• USD 27.8
  • EUR 33.5
  • GBP 38.6
Спецпроекты

ГРОБОВОЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Реклама на dsnews.ua

В небольшом житомирском селе Букин живет местная королева гранитных карьеров. Говорят, в своей деятельности она не руководствуется ни законами, ни коммерческой этикой. Бывает, что королева продает одни и те же блоки из своих карьеров сразу нескольким покупателям, сначала собирая с них деньги, а потом предоставляя разбираться с правом собственности. Расчет осуществляется черным налом, так что доказать что-либо правоохранительным органам обманутые покупатели не могут. А на досуге королева любит немного повзрывать — естественно, без разрешения. В общем-то, нелегальные взрывы в карьерах производит не одна она — добывать ведь камень как-то нужно! Однако остальные хотя бы предупреждают население о том, что скоро в округе будут летать осколки камней.

О проделках своенравной особы знают все: и коллеги, и клиенты, и даже милиция. Но одно дело — знать, а другое — иметь вещественные доказательства. Этот частный случай как нельзя лучше характеризует ситуацию с добычей камня (в основном — гранитов, габбро и лабрадоритов) в Житомирской области в целом: ситуация скверная, но изменить что-либо невозможно. А виновато во всем бесхозяйственное отношение.

Законотворчеством — по граниту

Главным виновником бедственного положения в камнедобывающей отрасли является государство. В 2004 г. державным мужам пришла в голову блестящая мысль о продаже лицензий на недропользование с аукционов. Идея была тут же закреплена Законом № 18010-15 «О внесении изменений в Закон Украины «О государственном бюджете Украины на 2004 год» от 17 июня 2004 г., а все подробности были изложены в Постановлении Кабмина №694 от 26 мая 2004 г. «Об утверждении Порядка проведения аукционов по продаже специальных разрешений (лицензий) на право пользования недрами».

«Теперь предприниматель, нашедший месторождение и вложивший сотни тысяч в его разработку и изучение, вполне может лишиться разведанного месторождения только потому, что у кого-то будет больше денег для покупки лицензии на промышленную добычу, — поясняет Иван Лукьянчук, директор компании «СКФ-Укргранресурс», занимающейся добычей и обработкой камня.

С тех пор вот уже два года законодательная база, регулирующая проведение аукционов и получение лицензии, постоянно «совершенствуется». Попросту говоря, положения законов «О бюджете» и постановления Кабмина ежегодно дублируются с незначительными изменениями в текстах. Так, в августе 2005 г. были приняты Постановления Кабмина об утверждении Порядка предоставления лицензий и проведения аукционов по их продаже № 827 и 828, а через полгода, в феврале, были приняты аналогичные документы, но уже за 2006 год.

И все бы ничего, ведь введение аукционной продажи лицензий лишь увеличивает плату за ее получение, если бы разработчики карьеров продолжали получать лицензии. Проблема в том, что за два последних года житомирским разработчикам карьеров не было выдано ни одной новой лицензии, хотя получить заветную бумажку мечтают многие. На сегодняшний день в Житомирской области действуют 208 лицензий, выданных недропользователям. Аналогичное количество лицензий действовало и в 2005 г., и в конце 2004-го. Справедливости ради стоит заметить, что в конце 2005 года все же был проведен один аукцион по новой процедуре, но и тот был сорван. Лицензию будто бы купили за 300 тыс. грн., однако потом предприниматель отказался выплачивать сумму — видимо, победитель аукциона таким образом просто желал перейти дорогу конкурентам.

Реклама на dsnews.ua

Как бы там ни было, а невозможность получения сегодня лицензии на добычу камня существенно ухудшила положение житомирских предпринимателей. По словам участников рынка, карьеры сегодня понемногу начинают закрываться.

«Недавно правительство в пять раз увеличило плату за недропользование, — рассказывает Иван Лукьянчук. — Но это ладно, ничего страшного, я согласен платить больше, но только дайте мне возможность делать это по лицензии! Нефтяные магнаты как добывали нефть, так и добывают, а Житомирская область потеряла миллионы гривен и тысячи рабочих мест. Мне пришлось уволить 30 человек, поскольку после завершения разведывательных работ нам не удалось получить лицензию на промышленную добычу. Сейчас этот карьер не работает, затапливается водой».

