• USD 27.7
  • EUR 33.4
  • GBP 38.5
Спецпроекты

Украину зовут в океан

Реклама на dsnews.ua

Участие в разработке полезных ископаемых Мирового океана может принести стране вполне ощутимые дивиденды

В августе правительство решило изучить условия вступления Украины в совместную организацию «Интерокеанметалл», которая получила в концессию участок дна Тихого океана. Это вступление стало возможным после визита в нашу страну генерального директора «Интерокеанметалла» Ришарда Котлинськи, который в начале года подтвердил желание стран-учредителей видеть Украину в этой организации.

Богатства Нептуна
Считается, что к началу XXI века человечество на 40–70% исчерпало земные запасы свинца, олова, серебра, золота, на 20–40% — меди, никеля, цинка, на 20% — марганца, хрома, молибдена и других металлов. Поэтому примерно полвека назад, не дожидаясь наступления сырьевого кризиса, геологи в поисках сырья устремились на дно океана. В глубоководных месторождениях геологами были обнаружены большие запасы так называемых железомарганцевых конкреций (ЖМК), содержащих, помимо железа и марганца, медь, цинк, кобальт, никель и другие металлы. Причем содержание в них некоторых металлов в несколько раз превышает запасы, разведанные на суше. Тогда же ведущие страны мира и негосударственные консорциумы разделили между собой наиболее привлекательные участки в Тихом и Индийском океанах, предполагая в будущем наладить их разработку.

Страны СЭВ создали для разведки и разработки подводных залежей совместную организацию «Интерокеанметалл», получившую в концессию участок Тихого океана. До 1991 г. украинские предприятия и организации активно участвовали в общесоюзном проекте разведки подводных залежей металлоносных руд и готовились к их добыче, но после распада СССР правопреемником всех международных соглашений в этой области стала Россия. Однако в последнее время министерства и ведомства активизировали консультации о присоединении Украины к «Интерокеанметаллу».

К 80–90-х гг. разведка и оценка запасов в Тихом и Индийском океанах были практически завершены, причем в большинстве случаев — с участием украинских моряков и геологов. Долгие годы конкреции изучали экспедиции научно-исследовательских судов «Академик Вернадский», «Профессор Водяницкий», «Антарес», «Михаил Ломоносов», «Академик Владимирский» и др. На различных участках океанского дна количество и состав железомарганцевых конкреций отличался, но в целом ученые просчитали возможность извлечения из них около трех десятков дефицитных металлов.

Понятно, что промышленная добыча руды на глубине 5–6 км, подъем ее на плавсредства и транспортировка на сушу для металлургического передела не являются легким и привычным занятием. Но технически, по мнению специалистов, эта задача была вполне разрешимой еще в середине XX века. Поэтому страны–заявители участков морского дна и международные консорциумы с помощью Международной организации по морскому дну (штаб-квартира в Джорджтауне, Ямайка) разделили участки в наиболее разведанной зоне — между Гавайскими островами и Северо-Американским континентом — зоне Кларион–Клиппертона, площадью 2 млн кв. км. Индия получила участок в Индийском океане.

По оценкам ученых, валовая стоимость прогнозных ресурсов полиметаллических руд, уже поделенных основными странами, составляет: США — $578,2 млрд, Франция — $162,7 млрд, Россия — $191,4 млрд, Япония — $280,8 млрд, Китай — $184,3 млрд, Индия — $151,5 млрд. В зоне особых интересов бывшего СССР (75 тыс. кв. км) — запасы руд 32 металлов оценивались в 707 млн т (в том числе никеля — 6,68 млн т, кобальта — 1,1 млн т, марганца — 142 млн т). «Интерокеанметалл», куда в настоящее время входят Россия, Польша, Болгария, Чехия, Словакия и Куба (с правами наблюдателя), получил в концессию участок с прогнозным содержанием 1 млрд т руд.

