• USD 27.2
  • EUR 32.4
  • GBP 37.9
Спецпроекты

Почему власть провалила реформу армейского питания и чем на самом деле измеряются стандарты НАТО — интервью с военным экспертом

О матобеспечении украинских военных, переходе на стандарты НАТО и принципиальном отличии ВСУ от советской армии "ДС" поговорила с военным экспертом Тарасом Жовтенко

Нынешняя власть провалила реформу армейского питания/mil.gov.ua
Нынешняя власть провалила реформу армейского питания/mil.gov.ua
Реклама на dsnews.ua

«ДС» В последнее время в армии все больше жалоб на матобеспечение. Как за время президентства Зеленского изменилось денежное обеспечение украинских военных по сравнению с пятилеткой Порошенко и если сравнить с 2013 годом?

Т.Ж. Военный бюджет начал расти со времени начала вооруженной агрессии РФ против Украины — эти процессы закономерно связаны между собой, поскольку ключом к эффективному финансированию не только военной, но и в целом сферы безопасности есть четкое понимание реальных угроз. Очевидно, что по крайней мере в военной сфере до 2014 года такого понимания не хватало. В дальнейшем на динамику изменений в финансировании Вооруженных сил влияли состояние экономики и реальная способность госбюджета, а также военная помощь, которая поступала от наших западных партнеров.

Если говорить о конкретных цифрах, то в начале войны в 2014 году солдат-стрелок вне зоны АТО получал выплату 2 тыс. 341 грн. Через два года сумма составила 7 тыс. грн и держалась на этом уровне в течение двух лет. С 2018 до 2019 года зарплаты солдат не из зоны АТО выросли с 9 до 11 тыс. грн (+ 26,2%). В 2020 году бойцы вне зоны АТО получали 11 355 грн.

Те солдаты, которые находились в зоне АТО на второй и третьей линиях обороны, в 2014 году получали 5 тыс. 641 грн. Ощутимый рост выплат на 45% произошел в 2017 году, когда солдаты начали получать 11 тыс. 500 грн. В следующем году выплаты подняли еще на 40% — до 13 тыс. 500 грн. В 2019 году произошло повышение выплат до 16 тыс. 855 грн, а в 2020 году на 2-й и 3-й линиях обороны солдаты получали уже 18 850 грн.

Бойцы, которые работают на передовой, сначала получали такие же выплаты, как и те, что были на второй и третьей линиях обороны (5 тыс. 641 грн). Ситуация резко изменилась в 2016 году, когда бойцам подняли выплаты почти на 100% — до 11 тыс. 200 грн. В следующем году выплаты выросли на 51,8% и составили 19 тыс. грн, в 2019 году солдат-стрелок на первой линии обороны получал 23 тыс. 355 грн в месяц, а в 2020 году — 26 355 грн.

Тарас Жовтенко
Тарас Жовтенко

«ДС» ВСУ уже много лет декларируют переход на натовские стандарты. Можно ли этот процесс измерить количественно? На сколько стандартов мы уже перешли, сколько их всего и сколько времени займет остальной путь?

Реклама на dsnews.ua

Т.Ж. Стандарты НАТО — это прежде всего качественные показатели. Количественными параметрами, которые можно вычислить в процентном значении, в Альянсе измеряются в основном технические стандарты (например, калибры боеприпасов к оружию, которым оснащены боевые подразделения). Остальные ключевые параметры — это вопросы, связанные с политическими, организационными и социально-экономическими аспектами функционирования Вооруженных сил. Это, например, эффективная система гражданского и парламентского контроля, внедрение практики назначения гражданского министра обороны, вопросы военного правосудия, борьба с коррупцией. Конечно, каждая страна — претендент на вступление в НАТО может ориентироваться на дополнительные требования и стандарты, однако это на самом деле индивидуальная история для каждого государства, здесь многое зависит от реального состояния политической, правовой, экономической, системы безопасности каждого государства-претендента.

Украина прежде всего должна ориентироваться именно на общие требования и стандарты НАТО, связанные с фундаментальными моментами функционирования сектора безопасности и обороны, и здесь, к сожалению, остается много работы. Гораздо проще и удобнее говорить о технических аспектах совместимости украинских военных подразделений с их коллегами по Альянсу — эти проблемы решаются гораздо проще, чем, скажем, разграничение полномочий между Министерством обороны и Генеральным штабом. Поэтому в этой сфере перед нами еще много вызовов, главный из которых — правильное осмысление самого понятия «стандарты НАТО» и, соответственно, расстановки национальных приоритетов.

«ДС» Почему нынешняя власть провалила реформу армейского питания, которая была предметом гордости власти предыдущей? Какие причины стали главными?

Т.Ж. Вопрос реформы военного питания концептуально состоял в диверсификации поставщиков и перераспределении полномочий и (что еще важнее!) ответственности на уровне командиров отдельных частей. На практике эта идея требовала создания фактического рынка услуг по сложившимся запросам со стороны военных и соответствующим образом сформированного предложения от компаний, заинтересованных в ведении бизнеса в этой сфере.

На Западе, например в США, эта система отработана годами, там в тендерах военных участвуют крупные компании, которые развивались в условиях уже сложившейся рыночной экономики (большая разница с Украиной), и, соответственно, на условиях уже сложившегося механизма рыночной конкуренции могли предлагать услуги надлежащего качества по адекватной цене.

Поскольку в наших реалиях все эти факторы на самом деле отсутствуют, пришлось создавать отдельную систему компенсаторов, которые обеспечили бы заказчиками (военным) желаемый результат — военное питание было принято в общую систему «Прозорро». Однако даже наличие такой системы не гарантирует, что часто совершенно разные тендерные предложения будут реализованы с оптимальным соотношением «цена-качество», не говоря уже о коррупционной составляющей, которая всегда проявляла себя там, где система не срабатывала должным образом. Для исправления ошибок нужно было учесть экономические и антикоррупционные моменты, чего нынешней власти, очевидно, сделать не удалось.

«ДС» Можно констатировать, что в украинской армии произошел перелом по отношению к бойцу по сравнению с советскими временами?

Т.Ж. Философия украинской армии, безусловно, меняется, во многом этому способствуют действия российского агрессора, поскольку украинские и российские вооруженные силы вышли из одной системы, это является естественным стимулом для ВСУ избавляться по крайней мере от внешних (форма, символика и т.д.) атрибутов, которые оставались в наследство от СА. Однако более основательные вещи, такие, как, например, формирование мощного сержантского корпуса (который, в отличие от советских прапорщиков, является основой армий, организованных по современным западным стандартам), проходит со значительными организационными трудностями.

Во многом тут помогла война — сегодня в ВСУ есть мощный класс офицеров с боевым опытом, которые постепенно должны занять руководящие должности и таким образом выстроить новую организацию Вооруженных сил, несмотря на возможное политическое сопротивление. Однако при этом трансформация мировоззрения и ментальности должна быть подкреплена усилением работы (не только воспитательной, но и образовательной — в самом широком смысле этого слова, с привлечением не только профильных вузов, но и представителей гражданского общества, международных партнеров) с личным составом. И в этой сфере еще многое предстоит сделать. Мы все помним одно из выражений, которые тесно ассоциируются с бывшей советской армией, — «Умри, но сделай!» В нем — вся глубина отношения советского командования к рядовому бойцу. В противоположность имеем американский аналог «Сделай или умри» (Do or die) с кардинально противоположными смыслами. Где именно находится украинская армия в этой системе координат — нам еще только предстоит выяснить.

    Реклама на dsnews.ua