной данного недостатка. Да и для людей, способных наслаждаться овощным рагу, каждый компонент которого сохранил, что называется, чистый вкус, устройство станет истинной находкой.

А в остальном самый утонченный ценитель изысканных блюд получит от микроволновки не больше профита, чем абсолютно неискушенный потребитель. Зато сама возможность за считанные минуты разогреть готовое кушанье прямо в тарелке или даже с нуля соорудить индивидуальную порцию нехитрого гарнира, не подвергая себя риску лишнего перегрева, дорогого стоит. Особенно в те дни, когда родной город внезапно обращается в тропики.

  

    Реклама на dsnews.ua