Реклама на dsnews.ua

Глубоководная добыча ископаемых предполагает создание морского горно-металлургического комплекса. Такие работы в СССР были начаты в 1983 г. Головной организацией проекта стал специально созданный для этого днепропетровский институт ВНИПИокеанмаш, являвшийся частью концерна «Ждановтяжмаш» (ныне ОАО «Азовмаш»). Основными разработчиками и изготовителями роботизированных систем управления подводными горнодобывающими комплексами были определены КБ «Южное» и «Южмаш» (Днепропетровск). Изготовителями плавсредств (по проекту ленинградского ЦКБ «Восток») — Черноморский и Херсонский судостроительные заводы. Первый полиметаллический сплав из руды со дна Тихого океана был получен в середине 80-х на Никопольском заводе ферросплавов. В целом в Украине располагалось более половины предприятий, привлеченных к освоению подводных ископаемых. Предполагалось, что капитальные вложения, необходимые для создания промышленного морского комплекса, — 3,2 млрд руб. (в ценах 1982 г.) — были сопоставимы с затратами на освоение крупных месторождений цветных металлов на суше — Талнахского (2,7 млрд руб. и Удоканского — 4,5 млрд). А рентабельными морские горно-металлургические комплексы могли стать при годовом объеме добычи около 3–4 млн т. По оптимистическому сценарию 80-х, приступить к промышленной добыче собирались уже в начале XXI века.

В режиме «отложенных ожиданий»
Правда, с распадом СССР острота дефицита на многие редкие металлы в мире притупилась, поскольку с рынка ушел такой крупный потребитель, как советский ВПК. Но даже с учетом падения мировых цен на такие остродефицитные металлы, как медь, кобальт, никель и другие, разработки в области глубоководной добычи ископаемых не прекратились. Напротив, в последнее время Япония, Китай, Южная Корея и Индия активизировали свои усилия по созданию морских комплексов, способных производить промышленную добычу руды на морском шельфе и на дне океана. Китай, например, совместно с Россией и «Интерокеанметаллом» создал комплекс глубоководных исследований на базе Чаншаньского института добычи и металлургии. А США даже полностью прекратили публиковать результаты исследований по глубоководной добыче в зоне Кларион–Клиппертона. Но это вовсе не говорит о потере к ним интереса, а скорее — об ужесточении конкуренции.

Тем временем мировое сообщество пытается ускорить исследования и перевести их в практическое русло. Например, «Интерокеанметалл» и Международная организация по морскому дну в 2001 г. подписали контракт, согласно которому уже в 2015 г. должен быть представлен пилотный проект добывающего комплекса на выделенном участке. Очевидно, принимая во внимание богатый опыт украинских машиностроительных организаций, «Интерокеанметалл» в последнее время заговорил о возможности привлечения в свои ряды Украины. Ранее наша страна — импортер меди, цинка, ванадия, молибдена, вольфрама и других редких металлов — на государственном уровне декларировала свою заинтересованность в освоении подводных месторождений ЖМК. О намерении Украины вступить в «Интерокеанметалл» говорилось еще в «Концепции наращивания минерально-сырьевой базы, как основы стабилизации экономики Украины на период до 2010 г.», принятой в 1999 г. постановлением КМУ № 338. По-видимому, все это время стороны зондировали почву.

Теоретически Украина может не только претендовать на вступление в «Интерокеанметалл», но и вести собственные исследования, добиваясь выделения зоны экономических интересов в Тихом или Индийском океанах, или даже потребовать у России свою часть союзного наследства. Однако специалисты говорят, что по финансовым соображениям участие в международном консорциуме выглядит более предпочтительным. Кроме того, если правительство примет решение о вступлении Украины в «Интерокеанметалл», то интеллектуальный и промышленный потенциал украинских предприятий и организаций может быть задействован уже с 2006 г., когда начнется проектирование общего для стран-участниц морского комплекса.

    Реклама на dsnews.ua