• USD 28.2
  • EUR 33.1
  • GBP 36.1
Спецпроекты

Халтурные повестки. Зачем "профессионалы" из НАБУ объявляют в розыск судей, которые не прячутся

Истории с вручением подозрений судьям ОАСК, Петру Порошенко и другим фигурантам статусных дел показывают, что наиболее логично было бы внести изменения в соответствующие нормы УПК

Фото: сайт НАБУ
Фото: сайт НАБУ
Реклама на dsnews.ua

В среду, 12 августа, Национальное антикоррупционное бюро объявило в розыск председателя Окружного админсуда Киева Павла Вовка и еще шестерых подозреваемых в захвате власти.

"Национальное антикоррупционное бюро разыскивает подозреваемых, которые действовали в пределах преступной организации во главе с председателем ОАСК, которая имела целью захват государственной власти путем установления контроля над Высшей квалификационной комиссией судей Украины (ВККСУ), Высшим советом правосудия (ВРП) и создание искусственных препятствий в их работе", – говорилось в сообщении.

Таким образом, в Бюро заявили, что подали в розыск судей ОАСК Павла Вовка, Владимира Келеберду, Игоря Качура, Николая Сироша, Игоря Погрибниченко, Алексея Огурцова, Сергея Остапца. Сама история дела ОАСК, которое сегодня получило такое неожиданное продолжение, началась еще 17 июля, когда НАБУ сообщило об обысках и вручении подозрений главе ОАСК Павлу Вовку, его заму и пяти другим судьям, а также главе Государственной судебной администрации, которых подозревают в создании преступной организации во главе с главой ОАСК для захвата власти. При этом сами судьи все время заявляли, что подозрений не получали, а в НАБУ и САП нарушают закон, поэтому в ОАСК вернули в Офис Генерального прокурора врученные не по процедуре подозрения пяти судьям этого суда.

"Окружной административный суд города Киева вернул в Офис Генерального прокурора не врученные уведомления о подозрениях, которые были оставлены прокурорами на стуле в коридоре суда в нерабочее время", — говорится в сообщении суда, размещенном на официальном сайте.

Примечательно, что дело ОАСК – далеко не единственное, в котором происходит своеобразная "война за вручение подозрений". В этом и многих похожих производствах, в которых чаще всего фигурируют НАБУ, САП и ГБР, камнем преткновения становится способ вручения подозрений, который прописан в УПК.

Так, согласно ч.1 ст.278 УПК Украины, письменное уведомление о подозрении вручается в день его составления следователем или прокурором. Если вручение лично невозможно — согласно ч.2 ст.135 УК Украины (глава 11 УПК Украины) повестка для передачи подозреваемому вручается под расписку взрослому члену семьи лица или другому лицу, которое с ней проживает, жилищно-эксплуатационной организации по месту жительства или администрации по месту работы.

Естественно, вручение должно быть подтверждено, и согласно ч.1 ст.136 УПК подтверждением является роспись о получении повестки, в том числе на почтовом сообщении, видеозапись вручения повестки и пр. Впрочем, формулировка в УПК совсем не означает, что именно так все происходит на практике, и стороны уголовных производств все равно трактуют нормы кодекса по-разному.

Реклама на dsnews.ua

Из-за довольно широкого перечня возможных способов доставки подозрения, украинские антикоррупционные органы давно начали злоупотреблять этим, вручая документ не лично тем, кому он предназначается. Тут можно вспомнить и многочисленные подозрения, выписанные Петру Порошенко, Александру Онищенко, Александру Мартыненко, тем же судьям ОАСК, некоторым крупным бизнесменам. В большинстве случаев прокуроры САП не удосужились лично вручить подозрения, хотя возможности у прокуратуры для этого были и есть.

Вместо этого в САП предпочитают использовать нормы УПК, позволяющие передачу подозрений через "третьи руки", причем часто без соблюдения должной процедуры в части той же видеофиксации.

Делается это потому, что прокуроры и детективы не хотят передавать документы фигурантам производств лично из-за боязни того, что, случись такой прецедент хоть в одном мало-мальски резонансном деле – и фигуранты других тоже начнут требовать вручения подозрений только лично. Это же сколько "лишней" работы добавится доблестным борцам с коррупцией. А заодно значительно сузится поле возможных злоупотреблений представителей антикоррупционных органов, сейчас трактующих подозрение, оставленное в жилищно-эксплуатационной организации по месту жительства или в администрации по месту работы, как врученное.

"Действующее законодательство ни в одном нормативно-правовом акте не содержит определения понятия "администрации по месту работы", — издевается ОАСК над САП и НАБУ в сообщении своей пресс-службы. "По непонятной причине я так и не дождался от этих бравых борцов непонятно с чем простого процессуального действия — чтобы мне вручили уведомление о подозрении в установленном законом порядке", — написал на своей ФБ-странице судья Вовк утром в среду.

Хотя к вечеру ситуация изменилась, о чем также поведал Вовк: "Как только утром я расписал для НАБУ алгоритм действий согласно букве закона, а также написал, где меня можно найти, то представители Бюро быстренько примчались. Пришли в ОАСК по-тихому, без пиара. Оказывается, если хотят, то могут даже соблюдать нормы УПК. A теперь сообщаю официально — мне сегодня вручили повестки на 17-18 августа. Я приду на допрос. Мне скрывать нечего, я готов! А в НАБУ готовы отвечать за то, что они творили в последний месяц? Советую им повторять на всякий случай матчасть".

В целом истории с вручением подозрений судьям ОАСК, Петру Порошенко и другим фигурантам статусных дел показывают, что наиболее логично было бы внести изменения в соответствующие нормы УПК. Но это, скорее всего, сделано не будет по причине, которая указывалась выше — нынешний механизм открывает дорогу для процессуальных злоупотреблений силовиков, от которых в противном случае придется отказаться.

    Реклама на dsnews.ua