«Введение новой процедуры сказалось на количестве выдаваемых лицензий не в том плане, что процедура сама по себе сдерживающая, — оправдывает государственную политику начальник управления недропользования Государственной геологической службы Министерства охраны окружающей природной среды Украины Иван Стрижак. — Проблема в том, что каждый год неизвестно зачем формируется новая нормативно-правовая база, изменяются правила игры, что отталкивает инвесторов. Получается, что полгода мы подготавливаем базу под новый Закон о бюджете, а времени на проведение аукционов не остается. Сама по себе процедура продажи лицензий с аукционов нормальная, и если мы закрепим ее в базовых законах, то есть, Кодексе Украины о недрах и Законе Украины «О нефти и газе», то все будет работать. Верховная Рада не должна каждый год вмешиваться в эту сферу и заново регулировать ее Законом «О бюджете», как это делается сейчас».

Впрочем, не стоит думать, что положение добытчиков камня ухудшилось только с введением аукционов. Имелись у них проблемы с открытием карьеров и раньше. Для того чтобы войти в этот бизнес, нужно было не только инвестировать серьезные средства в оборудование ($1—2,5 млн.), но и потратить уйму сил, времени и нервов, основная часть которых уходила на то, чтобы получить лицензию и взять в аренду участок земли. Кстати, обязательным условием лицензии является начало работы в карьерах не менее чем через два года после ее получения. Оформление же документов на аренду участка — процесс долгий, поэтому часто случалось так, что пока предприниматель пытается арендовать участок, два года истекают и лицензия аннулируется.

«Открыть карьер за рубежом можно за 10—15 дней, — сетует Иван Лукьянчук. — У нас это занимает два-три года. А если открывать карьер не на геологоразведку, а на промышленную добычу, то и все пять. Только на оформление лицензии обычно уходит полтора года, ведь для ее получения нужно пройти около 12 комиссий и 14 сессий сельских, районных и областных советов, внести всевозможные предварительные оплаты. Когда лицензия на разведывательные работы заканчивается, нужно брать лицензию на промышленные разработки. Плавного перехода нет, поэтому приходится останавливать карьер, увольнять людей, получать лицензию, а потом начинать все заново».

Нужно заметить, что в деле регулирования ситуации с камнедобычей, государственные мужи работают достаточно топорно и недальновидно, оставляя за бортом вопросы, которые действительно стоило бы урегулировать. Взять, к примеру, установленные государством меры пресечения за нелегальную добычу камня. «Сегодня сложилась странная ситуация: хищения леса караются тюрьмой, а за незаконную добычу камня полагается всего лишь штраф, — отмечает Александр Малышев, заместитель начальника отдела по борьбе с организованными преступными группировками на приоритетных направлениях экономики. — В то же время для того, чтобы сформировался камень, нужны миллионы лет, дерево же вырастает лет за 60».

Другой пример. Чтобы арендовать земельный участок, на котором будут производиться работы по добыче камня, инвестору необходимо разработать проект рекультивации земли, чтобы показать, каким образом он собирается произвести восстановительные работы на участке по окончании добычи. «Сегодня такие проекты существуют исключительно на бумаге; на самом же деле после окончания работ землю никто не рекультивирует, — говорит Александр Малышев. — Хорошо, если бы при Минприроды была создана контролирующая организация, которая занималась бы сбором отчислений на рекультивацию и проводила бы соответствующие работы».

Взрывная добыча

Начало бесхозяйственного отношения к природным богатствам Житомирского края положили еще советские управленцы. Партийная верхушка высоко оценила житомирский мрамор из Лезниковского месторождения, использовавшийся при построении мавзолея Ленина, и отдала приказ взорвать карьер, из которого добыли знаменитые блоки, дабы кто-то другой, чего доброго, не построил себе сооружение из того же гранита, каковой использовался для сооружения национальной святыни. Сейчас лезниковский гранит стоит от $80 за кв.м, в то время как граниты из других украинских месторождений можно приобрести и по $45 за кв.м.

В 1950-х для Житомирского края вообще наступил черные времена. Придя к власти, Хрущев во всеуслышание заявил, что советскому народу, дескать, нужны не мавзолеи и дома, а, прежде всего, дороги. И отличные каменные плиты стали перерабатывать на щебень, а основной технологией добычи камней стали взрывы, в результате которых показатель блочности (процент добытых цельных блоков камня), и без того не слишком высокий, значительно уменьшился.

