• USD 28.2
  • EUR 34.2
  • GBP 38.6
Спецпроекты

"Несу кутю до покуття". Почему главное яство Святого вечера старше самого Рождества

В тысячах украинских домов долгожданный предрождественский вечер будет начат с кутьи. Впервые такое обрядовое блюдо появилось еще в Древней Греции

Кутя - традиционное рожденственское блюдо во многих странах мира
Кутя - традиционное рожденственское блюдо во многих странах мира
Реклама на dsnews.ua

Святой вечер, Святвечір, Сочельник, Сочевник, Вигилия, Багата Кутя – все это употребляемые в разных уголках Украины названия одного из самых торжественных христианских праздников, который отмечается накануне Рождества Христова. Его традиции так глубоко проникли в нашу культуру, что даже агностики редко могут устоять перед их очарованием. А потому встреча знаковой ночи перед Рождеством за столом с двенадцатью постными блюдами для многих украинских семей остается очень важным и, безусловно, объединяющим событием.

По этой причине большинству наших сограждан известно, что среди возможных в этот вечер угощений есть два обязательных: приготовленный из сушеных фруктов или ягод узвар и необыкновенная каша кутя (в русском языке – кутья). Недаром именно с последней и начинается трапеза, завершающая длинный рождественский пост и придающая сил для встречи грядущего радостного дня. Отсюда и одно из имен данного торжества: Багата Кутя, в котором «зашифровано» как обилие яств, ожидающих внимания едоков, так и переполненность эмоциями, свойственная ожиданию великого торжества.

Во многих домах обрядовое кушанье готовят по семейным рецептам, передающимся из поколения в поколение. Таким образом, согласно распространенному мнению, кутя-кутья выступает своеобразной нитью между прошлым и будущим. Однако даже такое народно-философское представление не отражает всей глубины смыслов, заложенных в данном ястве. Да и степень его древности для большинства наших современников трудно вообразима. Ведь оно намного старше не только Киевской Руси, но и самой истории христианства. А потому вполне уместно сказать, что, не будь кути, большинство известных сегодня религиозных обрядов выглядели бы совсем иначе.     

Бобы как «крестные» кутьи

Пожалуй, разговор об особенной каше стоит начать с того, что сам факт нашего широкого с ней знакомства вполне можно считать чудом. Ведь во времена расцвета СССР традиция приготовления и употребления это специфического блюда, зачисленного в перечень «пережитков проклятого прошлого» вместе с церковью, жестко и решительно искоренялась. Ну а решение проигнорировать установленные советской властью правила (пусть даже в стенах собственного дома) могло стоить «нарушителям» даже свободы. Тем не менее, в наступившем 2021 году развалу «тюрьмы народов» исполнится 30 лет, а куте посвящаются десятки тематических статей и немалое число научных исследований.

В ходе последних и выяснилось: бытующие в народе представления о том, что «заглавное» блюдо Святвечера придумали родоначальники христианства, не выдерживает критики. Ведь обычай приготовления «священных каш» существовал уже как минимум во времена Солона (ориент. 640-559 гг до н.э.) – одного из легендарных «семи мудрецов» Древней Греции, вошедшего в историю как выдающийся афинский законодатель, политик и поэт.

Первоначальный смысл этого действа заключался в выражении благодарности самым почитаемым в полисах богам, в особенности — ответственным за плодородие. Поэтому в соответствующем ритуальном блюде старались представить важнейшие культуры, служившие основой питания местных жителей. В этом же плане на лежащих в поясе сухих субтропиков известковых землях Аттики вне конкуренции долгое время были бобовые, обладающие «даром» самостоятельно обогащать почву соединениями азота. Как следствие, старейшим из описанных в Европе кушаний «божественного предназначения» стало яство из различных съедобных зерен бобового рода.

Реклама на dsnews.ua

Праздник их варки, согласно Солону, был приурочен к чествованию Афины Паллады (непосредственной покровительницы Афин) и бога света Аполлона. Соответствующие торжества приходились на седьмое число четвертого по аттическому календарю месяца пианопсиона (то есть на конец октября — начало ноября).

По мере же того, как в рационе обитателей Пелопоннеса стали появляться злаки (вначале ячмень, а затем и пшеница), состав «многобобовой» каши обогатился и этими ингредиентами. А так как, согласно легенде, пшеницу людям подарила богиня плодородия Деметра, то именно с описанием посвященных ей торжеств связано и старейшее упоминание ритуального яства, в котором слоями были уложены горох, чечевица, ячмень, бобы и пшеница. Тогда, конечно, никто и представить не мог, что это кушанье переживет не только эллинскую цивилизацию и Римскую империю, но и все остальные потрясения, выпавшие на долю греков, и в узнаваемом виде сохранится до наших дней.

