• USD 27.7
  • EUR 33.7
  • GBP 39.2
Спецпроекты

Сергей Стоянов

Реклама на dsnews.ua

Каков экспортный потенциал Украины в нынешнем году и как повлияет на зерновой рейтинг страны ухудшение качества зерна, о котором сейчас заявляют эксперты?

С.С. По моему прогнозу, урожай зерновых в этом году составит 47,5 млн т в весе после доработки, из них 20 млн т пшеницы, около 9 млн т ячменя, 17 млн т кукурузы и 1,5 млн т других зерновых. Наш экспортный потенциал — 22–23 млн т. Аналогичные цифры озвучило и Министерство аграрной политики. На сегодняшний день Украина намолотила 19,5 млн т пшеницы и 7,8 млн т ячменя и пока (до начала уборки кукурузы) у меня нет никаких сомнений относительно этих прогнозов. Думаю, особых преград у экспортеров не будет. Инфраструктура у нас на высшем уровне, внешние рынки в меру активны.

Что касается качества собранного зерна, то тут есть вопросы, прежде всего, по пшенице. Дело в том, что если ее предуборочное дозревание проходит при дождливой погоде, страдает основной показатель — количество и качество протеина в зерне. Хотя многие производители из регионов, где были затяжные дожди, сообщают, что собирают сейчас продовольственную пшеницу 2 и 3 классов, поскольку выдержали технологии выращивания. Так что пока говорить о каком-то катастрофическом уменьшении доли продовольственного зерна преждевременно.

Насколько ощутимо госрегулирование зерновой отрасли в текущем году и как оно повлияет на особенности экспортного сезона? Есть ли вероятность реанимации идеи о создании единого зернового госоператора или других экспортных ограничений?

С.С. После отмены всех запретов на экспорт зерна преград для перемещения товара нет, за исключением деструктивного действия пошлин, тормозящих продажи. Но дух регулирования витает в воздухе. Рынок не верит, что власти окончательно отказались от практики беспочвенных ограничений. В начавшемся маркетинговом году своеобразным тестом на цивилизованность в понимании регулирования рынков станет баланс ячменя (его урожай составит 9 млн т против 12 млн т в прошлом году. — «ДС»). Посмотрим, как будут развиваться события.

Я бы вообще для кризисных случаев предложил ввести понятие так называемой «общенациональной квоты», когда государство заранее, при очевидном недостатке ресурса, официально объявляет цифру экспорта, при достижении которой граница закрывается. А по попавшим в «капкан» объемам зерна можно было бы принимать специальное правительственное решение, разрешающее вывоз остатков из портовых элеваторов. Думаю, такое умное «ручное управление» рынок бы приветствовал.

Что касается создания «единого оператора», то он уже есть (ООО «Хлеб Инвестбуд». — «ДС») и сейчас работает вместе с остальными торговыми компаниями. Я не сторонник государственной коммерции, однако впервые за многие годы у государства появилось предприятие, на примере функционирования которого чиновники могут, если захотят, узнать все о зерновом рынке, а не жить в плену иллюзий и непроверенных слухов, прежде всего, о баснословных прибылях, зарабатываемых зернотрейдерами.

Реклама на dsnews.ua

Чувствуются ли уже последствия введения экспортных пошлин на зерно и как они влияют на ценообразование на рынке?

С.С. Пошлины на экспорт зерна были введены необдуманно и самоуверенно. Очевидно, рассчитывали на вечный «ценовой гламур» на зерновом рынке. Это не преминуло сказаться как на конкурентоспособности нашего экспорта, так и на кошельках товаропроизводителей. Ведь пошлины стерилизуют как раз ту доходность, которую сегодня дает мировой рынок — 200–300 грн. на каждой тонне зерна.  Смешно слышать утверждение о том, что государство заработает на пошлинах, отобрав прибыль у трейдеров. Экспортеры заработают свою маржу, а введение пошлин и невозмещение НДС отражается исключительно на селянах, которые получают меньшую цену за зерно. Потери от данных законодательных нововведений составляют порядка 18 млрд грн.   