Сегодня обработчики гранита хором жалуются на неудовлетворительное качество добываемого сырья. Правда, в немалой мере этому способствуют сами добытчики, которые все еще работают по устаревшим технологиям и добывают камень с помощью взрывов, в результате чего выработка составляет около 30%.

Очень немногие предприятия Житомирской области используют другой, более современный способ добычи камня, когда в глыбах бурятся дырки и в них заливается специальный раствор, который за ночь разделяет блоки, отодвигает их друг от друга. Такой способ способен увеличить выработку до 60%.

В мире, впрочем, существуют технологии и оборудование, способные довести показатель выработки до 90%, однако житомирские добытчики подобными технологиями практически не пользуются — зачем инвестировать в дорогостоящее оборудование, если средняя рентабельность карьеров полного цикла (тех, которые сами добывают и обрабатывают камень) и без того составляет около 30—35%?

«Даже если габбро и лабрадорит добывать без взрывов, с помощью раствора, бурение дырок в блоках дает трещины, что ухудшает и без того невысокий показатель выработки, — говорит Георгий Зинчук, директор ЧП «Спецтоннельстрой». — Сегодня в области лишь три-четыре карьера ведут добычу правильно, по современным технологиям. В это нужно вкладывать большие средства, у нас же традиционно сложилась такая философия: главное — получить разрешение на добычу, а инструмент и технология большого значения не имеют».

С кладбища — на стройку

Неэффективность работы камнедобывающих предприятий сказывается и на деятельности обработчиков камня, основная масса которых сосредоточена в Коростышевском районе Житомирщины. В самом Коростышеве на каждые 90 жителей приходится по одной фирме, изготовляющей памятники и прочие изделия из декоративного камня. Рентабельность подобных предприятий достигает 50%. Правда, это при условии работы на нормальном, современном оборудовании и с достаточным количеством сырья. И с тем, и с другим у житомирских обработчиков камня традиционные проблемы.

«Камнеобработчики не хотят или не могут вкладывать деньги в нормальное оборудование, на котором можно было бы выпускать продукцию европейского качества, — говорит Георгий Зинчук. — Основная масса наших «мастеров» работает на примитивном оборудовании, порой основным инструментом производства служит старый металлообрабатывающий станок. Ситуацию усугубляет существенный недостаток сырьевой базы, ведь карьеры не могут нормально работать из-за проблем с получением лицензии. Нехватка же сырья тормозит развитие камнеобработки. Если бы сегодня к нам поступил большой заказ из Европы, мы бы все равно его не выполнили — не с чем работать».

Сегодня местная добыча лишь на 60-65% удовлетворяет мощности перерабатывающей промышленности области. Имеется и другая проблема, больше, впрочем, моральная из-за все той же нехватки сырья: житомирские мастера, изготавливающие сейчас в основном памятники и прочую ритуальную продукцию, мечтают о строительной карьере. «Нашим предприятиям нужно больше работать для строительной промышленности, — уверен Георгий Зинчук. — Мы же в основном делаем памятники для частных лиц, не считая редких заказов на ступени, подоконники и балясины. При условии достаточного количества сырья мы готовы обеспечивать строительную промышленность, однако она, похоже, в наших услугах не нуждается: то ли о наших камнеобрабатывающих предприятиях не знают, то ли не хотят знать. К примеру, киевский Крещатик в свое время выложили бетоном, который уже разрушается. А если бы его вымостили гранитной плиткой, покрытие простояло бы века».

Похоже, что мелким житомирским камнеобработчикам так и не суждено отхватить свой кусок от аппетитного пирога строительной индустрии, ведь так называемые «черные граниты» (габбро и лабрадориты), на которых специализируется Житомирщина, сегодня используются в основном в облицовочных работах, а компании, занимающиеся облицовкой, предпочитают развивать собственные обрабатывающие предприятия, покупая гранит непосредственно в карьерах.

«В основном клиенты заказывают облицовку гранитом фасадов, гранитные лестницы и площадки, иногда граниты используются и при отделке внутренних помещений, — рассказывает Сергей Логвиненко, заместитель по производству строительной компании «СтройСфера». — Гранит мы привозим из разных областей Украины. Габбро и лабрадориты, на которых специализируется Житомирская область — граниты специфические, траурные, которые в основном идут на сооружение памятников. Хотя, конечно, материал, используемый в строительстве, зависит от задумки архитектора и пожеланий заказчика».

