• USD 28.4
  • EUR 33.6
  • GBP 37
Спецпроекты

Один год войны НАБУ против меня: 9000 уволенных, потеря 50% поступлений в бюджет и 0,3% ВВП, — Олег Бахматюк

"ДС" публикует колонку бизнесмена, владельца Ukrlandfarming Олега Бахматюка для "Украинской правды "

Олег Бахматюк
Олег Бахматюк
Реклама на dsnews.ua

За год войны НАБУ против меня потери моей компании больше, чем мои потери активов в оккупированном Крыму и Донецке в результате российской агрессии.

18 сентября 2020 — ровно год с момента восстановления незаконно возбужденного дела против меня, которое было инициировано Богданом, Рябошапкой и Сытником.

Хочу подвести определенные итоги, поскольку этот год показал, насколько нелепой является система принятия решений антикоррупционными органами и каковы последствия этих решений для государства и для бизнеса.

Ровно год назад было восстановлено уголовное производство по VAB Банку, где я был основным акционером. Данное производство расследовали все правоохранительные органы нашей страны — ГПУ, СБУ, МВД. Дело было закрыто за отсутствием состава преступления.

Законность этих решений о закрытии подтвердили решения судов различных инстанций. Речь идет о предоставлении рефинансирования НБУ для VAB Банка, которое по официальным выводам ФГВФЛ и заявлениям НБУ полностью ушло на выплаты вкладчикам в период кризиса 2014 года.

Кстати, в свое время данное дело возбудили по заявлению шантажистки, которая сотрудничала с детективами НАБУ. По странному стечению обстоятельств эти же детективы ведут дело против меня. По данному факту вымогательства и шантажа со стороны этих лиц ГБР зарегистрировало уголовное производство.

1,1% доверия общества. Что не так с нашими "антикоррупционерами"

Реклама на dsnews.ua

Читая сообщения украинских СМИ, мы видим очень интересную тенденцию: за прошедший год уровень поддержки НАБУ и деятельности Сытника упал до дна. Лишь 1,1% опрошенных полностью поддерживают деятельность Сытника на этом посту.

НАБУ имеет рекордные антирейтинги в оценке работы, а уровень разочарования общества в декларируемой властью борьбе с коррупцией в государстве четко дает оценку работе этого органа и его руководителя.

Я не буду, конечно, утверждать, что именно это дело открыло глаза обществу на реальную ценность пребывания Сытника на этой должности, на красноречивую оценку украинцами эффективности деятельности НАБУ.

Но дело Писарука и Бахматюка является хорошим примером, определенным маркером того, что антикоррупционная система не работает, что она является лишь имитацией бурной деятельности отдельных чиновников и инструментом борьбы с личными или политическими врагами.

Ни Сытник, ни его глашатай Шабунин сейчас не называют фамилию другого главного фигуранта дела НАБУ — бывшего исполняющего обязанности главы НБУ Александра Писарука.

Не называют потому, что он был представителем МВФ, а ссориться с западными партнерами они боятся. Почему Писарук? НАБУ вправе открывать дела только против чиновников, поэтому без присутствия госслужащих дело против бизнесмена просто не удалось бы открыть.

Этот пример демонстрирует тотальную практику двойных стандартов, которую проводит НАБУ.

Если вспомнить другие дела, имевшие общественный резонанс, которые также не имели ни доказанных убытков, ни потерпевшей стороны, они после громких обвинений, раздутого вокруг этого хайпа были просто "слиты" НАБУ.

В чем разница между теми делами и делом против меня? Я крупный бизнесмен, но не олигарх — у меня нет ни политических партий, ни телеканалов. Им гораздо легче бороться со мной, чем с теми, кому они проигрывают не только в юридической плоскости, но и в политической и информационной.

Какие последствия для экономики страны принесла личная война Сытника против Бахматюка

Что такое агрохолдинг "Укрлендфарминг", который так интересовал Андрея Богдана? 30 тысяч рабочих мест, уплаченные только за последние три года 7,7 млрд налогов, 1% ВВП.