Россия сейчас полным ходом экспортирует зерно, в июле там вывезут 2 млн т. Едва ли не ежедневно раздаются победные реляции о выигрыше россиянами тендеров в Северной Африке. Мы же в лучшем случае до конца июля отправим на экспорт 500 тыс. т, и это при нашем превосходстве в перевалочных мощностях и наличии ресурсов. А происходит это потому, что при нынешней цене на пшеницу FOB-Новороссийск в $245/т трейдеры предлагают украинскому производителю цену на уровне 1300 грн./т. Однако отечественные аграрии, очарованные ценами прошлого года и предвкушающие предстоящие затраты на посевную, психологически не готовы к таким ценам. Поэтому трейдеры, почти все находящиеся сейчас в короткой позиции (это когда зерно продано за рубеж, а в Украине еще не куплено), вынуждены, конкурируя друг с другом, повышать внутренние закупочные цены на 200–250 грн. против уровня здравого смысла. В результате такой гонки за выполнение контрактов, цена, например, на ячмень в портах уже достигла 1900 грн. Трейдеры в убытках, но такая конкуренция позволяет значительно смягчить последствия «пошлинного» наезда на зерновой рынок. Вот вам и польза от присутствия значительного количества мировых трейдеров в Украине. Жаль, что этого не понимают те, кто принимает сегодня в стране важные решения.

Однако так долго продолжаться не может и не будет — торговцы закроют эти убыточные позиции, выполнив контракты, и прекратят невыгодные для себя закупки. Что тогда будет происходить на внутреннем рынке? Очень просто — после Рамадана (в сентябре) сауды, уже располагая запасами в 2,5–3 млн т ячменя, снизят цены и по новым экспортным контрактам, и стоимость ячменя в Украине упадет на 250–300 грн. А разговоры о введении новых пошлин прежде всего на масло и масличные культуры должны так и остаться разговорами, ведь пошлина в 90 евро на тонну масла равняется снижению цены на масличное сырье на 500 грн./т для товаропроизводителя, а не для переработчика-экспортера.

С недавних пор Минагрополитики проводит так называемую политику сдерживания цен — призывает селян не продавать зерно по сегодняшней цене, инициировало создание экспертного совета по ценам, которые еженедельно озвучивает свои расчетные цифры. Как вы оцениваете влияние подобного «ценового давления» на рынок?

С.С. Не министерство инициировало создание независимого экспертного совета по ценам. Его основали Украинская аграрная конфедерация и Украинский аграрный союз. Экспертный совет действительно советует фермерам, как поступать с зерном, но «ценовым давлением» это не является. Совет работает корректно и в рамках антимонопольного законодательства. Что касается реакции аграриев на нынешние цены, то меня она приятно удивила — селяне придерживают зерно в ожидании лучших цен. Столь согласованных действий в стране ранее не было. Судя по всему, производители уже в состоянии поместить в свои склады порядка 25 млн т ранних культур — пшеницы, ячменя, рапса, что свидетельствует о существенном развитии их элеваторно-складского хозяйства и дает возможность управлять своими ценовыми рисками.

Досье

Сергей Стоянов, генеральный директор УАК

Родился 10 февраля 1956 г. в Николаевской области. В 1978 г. окончил Одесский технологический институт пищевой промышленности им. М. В. Ломоносова, в 1992 г. — Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР. Стажировался в Сент-Галленском университете (Швейцария) по программам USAID (в США), МФК (в Канаде). Работал в КРУ, Главном управлении государственных хлебных ресурсов Министерства заготовок (хлебопродуктов) УССР, с 1991 г. в аграрном бизнесе. С 2007 г. генеральный директор Украинской аграрной конфедерации, объединяющей крупнейшие профессиональные ассоциации (Украинская зерновая ассоциация, Укролiяпром, Союз молочных предприятий и др.) и предприятия АПК. Является председателем Аграрной комиссии Совета предпринимателей при Кабинете Министров Украины, консультантом комитета по вопросам аграрной политики и земельных отношений Верховной Рады, состоит в общественной коллегии при ГНАУ.

    Реклама на dsnews.ua