Перспективы у житомирских камнеобработчиков не самые радужные. В условиях уменьшения количества карьеров и обостряющегося дефицита сырья выживут лишь крупные компании либо те, которые имеют сырьевую базу (постоянных поставщиков или собственный карьер). Для небольших поселков области, где практически все население занято на добыче и обработке гранита, такая ситуация может обернуться полным крахом. Показателен в этом плане пример поселка Володарск-Волынский. Когда-то здесь действовал крупный завод «Кварц-самоцвет», на котором было занято большинство взрослого населения городка. В начале 1990-х завод остановился, и с тех пор поселок понемногу разваливается: у жителей сейчас ни отопления, ни газа, ни нормальной работы, а о спрятанных под землей богатствах свидетельствует лишь экспозиция местного Музея драгоценного и декоративного камня.

>>БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

НИКОЛАЙ СЕРДЕГА: «Нарушения будут при любых законах»

Как известно, голь на выдумки хитра. А уж особенно в тех случаях, когда сами законодательные противоречия заставляют камнедобытчиков работать на грани закона, а порой и переходя эту грань. О наиболее распространенных уловках, к которым прибегают владельцы карьеров, «ВД» побеседовала с начальником УБОП МВД Украины в Житомирской области Николаем Сердегой.

>>Введение процедуры продажи лицензий на недропользование с аукционов как-то повлияло на криминогенную ситуацию в области?

— На мой взгляд, кардинального влияния это нововведение на ситуацию не оказало. Недобросовестные предприниматели как искали, так и продолжают искать лазейки в законах, пытаются их нарушать.

>>Но характер нарушений с изменением правил недропользования, наверное, изменился?

— В связи с тем, что вот уже два года новых лицензий на добычу камня государство не выдает, увеличилось количество предприятий, работающих с просроченными лицензиями. Впрочем, их можно понять, ведь если все работы в карьере внезапно прекратить, это грозит поднятием уровня грунтовых вод. В результате карьер затопится и потом, когда лицензия будет, наконец, получена, продолжать добывать камень станет невозможно, и люди останутся без работы. Поэтому предприниматели подают документы на получение новой лицензии, а сами продолжают работать в карьерах.

Бывают случаи нецелевого использования отведенного земельного участка, когда землю выделяют, к примеру, для сельскохозяйственных работ, а предприниматели начинают разрабатывать карьеры. Так, 17 февраля нынешнего года Житомирской межрайонной природоохранной прокуратурой возбуждено уголовное дело против директора ПП «Индустрия» Малинского района, который бесхозяйственно использовал выделенные ему 2 га около с. Радичи Володарск-Волынского района, что спровоцировало нарушение структуры грунта земель.

>>Но ведь добыча камня — дело довольно хлопотное, и скрыть его от правоохранительных органов довольно сложно. Одним взрывы чего стоят.

— Да, наше управление время от времени фиксирует случаи незаконного проведения взрывных работ при добыче камней. Дело в том, что такие работы имеют право вести лишь несколько фирм, имеющих соответствующие разрешения. Предприниматели же, работающие в карьерах, не хотят оплачивать услуги подобных фирм или ждать, пока к ним доберутся взрывные бригады, и проводят взрывные работы самостоятельно. В апреле текущего года Коростенский горрайсуд вынес решение относительно преступной группировки из жителей г. Коростеня и работников ОАО «Укрвзрывстрой» г. Киева, которые занимались незаконным оборотом взрывчатых веществ и боевых припасов при проведении в карьерах взрывных работ. У членов этой группировки было изъято 933 кг взрывчатых веществ.

>>А насколько дружны разработчики карьеров с налоговым законодательством?

— Среди добытчиков камня распространены различные схемы ухода от налогов. К примеру, часто в документах указывается заниженная категория камня, что, соответственно, влияет на цену сделки. Еще одна распространенная схема: продавец и покупатель выписывают на камень накладные, а по прибытию товара к заказчику, согласно обоюдной устной договоренности, эти документы уничтожаются. Выходит, что сделки как бы и не было, а значит, никаких налогов госбюджет не получает.

Наше управление старается отслеживать все подобные случаи, но на деле, конечно, нарушений гораздо больше. Для более оперативного мониторинга незаконных действий добытчиков камня в апреле 2006 года в составе УМВД Украины в Житомирской области создан специальный отдел по борьбе с преступностью в сфере недропользования и лесной отрасли.

Беседу вела Ольга Бурьян

    Реклама на dsnews.ua