Это тысячи реализованных для местных общин социальных, инфраструктурных, культурных проектов, это поддержка творческих коллективов и детских спортивных команд. Это компания, которую я создавал с 1991 года.

Как раз тогда, когда один из основателей Центра противодействия коррупции отсиживал 10 лет за кражи, я активно развивал 1800 объектов в 20 областях Украины. Теперь тот же ЦПК утверждает, что дело против меня никакого влияния на компанию не имеет.

Я могу понять их мотивы: люди, которые ни дня не работали руками или головой в реальном секторе экономики, не понимают, как давление на акционера компании приводит к ограничению доступа к кредитным ресурсам, ограничению финансирования проектов, решению контрагентов минимизировать свои риски при работе с компанией, которую "мочат" силовики.

На самом деле влияние есть, и его легко посчитать:

  • минус 9000 рабочих мест;
  • закрытие порядка 20 птицефабрик, комбикормовых заводов;
  • уменьшение налоговых выплат в бюджет на 50%;
  • уменьшение производства готовой продукции на 30%;
  • уменьшение финансирования социальных проектов в регионах.

Во всем мире бизнес, который генерирует реальный ВВП, поддерживается государством. У нас почему-то все наоборот.

Мы не претендуем на поддержку, мы претендуем хотя бы на то, чтобы нас услышали чиновники в высоких кабинетах и оценили последствия. А последствия ощутимы не только для Бахматюка и его компании, последствия ощутимы и для экономики Украины — это прямые уменьшения поступлений в бюджет.

Агрохолдинг "Авангард" во время российской агрессии потерял 30% мощностей. Во время личной войны Сытника со мной мы потеряли 50% мощностей компании.Вы можете сказать: пусть Бахматюк сам решает свои проблемы. Да, мы их решаем.

Обращение к премьеру и президенту не принесли никакого результата. Экономика падает, а 9000 украинцев, оказавшихся в течение года на улице, скорее всего, отправились на заработки в пока еще открытые для нас страны, поскольку государство не создает рабочие места. И это никого в высоких кабинетах не волнует. Система уничтожает то, что может наполнять бюджет.

Что будет с Бахматюком и его компанией

Мы не знаем, как мы выйдем из этой ситуации — с частичными потерями или с полностью уничтоженной компанией. В войне системы против бизнеса чиновники этой системы не несут никаких личных потерь — теряет только бизнес.

Показателен путь, который мы прошли с моим банком "Финансовая инициатива". Пять лет мы доказывали в судах, что банк мог жить и работать, имел здоровые активы и все возможности для нормальной работы даже в условиях цейтнота — банковского кризиса 2014-2015 годов. Мы прошли все судебные инстанции. И вот есть решение Верховного суда о том, что банк был выведен с рынка НБУ и уничтожен незаконно.

Да, мы выиграли. Но в результате у нас есть теперь полностью уничтоженный банк, полностью уничтожены активы. То есть, кроме морального удовлетворения от восстановления справедливости, мы не получили ничего.

Я не хочу, чтобы апогеем борьбы чиновника против компании был полностью уничтоженный мощный бизнес. Конечно, у меня есть все основания ожидать победы в европейских судах. Но не будет ли это поздно для компании, которая генерирует 1% и без того небольшого ВВП страны?

Мы не хотим потерять возможность жить и работать в Украине. Да, мы делали ошибки, но при этом мы строили экономику Украины, мы создавали рабочие места. Мы являемся частью Украины.

Не хочу быть пророком, но наша история показывает, что такое может повториться в нашей стране с любым.

Не пришло ли время для государства прекратить войны отдельных чиновников с бизнесом и сесть за стол переговоров?

Не пришло ли время услышать еще кого-то, кроме бывших коррумпированных чиновников и псевдоактивистов, которые почему-то определяют в Украине врагов народа по собственному желанию вместо следствия и судов?

Мне кажется, что "рекордный" 1,1% поддержки Сытника со стороны общества дает красноречивый ответ на этот вопрос.

    Реклама на dsnews.ua