Салат φωτοκόλυβα или крещенское коливо – один из прямых наследников ритуального яства, изобретенного во времена поклонения олимпийским богам
Салат φωτοκόλυβα или крещенское коливо – один из прямых наследников ритуального яства, изобретенного во времена поклонения олимпийским богам

Тем не менее, вечер накануне праздника Богоявления (оно же Крещение и Водохреще, греч. Θεοφάνεια, Επιφάνεια, Φώτα, в настоящем приходится на 6 января) во многих греческих домах начинается именно с богатого бобово-зернового «микса», который может выступить как в роли горячего супа, так в ипостаси холодного салата. Причем кое-где в сельской местности этим лакомством все еще традиционно наделяют не только людей, но и домашнюю скотину с птицей.

И да, при том, что в самой Греции ритуальная многокомпонентная каша сменила не одно название, среди которых было даже «космогоническое» слово панспермия (от πάν – всё и σπέρμα – семя), первоначально она называлось просто κούκια (читается кукя) – бобы. По ряду версий, именно это слово (с поправкой на специфику звучания) и трансформировалось в термин «kutia» (кутя), общий для Украины и стран, пользующихся латиницей. Хотя, безусловно, сербская «кутиа», болгарская «кутия», русская «кутья» и белорусская «куцця» тоже недалеко от него ушли.

Кутья как часть религиозной философии

Мифу о Деметре и ее обожаемой дочери Персефоне человечество обязано и первичным усложнением смысла, вкладываемого в съедобное подношение.

Так, согласно изложенной в нем истории, Персефона (она же дева Кора), унаследовавшая от матери «плодостимулирующий» дар, была похищена владыкой подземного царства Аидом. А Деметра, которая повсюду искала любимое чадо, овладело такое глубокое горе, что все кругом перестало расти. Всесильный Зевс, понявший, чем это грозит миру, предпринял меры по возвращению божественной потери, однако Аид, со своей стороны, нашел способ обязать возлюбленную супругу к периодическому возвращению. В итоге все обитатели Олимпа «сторговались» на том, что две трети года Кора-Персефона будет проводить наверху с матерью, а треть – под землей с супругом.

Персефона и Аид на троне подземного царства, 480-450 гг. до н.э. Экспозиция Национального музея Калабрии, Италия
Персефона и Аид на троне подземного царства, 480-450 гг. до н.э. Экспозиция Национального музея Калабрии, Италия

Так греки получили поэтическое представление о причинах смены времен года. А образ циклично «умирающей» и «воскресающей» красавицы связали с зерном, которое приходится отдавать земле, чтобы затем увидеть новую жизнь. Поэтому через некоторое время «кашу Деметры» стали трактовать как яство двойного назначения: с одной стороны — поминальное, с другой – обещающее новую жизнь. И эта концепция определила «бессмертие» кутьи.

Как оказалось, воплощенная в съедобном виде символика круговорота жизни уместна в любом религиозном культе, поэтому древнегреческая сборнозерновая каша вначале «перешла по наследству» Римской Империи, а после и Византии. Ну а если учесть, что в I – II веках ко владениям Рима относились едва ли не вся Европа, включая Британию, Малую Азию, Ближний Восток, Египет и в целом побережья Средиземного, Мраморного и Черного (за исключением небольшой части) морей, то широчайшему знакомству различных народов с «блюдом специального назначения» не приходится удивляться. Как и тому, что во многих регионах оно «по умолчанию» стало присутствовать при рождении и смерти, причем не только человека, но и, допустим, года или его части.

Дополнительно укоренению традиции приготовления кутьи способствовало то, что изначально при ее создании не требовалось воспроизводить какой-то определенный вкус или собирать обязательные ингредиенты. Заимствовался сам принцип составления ритуального угощения из возможных съедобных семян, находящихся под рукой. Поэтому там, где невозможно было рассчитывать на разнообразие бобовых и злаковых, в ход пошли ядра орехов, маковые зерна и т.д.

Так постепенно выкристаллизовались и типичные для нашего региона виды кути. Их принципиальным отличием от бобового «пращура» и многих его «потомков» стала сладость, которой в повседневной жизни восточных славян было критически мало. Ведь если в распоряжении южан испокон веков присутствовали самозасахаривающиеся при завяливании фрукты вроде винограда, инжира, фиников, хурмы и т.д., то наши предки могли рассчитывать максимум на возможности сушеных слив да груш. Ну и, конечно, на мед – единственный безусловно сладкий продукт в нашей климатической зоне.

Вероятно, именно особое гастрономическое положение меда и обусловило первый эксперимент по введению его в кутю. Однако в итоге именно этот смелый поступок навсегда сделал нашу «панспермию» десертной, а потому равно приятной хоть несмышленым малышам, хоть глубоким старцам.

Богатая, Щедрая, Голодная и другие

В дохристианские времена славяне Киевской Руси использовали кутю практически по-древнегречески – то есть готовили на «большие события». Например, для проводов усопшего, в которых обычно участвовало все поселение. Или, наоборот, на праздники, особенно посвященные богу дневного света и плодородия Даждьбогу во всех ипостасях. 

