• USD 28
  • EUR 33.7
  • GBP 39.1
Спецпроекты

Иванна Климпуш-Цинцадзе: В Еврокомиссии уже откровенно говорят о регрессе Киева в реформах

О кризисе в украинско-венгерских отношениях, текущем состоянии дел в области европейской и евроатлантической интеграции Украины, а также о восприятии нашей страны жителями государств ЕС «ДС» поговорила с народным депутатом, председателем парламентского комитета по вопросам интеграции Украины с ЕС Иванной Климпуш-Цинцадзе

Иванна Климпуш-Цинцадзе
Иванна Климпуш-Цинцадзе
Реклама на dsnews.ua

- Недавно разразился новый кризис в украинско-венгерских отношениях — официальный Будапешт обвинил Киев в "создании ситуации гражданской войны в Закарпатье". Как Украине выйти из перманентного конфликта с соседями, не позволив Будапешту в дальнейшем вмешиваться в наши внутренние дела? В каком виде Брюссель может помочь нам решить проблему с членом ЕС?

- Насколько я понимаю, в создании "ситуации войны" нас пытаются обвинить несколько парламентариев Европарламента от Венгрии, представляющих партию власти "Фидес". Как только несколько лет назад Украина начала продвигать свой национальный интерес, замечу, без ущемления прав нацменьшинств, мы увидели, что Венгрия решила: присутствие государства Украина на своей собственной территории мешает и влияет на представителей нацменьшинств отрицательным образом. К сожалению, Будапешт постоянно использует различные предлоги, в том числе надуманные, а иногда еще и инспирированные из России, как это было в 2017-2018 годах, для того чтобы заострять отношения с Украиной и повышать ставки по решению напряжения в межгосударственных отношениях.

Я считаю, что единственный путь для нас развязать весь этот узел состоит в двух вещах. Во-первых, это продолжение защиты и продвижения своего национального интереса, своего видения развития государственности в Украине. Во-вторых, это прямой и откровенный диалог с нашими соседями, иначе будут создаваться какие-то домыслы и недомолвки. Как по мне, лишние надежды были созданы также с приходом нового президента Украины, наш министр иностранных дел где-то подыграл Будапешту, что и привело к дальнейшему росту венгерских аппетитов. А недавно Сийярто еще и позволил себе вмешательство в наши местные выборы, на что наш МИД отреагировал адекватно. Поэтому выход из ситуации вижу в защите национальных интересов, а также в продолжении диалога и уверенности в том, что Украина имеет право определяться со своей политикой в соответствии с нормами демократических стран, но одновременно и своего интереса.

А что касается роли Брюсселя — думаю, будет полезно, если никто не будет глотать "наживку" и подыгрывать попытке интернационализировать напряжение в двусторонних отношениях со стороны Венгрии. Именно этим Будапешт занимается, блокируя заседания Комиссии Украина-НАТО уже несколько лет.

- В НАТО подготовили документ, который может стать основой стратегической концепции Альянса-2030. Есть ли в нем положительные сдвиги в отношении Украины по сравнению со Стратегической концепцией от 2010 года? В чем они заключаются?

- На самом деле эта стратегия, которая была обнародована недавно, в отличие от утвержденной в 2010 году, определяет четкую угрозу Альянса со стороны России. Она определяется как наибольшая военная угроза, и одновременно в документе дается ответ на то, как действовать с учетом такой ситуации. Согласно предварительному опыту Альянса это сдерживание и диалог. Также эта стратегия включает такой важный компонент, как противодействие гибридным угрозам и гибридным рискам, и здесь роль Украины с привлечением ее возможностей и опыта намного больше, чем раньше. К сожалению, мы находимся на передовой войны с гибридными угрозами, с которыми сталкивается мир.

Очень хорошо, что есть политика "открытых дверей", она подтверждена в стратегии, есть упоминание о решении Бухарестского саммита, когда Украине и Грузии был обещан следующий шаг к членству в НАТО, предоставления ПДЧ. Есть позитив в четких терминах о необходимости максимального использования инструментов и возможностей для помощи странам-партнерам, вступающим в НАТО, — то есть готовность работать над следующими шагами относительно членства Грузии и Украины.

Реклама на dsnews.ua

- Почему в НАТО решили идти путем отдельного предоставления ПДЧ для Украины и Грузии, отдаляет ли это от нас столь желанный статус?

- Действительно, несколько месяцев назад генеральный секретарь господин Столтенберг достаточно четко предложил Грузии готовиться к предоставлению ПДЧ. Такого заявления в адрес Украины еще ни разу не было сделано. Я считаю, это свидетельствует о том, что Украина существенно отстает от Грузии в своей способности быть взаимосовместимой не только в военной, но и в политической, институциональной сфере с государствами НАТО. Наши партнеры достаточно четко и близко наблюдают за процессами, которые проходят в Украине. Когда они в начале года слышат от министра обороны, что Украина не может в ближайшее время достичь стандартов НАТО, а в конце года тот же министр говорит о прогрессе Грузии и о том, что Украина в 2021 году рассчитывает на ПДЧ, — это не воспринимается серьезно. Поэтому все зависит от нас.