Ведь, согласно верованием наших далеких предков, в день зимнего солнцестояния (21 декабря), или, проще, Корочун, светило рождалось как Коляда – солнечный младенец. В день весеннего равноденствия (21 марта) и «зимоизгоняющей» Масленицы превращалось в крепнущего молодца Ярило. Пик его силы как Хорса (др.-рус. Хърсъ) приходился на 21 июня – в праздник, который когда-то назывался Сонцекрес (от др.-рус. Кресъ) и Купайло, а теперь известен как «Ивана Купала». Ну а в день осеннего равноденствия (21 сентября), аккурат к наступлению нового года, в небе воцарялся Овсень. А дальше символическое угасание – и новое рождение Коляды.

Собственно, после принятия Русью в качестве государственной религии христианства трансформация общественного сознания происходила в формате постепенного «перехода полномочий» от прежних божеств к новому, единому. Соответственно, основные черты достались последнему от самых светлых, добрых и справедливых представителей древнеславянского пантеона. На наиболее глубоко укоренившиеся традиции народных празднований новые пасторы, как ранее в Древних Греции и Риме, тоже посягать не стали. Таким образом, ритуальная кутя (заодно с колядками и т.д.) естественным образом «сменила вероисповедание», став одним из важных атрибутов торжеств, ежегодно проводимых в честь Рождества, Крещения и Воскрешения Божьего сына, чье имя с благоговением произносит треть населения Земли.

Более того, ингредиенты блюда обрели новый символизм. Зерно стало обозначать воскрешение и вечную жизнь, мед и маковое молочко – небесное блаженство, орехи – здоровое долголетие, изюм и прочие сухофрукты – любовь и признание, а все яство в целом – благополучие, плодородие, успешное продолжение рода.

А потом «славянскую панспермию» стали готовить и на Новый год: как-никак, тоже встреча «новорожденного»! И, кстати, новогодний формат этого яства носит название Щедрая кутья. Ведь, кроме типичных постных ингредиентов, в блюдо принято включать скоромные молоко (сливки) и/или сливочное масло – чтобы пришедший год был сытым и безбедным.

С любовью приготовленная кутя-кутья уместна как на церковном, так и на светском празднике
С любовью приготовленная кутя-кутья уместна как на церковном, так и на светском празднике

Персональное имя носит и кутя-кутья, подаваемая на Крещенье. Ее именуют Голодной, поскольку в этот день принято не только «нырять в Иордан», но и до вечера воздерживаться от приема пищи, из-за чего первая ложка обрядового яства достается по-настоящему проголодавшимся людям.

Впрочем, о куте, особенно в нашей стране, можно рассказывать часами. Ведь едва ли не в каждом районе ее готовят по своим рецептам. Поэтому одни наши соотечественники не представляют данное кушанье без риса, другие – без пшеницы, а третьи – без ячменя. Различия во вкусе обеспечивает также введение дополнительных ингредиентов. Где-то это может быть чернослив, в другом месте — цукаты, в третьем — мягкие конфеты (например, мармеладные) и т.д.

Не счесть также народных обычаев, связанных с чудесной кашей. Ведь когда-то содержимое «горшка специального предназначения» не только позволяло начать Святвечер, а на следующий день и рождественский обед, но и участвовало в массе забытых сегодня ритуалов.

Так, например, исторически в украинской хате существовало особое место – покуть (укр. покуття). Иначе говоря, расположенный по диагонали от печи «красный» угол, где находились образа, освященные рушники и прочие предметы, превращающие этот закуток в домашний мини-храм. Там же стоял и большой семейный стол, который в старину носил прозвище «божья ладонь». Именно эта особым образом подготовленная (а именно устеленная сеном и покрытая праздничной скатертью) «длань» и достойна была принять готовую кутю.

При этом транспортировку «божественной снеди» от очага важно было поручить «специальному человеку», чаще всего недавно подросшему сыну. Причем не иначе как надевшему новехонькие рукавицы, лично сплетенные для «кутеносца» отцом семейства. Да чтобы тащил варево не молча, а с приговорками: «Несу кутю на покуття, на зелене сіно, щоб бджоли сіли» (ну или «…курчата сіли»). Только у такой «заговоренной» кути главе семьи не грех было спросить о будущем, подбросив ложку сладких зерен к потолку. Сколько крупинок на нем останется – столько пчелиных роев (вариант – курочек-несушек) в хозяйстве прибавится.

Словом, описать все традиции, поверья и ритуалы, связанные с кутьей, в одном материале не удастся никому. Да, наверное, и не надо, поскольку тем, кто знает, любит, понимает и готовит это блюдо, самое время заняться именно им: Святой вечер уже на пороге.

    Реклама на dsnews.ua