- Какова сейчас ситуация с выполнением Соглашения об ассоциации с ЕС, ведь недавно была информация, что транспортная часть фактически провалена нами. Есть ли позитивы, в чем они заключаются?

- Есть свежий отчет Еврокомиссии, в котором содержится именно оценка Брюсселем выполнения Соглашения об ассоциации Украины, ее продвижение в евроинтеграционной повестке дня. В отличие от предыдущих лет там содержится целый ряд достаточно четких и жестких замечаний к Украине, которых не было раньше. Даже в своих публичных заявлениях и обсуждениях представители Еврокомиссии начали говорить о регрессе в украинских реформах.

Очевидно, что евроинтеграция является частью реформаторской повестки дня. По данным, которые опубликованы Кабмином, свои обязательства по Соглашению за 2020 год Украина выполнила на 30%. Если брать предыдущие годы вместе, то "домашнее задание" по Соглашению выполнено приблизительно на 50%. Транспорт, как и охрана окружающей среды, — это те сферы, которые показывают худшую динамику выполнения евроинтеграционных обязательств. Еще во время работы нашего правительства (правительства Владимира Гройсмана, 2016-2019 гг. — «ДС») я довольно резко высказывалась о том, что в парламенте прошлого созыва не было принято ни одного законопроекта, который касался бы транспорта.

Буквально на прошлой неделе был принят первый такой документ — закон о внутреннем водном транспорте, это первый такой сдвиг, ведь проекты по железнодорожному транспорту, перевозке опасных грузов, автомобильному транспорту находятся в каком-то глубоко спрятанном ящике, и это для нас проблема, как и охрана окружающей среды. Кроме этого, откат ощущается и в энергетической сфере. Хотя мы имеем обновленное Дополнение 27 к Соглашению, которое бы как раз вместе с движением Украины в направлении предусмотренных Соглашением директив и регламентов позволяло бы Украине — мы впервые добились такого обязательства со стороны ЕС — интегрироваться в энергетические рынки европейского сообщества без собственно членства в ЕС.

- На чем Украина акцентирует внимание, требуя устами Владимира Зеленского пересмотра Соглашения об ассоциации?

- Корректно будет сказать, что мы будем настаивать на том, что хотим использовать возможность пересмотра Соглашения в 2021 году, который, собственно, предусмотрен в документе. С момента подготовки Соглашения изменилась и экономика Украины, и внутренние правила ЕС, поэтому во многих сферах нужно пересматривать этот документ. Мы со стороны комитета по вопросам евроинтеграции обратились к правительству с тем, чтобы они нам предоставили документы по согласованной позиции, которую они проработали с представителями бизнеса и с которой Украина планирует выходить на переговоры с ЕС. Нас уверяют, что такой документ есть, но в официальной переписке мы его не получили. То есть хотелось бы видеть официальную позицию, которую мы как парламентарии могли бы или помочь продвигать как повестку дня в диалоге с европартнерами, или помогли бы ее доформировать.

Вообще есть заинтересованность в расширении квот для украинских товаров, ведь они очень быстро исчерпываются, и экспортеры заинтересованы в их увеличении. Очевидно, мы также заинтересованы в расширении сотрудничества в цифровой области, которая очень существенно изменилась за последнее десятилетие.

- На прошлой неделе были опубликованы результаты опроса жителей стран ЕС, который показал, что большинство из них не против видеть Украину членом Евросоюза. Повлияют ли такие настроения на политику Брюсселя по нашей евроинтеграции? Каким образом?

- Конечно, это очень позитивная история, и думаю, что ее важно развивать, чтобы не потерять доверие к Украине, которое нам удалось наработать в течение последних лет, но сегодня риск потери доверия весьма значителен. Ведь мы заходим в кризис на самом высоком уровне взаимоотношений между Украиной и ЕС, учитывая конституционный кризис и неспособность со стороны руководства государства быстро и эффективно его решить.

Политики в европейских странах всегда считаются с точкой зрения своих сограждан. Поэтому если мы выполним свою домашнюю работу с точки зрения евроинтеграции, продвигать нашу повестку дня по открытию переговоров о членстве, когда есть такое позитивное восприятие со стороны европейцев, будет намного легче для украинской власти. Такое восприятие и доверие не выстраиваются за год-полтора, это результаты работы и трансформации понимания, что такое Украина и кто такие украинцы, после Революции достоинства.

    Реклама на dsnews.ua